WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Грандиозные исторические перемены, формирование новой лексики эпохи революции, времени 20-30 годов не могли не повлиять на структуру и семантику основных оценочных концептов русского языка. Русская концептосфера закономерно претерпевает изменения. Репрезентанты концепта положительной оценки «добро» в культуре, общественном сознании, официальной идеологии могли иногда приобретать «двойственные», даже противоположное значения (в зависимости от целей и задач идеологии), особенно если учесть, как радикально меняется общественная мораль в сравнении с базовыми ценностями прошлого. В языке руководителей советского государства добрый чаще употребляется с осуждением или иронически: Главная опасность в том, что добер русский человек (Ленин); ср. также: с каким презрением… сейчас у нас произносят слово «добрый» (Ю. Домбровский). Доброта, как и жалость, и милосердие с точки зрения революционной морали – это скорее плохие качества, от которых надо избавляться.

А уж если все-таки человек уверен, что он делает доброе дело и выступает на стороне добра, то он не должен быть добреньким5, а должен жестко отстаивать свою позицию.

Не случайно крылатой фразой советской эпохи стало название стихотворения С.Ю. Куняева «Добро должно быть с кулаками».

Очень популярное уничижительная характеристика в русском языке советского времени, ср. все эти фразы не что иное, как пустые, невинные, добренькие пожелания мелких буржуа (Ленин).

С другой стороны, многие произведения русской литературы советского времени продолжают гуманистическую традицию классической русской литературы, призывая людей к добру и к добрым поступкам. Анализ лучших произведений советской литературы дает богатый материал для анализа семантики и функционирования концепта «добро» в русском языке ХХ в. Так, например, знаменитая сцена из романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», в которой Иешуа обращается к Пилату добрый человек (Это меня ты называешь добрым человеком Ты ошибаешься. В Ершалаиме все шепчут про меня, что я свирепое чудовище), показывает, что добрый человек – это не просто ничего не значащее обращение, а характеристика душевных качеств человека. Или известное рассуждение героя рассказа А.И. Солженицына «Матрёнин двор»: Что добром нашим, народным или моим, странно называет язык имущество наше. И его-то терять считается перед людьми постыдно и глупо, показывающее, что два значения слова добро к середине ХХ в. окончательно разошлись в сознании носителей русского языка.

Интересный материал для анализа концепта «добро» дают толковые словари современного русского языка, выходившие в свет на протяжении XX в., которые в какой– то мере отразили изменения, происходившие в концептосфере советской эпохи (хотя сдвиги, случившиеся в ментальном и культурологическом состоянии советского общества, представлены в этих словарях отчасти опосредованно в силу стремления их авторов сохранить создавшуюся культурную традицию и в то же время соответствовать идеологическим веяниям эпохи). Толковый словарь русского языка в 4 томах под ред.

Д.Н. Ушакова наиболее четко определяет основную категориальную семантику концепта, представляя первое значение слова добро как ‘положительное начало в нравственности (противоп. зло)’. Словарь современного русского литературного языка в томах предлагает в сущности тавтологическое определение: добро ‘1. Благо, благополучие (противополагается злу)’. Интересно, что и Словарь русского языка С.И. Ожегова, и Словарь русского языка в 4 томах в основу определения помещают местоимения все или нечто: Словарь С.И. Ожегова: ‘1. Нечто положительное, хорошее, полезное’; Словарь русского языка в 4 томах: ‘1. Все положительное, хорошее’.

Можно думать, что расплывчатые, нечеткие определения, которые должны были бы охарактеризовать основную сущность концепта, свидетельствуют о некоторой девальвации духовных ценностей в концептосфере советского общества. Возможно, по этому такая категория как ‘нравственное начало’ практически исчезает из ряда исследуемых словарных дефиниций. Ср. в этой связи рассуждение Н.В. Сафоновой по поводу определений, даваемых словарями современного русского языка слову доброта:

«XX век вообще затрудняется в классификации этого существительного, перекладывая труд по его интерпретации на прилагательное добрый с разъяснением:

«Свойство по прил. «добрый». Возможно, такая отсылка вызвана лексикографическими проблемами, но, скорее всего, причина кроется в невозможности восприятия понятия как самостоятельно существующего, что, безусловно, свидетельствует о деформации ментального поля»6.

К XX веку сфера употребления слово добро в значении «имущество» ограничивается разговорным языком и просторечием. Невозможно представить себе слово добро в тексте Уголовного кодекса или правительственного документа, ср. юридическое определение того, что такое разбой в документе XVIII в.: Разбой… состоит в похищении добра у человека, да только явным и наглым образом (Дон. 1770, 24). В толковых словарях это значение получает помету «разговорное», ср.: добро3 соб. разг. имущество, вещи, пожитки [СРЯ]; добро2 имущество, вещи (разг.) [Ожегов]. Словари фиксируют и употребления с ироническим оттенком: добро5 дрянь, что-н негодное [Ущаков]; доброо ком-чем-н. плохом, негодном (разг. пренебр.) [Ожегов].

Существенно уменьшается словообразовательное гнездо слов с корнем добр-.

Так, Словарь древнерусского языка XI-XIV вв. фиксирует 189 лексикограмматических вариантов с корнем добр-, Словарь церковно-славянского и русского языка Императорской Академии Наук 1847г. – 146 слов, словарь Даля – 195 слов, а Словарь Ушакова – 42 слова. Лингвисты единодушно оценивают такое резкое сокращение слов с корнем добро как «понятийную утрату», «резкую девальвацию в XX веке духовных ценностей»7, ср. также: «Что касается России, то в XX веке понесло страшные убытки не только ее население, но и язык: лингвосфера сокращалась одновременно с демосферой и примерно такими же темпами. Особенно поражают масштабы сокращения тех словообразовательных гнезд (добро и зло), которые веками наращивались вокруг самых «мировоззрительных» корней языка»8.

Сафонова Н.В. Ментальная и языковая репрезентация концепта благо/добро в русском языковом сознании: Дис.... д-ра филол. наук: Тамбов, 2004, с. 170.

Сафонова Н.В., цит. соч., с.170-171.

Эпштейн М.Н. Добро и зло в зеркале русского языка // Континент, 2007, № 132, с. 127.

Во второй главе диссертационного исследования «Реализации концепта положительной оценки добрый, добро в русском языке конца XX – начала XXI вв.» на основе анализа функционирования слов добрый, добро в произведениях современной популярной литературы и в Интернете делается попытка определить семантику этих слов в русском языке нашего времени.

В первом разделе второй главы рассматриваются многочисленные употребления слов добрый, добро в детективах и любовных романах, во множестве появившихся на прилавках российских книжных магазинов в конце прошлого – начале нашего века.

Конечно, в популярной литературе, в отличие от произведений русской классической литературы, не часто обсуждаются экзистенциальные философские вопросы, проблемы добра и зла. Добро для героев и авторов таких произведений – это, прежде всего, добрые дела, помощь людям.

В массовой литературе добрый – частотная положительная характеристика персонажа (наряду с умный, справедливый, веселый и др.), например: Наша мама – чудо… Она для нас простая и добрая (Н. Нестерова), Она добра, справедлива и великодушна (Т. Устинова); Небо наконец послало ей встречу с добрым и понимающим человеком (А. Знаменская); И потом, он такой добрый, веселый, щедрый! (Е. Вильмонт, 258). Несмотря на борьбу в русском языке советского времени с добротой и жалостью, в современной популярной литературе сохраняются традиционные представления русской культуры о связи этих по-прежнему положительно оцениваемых качеств: Она женщина редкостной доброты и всех всегда жалеет (Е. Вильмонт). Интересно, что в ряде случаев добрый означает щедрый, не жадный, то есть связывается с традиционным представлением о добре как об имуществе, и реальная доброта предстает, прежде всего, как материальная, денежная помощь, оказываемая человеком другим людям. Ср.

Обыкновенный он был. Спокойный, серьезный такой, ночных тусовок не любил. Добрый. – Добрый – В смысле – не жадный. (А. Маринина).

Прилагательное добрый по отношению к человеку практически всегда означает в произведениях современной русской литературы «склонный к добру, творящий добро». Отмеченное в словаре В.И. Даля значение «ответственный, честно исполняющий свои обязанности» слово добрый практически утратило. Если в книге говорится о добром начальнике, добром офицере или добром учителе – это значит речь идет о добром, душевном человеке, а не о хорошем, но строгом и требовательном начальнике, офице ре, учителе. Поэтому носители современного русского языка зачастую неправильно понимают евангельские тексты: азъ есмь пастырь добры (И 10, 14) (Зогр, Мар, Ас, Сав) означает «пастырь, ответственно относящийся к своим обязанностям», а не «пастырь, который добр к своей пастве».

Для современной устной речи, а вслед за ней и для СМИ, и для массовой литературы все более характерным становится явление энантиосемии, т.е. появление у слов с безусловно положительным значением отрицательных коннотаций, которые могут и закрепиться в качестве значений (при условии увеличения частотности подробных употреблений). Это связано с появлением у говорящего иронического отношения к традиционно положительному определению явления, явно не соответствующему сути происходящего. Происходит как бы девальвация ряда понятий и категорий. При этом главный традиционный признак концепта (в данном случае положительные характеристики добро, доброта, добрый), по сути, превращается в свою противоположность.

См., например, заметку «А взгляд такой добрый-добрый», в которой заголовок и тема материала отсылают к известному анекдоту эпохи Брежнева про В.И. Ленина.

Во втором разделе второй главы рассматривается функционирование слов добрый, добро в Интернете. Интернет-коммуникация имеет свою специфику, язык Интернета ближе к разговорной речи, его отличает повышенная экспрессивность, выразительность речи, стремление к необычности отдельных слов и выражений, что, вероятно, связано с желанием привлечь к тому или иному высказыванию внимание и интерес других участников общения. Отсутствие каких-либо запретов и норм порой приводит к неоправданной грубости выражений, зато дает филологу богатый материал для наблюдений над живым разговорным русским языком.

На первый взгляд, добро и добрый относится едва ли не к самым частотным словам русского Интернета. Однако, на самом деле, большая часть употреблений не связаны или лишь косвенно связаны с концептом положительной оценки «добро». Это словосочетания, в которых добрый используется не в оценочном, а в количественном значении (Ср. добрый 6. Целый, полный, в полную меру [ССРЯ]): добрые два часа; добрая половина; фразеологические сочетания Добро пожаловать; добрый день, в добрый час, доброго пути; устойчивые словосочетания, штампы и клише: добрая традиция, доброе имя, доброе сердце и др. Встречаются и многочисленные варианты сочетаний со словами старый добрый, выражающие ностальгическую грусть (иногда ироническую) по самым разным поводам, помимо отмеченного еще в [ССРЯ] устойчивого словосочетания старое доброе время, это и старый добрый фильм; старый добрый закон; старый добрый супрастин; старая добрая политическая карикатуристика и т.п. Вообще в последнее время наблюдается тенденция к появлению новых сочетаний со словом добрый; ср. лишь некоторые примеры: отдам в добрые руки; добрый праздник; доброе решение; добрые травы; добрая грусть; добрый сайт. Прилагательное добрый очень часто входит в названия брендов, торговых марок, магазинов: сок «Добрый»; движение "Добрый Мир"; комплекс отдыха «Добрый Лось»; Фабрики мебели ДОБРЫЙ СТИЛЬ;

Компания ДОБРЫЙ ДОМ; лекарство «Добрый знахарь»; магазин оптики ДОБРЫЙ ВЗГЛЯД. Подобное расширение сочетаемости, по нашему мнению, связано с неопределенностью основной семантической характеристики, заложенной в основу концепта «добрый, добро», который, по современным представлениям, может быть обозначен как абсолютное воплощение положительного начала. Добрый в таких словосочетаниях – это не «добротный, доброкачественный» [Даль], это скорее универсальная оценка положительного качества, приписываемого чему угодно. Впрочем, семантика концепта «добро» хоть и косвенно, но присутствует в этих словосочетаниях: сок «Добрый» – это сок из яблок, которые вырастил добрый дедушка; отдам котенка в добрые руки означает «отдам котенка людям, которые будут к нему добры». Ср. также: Люди передавали свои добрые вещи, передавали с душой и от души, зная, что они еще сослужат добрую службу малообеспеченным семьям; Движение «Добрый Мир» проводит широкую просветительскую и образовательную работу по воспитанию доброго отношения к окружающему мир; Задача – сделать добрый канал, с которым будет приятно общаться, канал будет добрым и умным,… Канал должен оказаться добрым собеседником.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»