WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Эмпирическую базу исследования составляют постановления Пленума Верховного Суда СССР и РФ по вопросам квалификации убийства, а также по иным вопросам, имеющим отношение к предмету диссертационного исследования; судебная практика Верховного Суда СССР и РФ по конкретным делам об убийстве; материалы 153 уголовных дел, рассмотренных Свердловским областным судом за 2000-2008 годы по делам об убийстве двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и убийстве, совершенном общеопасным способом (п. «е» ч.

2 ст. 105 УК РФ); материалы 26 уголовных дел, рассмотренных районными судами Свердловской области за 2000-2008 годы по делам об убийствах, совершенных в отношении нескольких потерпевших (по совокупности ч.1 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ); а также статистические сведения по анализируемой категории преступлений.

Научная новизна настоящего исследования заключается в предложенном диссертантом подходе к рассмотрению убийства двух или более лиц и убийства, совершенного общеопасным способом, через призму множественности потерпевших от убийства. Отличается новизной и само авторское видение понятия потерпевшего от убийства и множественности потерпевших от убийства как категории уголовного права. Выделение видов потерпевших от убийства было положено в основу алгоритма квалификации убийств при множественности потерпевших. Проведенный диссертантом анализ квалифицирующих обстоятельств убийства в указанном аспекте позволил предложить научнообоснованные правила квалификации покушения на убийство и соучастия в убийстве при наличии множественности потерпевших. Кроме того, в качестве самостоятельного вида фактической ошибки автором выделена и исследована ошибка в количестве потерпевших, что позволило сформулировать соответствующее определение и выработать правила ее уголовно-правовой оценки.

Научную новизну диссертационного исследования также характеризуют основные предложения, выносимые на защиту:

1. На основе сравнения убийства двух или более лиц и убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, делается вывод о том, что степень общественной опасности указанных преступлений не одинакова, в связи с чем их помещение в рамки одной части статьи Особенной части УК РФ необоснованно. Соответственно, вносится предложение о том, что законодатель должен пойти по пути дальнейшей дифференциации ответственности за убийство, выделив в ст. 105 УК РФ особо квалифицированные признаки, расположив их в части третьей указанной статьи. При этом к числу особо квалифицированных должно быть отнесено и убийство двух или более лиц, тогда как убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, должно остаться в числе квалифицирующих убийство обстоятельств (ч. 2 ст. 105 УК РФ).

2. К числу потерпевших от убийства следует относить две группы лиц:

1) лица, которым биологическая смерть причинена с любым видом умысла, а также лица, на жизнь которых виновный посягал с прямым простым конкретизированным умыслом (потерпевшие первого вида);

2) лица, чья жизнь заведомо для виновного подвергалась реальной опасности при совершении деяния, но смерть которых не наступила, если при этом по отношению к их смерти у виновного не было прямого простого конкретизированного умысла (потерпевшие второго вида).

3. Под множественностью потерпевших от убийства следует понимать наличие двух и более лиц, каждый из которых обладает свойствами потерпевшего от убийства, выступающее в качестве средства дифференциации уголовной ответственности либо индивидуализации уголовного наказания.

В качестве видов множественности потерпевших от убийства могут быть выделены:

1) множественность однородных потерпевших, при которой имеются два или более потерпевших первого вида;

2) множественность разнородных потерпевших, которая подразумевает наличие одного потерпевшего первого вида и наличие одного (или более) потерпевшего второго вида.

Первый из указанных видов множественности потерпевших нашел свое выражение в признаках состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст.

105 УК РФ (убийство двух или более лиц), второй – в признаках состава преступления, предусмотренного п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное общеопасным способом).

4. Несмотря на исключение из текста уголовного закона п. «н» ч. 2 ст. УК РФ (убийство, совершенное неоднократно), и законодательное изменение понятия совокупности преступлений (ст. 17 УК РФ), признак единства умысла по-прежнему должен рассматриваться в качестве обязательного признака состава убийства двух или более лиц.

Единство умысла заключается в специфике его формирования, а не реализации. Показателем единого умысла является единая конечная цель, которую виновный стремится достичь посредством умышленного причинения смерти двум или более лицам. Наличие такой цели накладывает отпечаток на предметное содержание вины при совершении убийства двух или более лиц. В данном случае виновный осознает, что его действия: 1) направлены на достижение определенной конечной цели, 2) создают опасность для жизни нескольких лиц;

предвидит неизбежность или реальную возможность наступления их смерти и желает или сознательно допускает (относится безразлично, надеется на случайное предотвращение) наступление таких последствий.

5. Обосновывается предложение об изложении в новой редакции п. «е» ч.

2 ст. 105 УК РФ, в котором следует предусмотреть ответственность за совершение убийства способом, опасным для жизни двух или более лиц.

6. При рассмотрении вопросов о квалификации покушения на убийство двух или более лиц при частичной реализации умысла делается вывод о необходимости внесения изменений в текст ст. 66 УК РФ. В связи с этим диссертантом предлагается авторская редакция частей 3, 4 и 5 ст. 66 УК РФ.

7. Для вменения п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ соучастнику совершенного преступления необходимо, чтобы он действовал с единой конечной целью либо осознавал наличие такой цели у другого соучастника преступления.

При этом достаточно, чтобы соучастник (за исключением подстрекателя) исполнил свою функцию применительно к убийству хотя бы одного из потерпевших. Однако подстрекатель должен склонить исполнителя (или нескольких исполнителей) к причинению смерти двум или более лицам.

8. Дается понятие ошибки в количестве потерпевших, под которой предлагается понимать неправильное представление виновного относительно количества лиц, для жизни которых совершенное им деяние создает реальную опасность.

Выделяются две разновидности ошибки в количестве потерпевших. При первой разновидности такой ошибки при совершении преступления реальной опасности подвергалась жизнь большего количества лиц, чем полагал виновный. Вторая разновидность ошибки в количестве потерпевших характеризуется тем, что при совершении преступления реальной опасности подвергалась жизнь меньшего количества лиц, чем полагал виновный.

Разработаны правила квалификации убийств при наличии ошибки в количестве потерпевших.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут быть использованы:

1) в законотворческой деятельности по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за преступления против жизни, а также об ответственности за покушение на преступление при частичной реализации умысла;

2) в деятельности правоприменительных органов для достижения надлежащей квалификации убийства двух или более лиц и убийства, совершенного общеопасным способом, а также убийств, совершенных виновным при наличии фактической ошибке в количестве потерпевших;

3) в научно-исследовательской работе в ходе дальнейшем разработки тем, связанных с понятием потерпевшего от преступления вообще и понятия потерпевшего от убийства в частности и их множественности, вопросами квалификации убийства, а также понятием, видами и уголовно-правовой оценкой деяний, совершенных при наличии фактической ошибки;

4) в учебно-методической работе, при преподавании курса Общей и Особенной части уголовного права, спецкурсов по теории и практике квалификации преступлений и назначения наказания, а также на курсах повышения квалификации работников следственных и судебных органов.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Уральской государственной юридической академии, где проводилось ее обсуждение и рецензирование.

Материалы диссертации были использованы автором при проведении семинарских занятий по Общей и Особенной части уголовного права со студентами УрГЮА.

Отдельные теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в диссертации, были положены в основу докладов и сообщений на международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях («Правовая система и вызовы современности», г. Уфа, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008 г.г.; «Правосудие как институт обеспечения прав и свобод человека и гражданина», г. Великий Новгород, 2005, 2006 г.г.; «Традиции и новации в системе современного российского права», г. Москва, 2005, 2006 г.г.; «Проблемы взаимодействия международного и национального права в условиях глобализации», г. Екатеринбург, 2008 г.; «Актуальные проблемы уголовно-правовой охраны личности», г. Великий Новгород, 2008 г.; «Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях», г. Тюмень, 2008 г. и др.).

Основные выводы, к которым автор пришел в результате проведенного исследования, нашли свое отражение в 16 опубликованных автором статьях общим объемом 3,63 п. л., из которых 1 статья – в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации результатов диссертационных исследований.

Структура работы определена с учетом целей и задач исследования.

Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, четырех приложений и библиографического списка из 284 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования; раскрывается степень ее разработанности; определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет; указываются методологическая, нормативная и теоретическая основы работы, ее эмпирическая база; обосновывается научная новизна; формулируются положения, выносимые на защиту; характеризуется теоретическая и практическая новизна; приводятся данные об апробации результатов проведенного исследования.

Первая глава – «Множественность потерпевших от убийства как уголовно-правовая категория: понятие и виды» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе анализируется понятие и виды потерпевшего от убийства.

Понятие потерпевшего от убийства определяется через указание на род и видовое отличие. При этом при определении указанного понятия за основу берется определение понятия потерпевшего от преступления, разновидностью которого выступает потерпевший от убийства.

В уголовно-правовой литературе родовой признак понятия потерпевшего от преступления наиболее часто обозначается путем обозначения круга субъектов, которые в силу своей юридической природы могут рассматриваться в качестве потерпевших от преступления. Автор делает вывод о том, что научная дискуссия относительно круга таких лиц не имеет значения для конструирования понятия потерпевшего от убийства. Поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 105 УК РФ под убийством понимается «умышленное причинение смерти другому человеку», потерпевшим от данного преступления может быть признано только физическое лицо.

Автор подробно анализирует признаки, выражающие видовые отличия потерпевшего от преступления, которые характеризуют его взаимосвязь с преступлением. Диссертант отмечает, что потерпевшим может являться только то лицо, которое обладает благом, поставленным под охрану посредством установления уголовно-правового запрета, то есть благом, по поводу которого складываются общественные отношения, выступающие в качестве основного, дополнительного или факультативного объекта преступления.

Применительно к убийству (ст. 105 УК РФ) благом, поставленным под охрану уголовным законом, является жизнь человека. Соответственно, потерпевшим от данного преступления может быть признан только живой человек.

Автор приходит к выводу, что уголовно-правовая охрана жизни начинается тогда, когда человеческий плод становится доступен для непосредственного воздействия на его организм. Соответственно, моментом начала уголовноправовой охраны человеческой жизни выступает момент прорезания плода из тела роженицы в процессе физиологических родов либо момент вскрытия плодных оболочек при родах посредством оперативного вмешательства методом кесарева сечения.

Как показало обращение к законодательному и правоприменительному опыту зарубежных государств, вопрос о начале уголовно-правовой охраны человеческой жизни актуален и для них, в связи с чем некоторые государства (Австралия, Индия, Канала, некоторые штаты США) пошли по пути его законодательного решения. В отличие от них РФ не встала на путь нормативного определения момента начала уголовно-правовой охраны человеческой жизни, хотя соответствующие предложения высказывались в науке уголовного права.

Моментом окончания уголовно-правовой охраны человеческой жизни единодушно признается момент наступления биологической смерти, которая констатируется на основании диагноза смерти мозга.

Таким образом, потерпевшим от убийства может быть признан человек с момента прорезания плода из тела роженицы в процессе физиологических родов либо с момента вскрытия плодных оболочек при родах посредством оперативного вмешательства и до момента его биологической смерти.

Анализ объекта убийства позволил сделать вывод о его сложносоставной структуре, куда входят жизнь человека как биологическое явление (социально значимое благо, поставленное под охрану уголовным законом) и складывающиеся по поводу его охраны общественные отношения (отношения, обеспечивающие безопасность жизни потерпевшего). Вред, причиняемый объекту убийства, может быть связан с причинением вреда жизни как биологическому явлению (и тогда он выражается в виде биологической смерти потерпевшего), так и не связан с таковым.

В зависимости от вида вреда, причиняемого объекту преступления, диссертант выделяет следующие виды (группы) потерпевших от убийства:

1) потерпевшие, появление которых обусловлено причинением вреда жизни как биологическому явлению (лица, которым биологическая смерть причинена с любым видом умысла, а также лица, на жизнь которых виновный посягал с прямым простым конкретизированным умыслом);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»