WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В работе рассмотрены возможности разрешения следственных ситуаций, связанных с дефицитом информации, получаемой на основе применения специальных знаний, и обоснованы тактические преимущества некоторых из этих возможностей.

Анализ законодательства и следственной практики позволил обосновать вывод о том, что суждение специалиста в форме заключения возможно истребовать по вопросам: 1) по которым чаще всего впоследствии не планируется назначение судебной экспертизы (кроме случаев дачи рекомендаций по постановке вопросов эксперту, выборе вида экспертизы и экспертного учреждения; решения специалистом простейших диагностических задач); 2) рассмотрение которых не требует применения иного оборудования, помимо широко распространенного в быту и несложной криминалистической и иной техники; 3) не требующим иного изучения объектов, кроме простого описания предметов (сведений) и сопоставления их внешних признаков с общеизвестными среди специалистов, 4) связанным с представлением справочных сведений субъектам уголовного процесса в отношении общеизвестных среди специалистов фактов. Заключением специалиста также не должны оформляться результаты предварительных исследований, поскольку это две разных формы применения специальных знаний в уголовном процессе. Получение заключения специалиста может быть осуществлено в рамках доследственной проверки сообщения о преступлении.

Заключение же специалиста по вопросам, требующим проведения экспертизы, является косвенным доказательством, поскольку не дает прямого полновесного ответа на поставленный вопрос ввиду скудости имеющихся в распоряжении специалиста методов изучения объекта (явления).

Проведенное исследование с наглядностью демонстрирует, что участие специалистов в расследовании уголовных дел повышает эффективность следственных действий, делает их более целенаправленными и полными. Тем не менее изучение материалов уголовных дел, а также проведенный нами опрос следственных работников свидетельствуют о недостаточном использовании следователями (дознавателями) потенциала данного процессуального субъекта. Следственные работники стремятся ограничиться минимально необходимым привлечением специалистов к расследованию – в тех случаях, когда неприменение специальных знаний может повлечь утрату доказательства. В целом, они стараются прибегать к использованию «стандартного набора» специалистов – дежурный криминалист ЭКП МВД РФ и дежурный судебномедицинский эксперт.

Указанное можно объяснить несколькими причинами. Безусловно, не последнее место среди них будет занимать недостаточная квалификация следственных кадров, плохое знание ими отдельных возможностей специальных знаний, технической базы конкретных экспертных учреждений. При этом наблюдаются случаи неверного понимания следователями сущности процессуальных форм, в частности, таких как заключение специалиста, допрос специалиста. Иной причиной можно назвать отмеченные в ходе проведенного нами анкетирования следственных работников нежелание сотрудников экспертных учреждений взаимодействовать с ними (10% опрошенных), также трудность в поиске и вызове соответствующего специалиста для участия в следственном действии (44 % опрошенных следователей). Со своей стороны 17% опрошенных нами экспертов указали на нежелание следователей думать, а также советоваться с сотрудниками экспертных учреждений.

Таким образом, представляется, основные проблемы в связи с определением необходимости привлечения специалиста в уголовный процесс, связаны с не всегда налаженным взаимодействием между следственными и экспертными органами, неосведомленностью следователей о возможностях реализации своего права на приглашение специалиста.

В целях оптимизации использования специальных знаний в уголовном процессе представляется целесообразным включить в учебные курсы для молодых следователей освещение криминалистических и уголовно-процессуальных вопросов, касающихся функций и компетенции специалиста как участника уголовного судопроизводства, а также лекции по современным направлениям и возможностям экспертных учреждений, процедурным вопросам приглашения специалистов из указанных органов.

Также необходимо в организационном плане предусмотреть меры стимулирования взаимодействия следователей и экспертных служб. Возможным вариантом могли бы стать поощрения экспертов в связи с малым количеством материала, поступившего на повторную экспертизу за отчетный период.

Более того, представляется необходимым привести ведомственные правовые акты правоохранительных органов и экспертных учреждений в соответствие с нормами УПК РФ, регулирующими участие специалиста в расследовании преступлений.

Организационно-тактические особенности применения специальных знаний экспертом рассмотрены в третьем параграфе. При этом проведенное исследование не преследовало цель поколебать сформировавшиеся в течение десятилетий теоретические основы института судебной экспертизы, но выявить практические проблемы реализации данной формы применения специальных знаний в расследовании преступлений.

В параграфе рассмотрены отличия статуса эксперта и специалиста с точки зрения их влияния на получение субъектом доказывания криминалистически значимой информации на основе применения специальных знаний.

Представляется желательным закрепить в УПК возможность истребования от эксперта, проведшего исследование, объяснения в целях обеспечения участникам уголовного процесса адекватного понимания экспертного заключения. В таком случае допрос эксперта представляет собой самостоятельное следственное действие по получению устных показаний субъекта без ограничений по теме беседы. Думается, письменная форма объяснения является предпочтительнее устного допроса, поскольку:

1) позволяет эксперту точнее сформулировать положения ввиду наличия времени на обдумывание формулировок; 2) непосредственное изложение текста субъектом гарантирует его от искажений, связанных с неверным пониманием или ошибкой следователя при фиксации устных показаний.

Использование экспертом апробированной методики в ходе исследования, с одной стороны, обеспечивает решение необходимой экспертной задачи, а, с другой, гарантирует возможность верификации результатов, изложенных в заключении эксперта. Тем не менее столь очевидные положительные стороны применения апробированных и утвержденных методик дополняются отрицательными моментами.

Во-первых, сложности с верификацией результатов возникают, когда эксперт создает методику экспертного исследования для данного конкретного случая, так называемые эвристические методики. В такой ситуации в заключении эксперта должна быть отражена не только сущность этой методики, но и причины ее создания именно для данного случая экспертного исследования.

Иной встречающейся на практике проблемой применения апробированной и утвержденной в конкретном экспертном учреждении методики является возможная конкуренция методик исследования. Наличие конкурирующих теоретически обоснованных и научно разработанных методик, с одной стороны, делает необходимым для следователя анализ обоснованности выбора методики, что невозможно без привлечения специалиста в соответствующей области знания. С другой стороны, конкуренция методик в какой-то мере ставит под сомнение авторитетность выводов судебного эксперта, поскольку при возможности научно обосновать противоположные заключения утрачивается вера в достоверность полученных экспертом сведений.

Возможным решением проблемы конкуренции методов исследования стала бы государственная сертификация экспертных методик. Это привело бы к единообразию применяемых методов исследования и невозможности оспорить заключение эксперта на основании «неавторитетности» примененной методики. Тем не менее оборотной стороной сертификации методик является нацеленность на некоторую «замороженность» состава специальных знаний. Существует опасность, что признание приемлемости для исследований лишь сертифицированных методик приведет некоторым образом к торможению развития областей специальных знаний в рамках института судебной экспертизы.

В целом, в сфере судебной экспертизы наблюдаются те же тенденции, что были отмечены нами в использовании такой формы применения специальных знаний, как участие специалиста в уголовном процессе. А именно, следователи выполняют законодательно и методически установленные для расследования требования по назначению судебных экспертных исследований, однако сами не стремятся творчески и оригинально подойти к решению задач расследования, связанных с необходимостью использования специальных знаний. Во многом это, конечно, связано с короткими сроками расследования, большим количеством уголовных дел, приходящихся на одного следователя (специалиста, эксперта), а в регионах – еще и трудностью в поиске необходимого специалиста.

Показательно, что 27% опрошенных нами следственных работников и 19% экспертов отметили нежелание следователей «усложнять» привычную схему расследования проведением трудоемких экспертиз и привлечением в процесс новых участников-специалистов.

Среди наиболее легко устранимых трудностей в сфере организации и проведения судебной экспертизы следует отметить указанный 54% опрошенных нами следователей и 39% экспертов дефицит у следователей информации относительно новых видов экспертиз и особенностей их назначения. Представляется, подобный пробел легко устраним путем введения спецсеминаров для следственных работников, проводимых экспертами и прокурорами-криминалистами в форме начитки материала, сопровождаемого анализом проведенных исследований, демонстрацией специальной техники и ответами на вопросы аудитории.

Большинство из рассмотренных выше проблем в сфере использования судебной экспертизы также устранимы организационными методами – путем оптимизации распределения нагрузки среди следователей, устранения кадрового голода в правоохранительных органах, проведением периодических стажировок по повышению квалификации следователей.

В заключении изложен ряд выводов, сделанных на основе проведенного исследования.

Приложения содержат результаты изучения материалов следственно-судебной и экспертной практики.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Телегина Т.Д. Раскрытие и расследование преступлений, сопряженных с использованием средств вычислительной техники. Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2006.

№ 4. С. 108 – 112. (0,4 п.л.) 2. Телегина Т.Д. К вопросу о современном понимании специальных знаний в уголовном процессе России // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2008. № 2. С. 85 – 98.

(0,7 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

3. Телегина Т.Д. О возможности признания правовых знаний специальными в уголовном процессе России // Информационное обеспечение правоохранительной деятельности: проблемы, тенденции, перспектив. Сборник научных статей. – Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 2007. – С. 190 – 196 (0, 35 п.л.).

4. Телегина Т.Д. «Специальные знания» адресата доказывания // Россия и регионы в XXI в.: проблемы и перспективы развития законодательства и правоприменительной практики: материалы II Международной научно-практической конференции. Сост. Р.А. Саккулин, С.А. Алексеев. – Казань: Издательство Казанского государственного университета, 2007. – С. 276 – 279 (0, 2 п.л.).

5. Телегина Т.Д. Разграничение компетенции специалиста и эксперта // Значение творческого наследия профессора А.И. Винберга в развитии отечественной криминалистики (к 100-летию со дня рождения). Материалы 49-х криминалистических чтений. М.: Академия управления МВД России, 2008. – С. 381-387 (0, 3 п.л.).

6. Телегина Т.Д. Использование специальных знаний в современной практике противодействия преступности (1 и 2 этапы исследования) // www.sartraccc.sgap.ru (Сайт Саратовского Центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции) (4 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»