WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Немаловажный вклад в изучение истории русско-казахских отношений внесли И. И. Крафт, В. Н. Витевский, В. В. ВельяминовЗернов, Г. С. Карелин, В. В. Бартольд, Ч. Ч. Валиханов, Г. Н. Потанин, В. Л. Долинский, И. М. Казанцев8.

В конце XIX в. вопросами политики России на территории Степного края начали заниматься и представители местного населения, а именно А. Букейханов, М. Дулатов, А. Байтурсынов, Описание Киргизской степи Оренбургского ведомства – Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Т. X. СПб., 1865; ОР РГБ. Ф. 363. М. И. Венюков; Заметки о Степных походах. СПб., 1860. № 12; Опыт военного обозрения русских границ в Азии. СПб., 1873–1876. Вып. 1–2; Макшеев А. И. Военно – статистическое обозрение Российской империи. СПб., 1867;

Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него русских. СПб., 1890; Красовский Н. И. Материалы по географии и статистике России. Собранная офицерами ГШ Ч. 1–3. СПб., 1865; Терентьев М. А. История завоевания Средней Азии. Т. 1–3. СПб., 1874; Россия и Англия в Средней Азии. СПб., 1876;

Броневский С. Б. Записки генерал-майора С. Б. Броневского о киргиз-кайсаках Средней Орды // Отечественные записки. СПб., 1830.

Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Алма-Ата, 1961–1972;

Бартольд В. В. История изучения Востока в Европе и России. М., 1925. Собрание сочинений. Т. 5–9. СПб., 2003; Потанин Г. Н. Завоевание и колонизация Сибири // Живописная Россия. СПб.; М., 1884. Т. 11. С. 31–48.

М. Тынышпаев, М. Чокай9.

Историография дореволюционного периода заложила прочный фундамент для изучения истории политики России на территории Казахстана.

После революции 1917 г. наступает качественно новый этап в историографии проблематики русско-казахских отношений.

Советскими учеными за годы изучения истории этих отношений был накоплен значительный фактический материал. На протяжении 70 лет исследователи проанализировали и изучили значительный комплекс исторических источников, сконцентрированных как в центральных, так и в региональных архивах СССР. На их основе были изданы сборники документов и материалов, написаны монографические исследования, учебники, учебные пособия по истории Казахстана.

Круг рассматриваемых вопросов ограничивался преимущественно проблемами сидентаризации, колониального гнета царизма, переселенческой политики, истории присоединения Казахстана к Российской империи. При этом следует отметить, что в указанных работах территория Казахстана с позиции региональной почти не рассматривалась. Историками также практически не предпринимались попытки теоретического осмысления роли Казахстана в Российской империи.

В результате догматизации постулатов марксизма-ленинизма происходило «торможение» в изучении исторических процессов на территории Казахстана. В то время большинство вопросов рассматривались под грифом негатива, а их отражение с позитивной позиции неминуемо вело к репрессиям со стороны научного и политического руководства страны. Вместе с тем нельзя принижать значение советского периода в изучении политики России на территории Степного края в XVIII–XIX вв.

Распад СССР послужил толчком к началу принципиально нового этапа в истории изучения проблемы русско-казахских отношений. В российской историографии активизировались дискуссии о роли России как империи и о её политике в окраинных зонах, к которым относился и Степной край. Одним из краеугольных вопросов вновь стала проблема присоединения Казахстана к Российской империи.

Суть дискуссий национальных историков сводилась к Букейхан А. Н. Избранное. Алматы, 1995; ГАОО. Ф. 270. Оп. 1. Д. 201. Л. 14;

Тынышпаев М. История казахского народа. Ташкент, 1925.

следующему: присутствие Российской империи на территории национальных окраин было «абсолютным злом» для коренного населения этих регионов. В подобной ситуации не могла не возникнуть потребность в активном изучении роли империи в истории России. Не ставя задачу полностью рассмотреть весь пласт российской историографии этого вопроса, мы акцентируем внимание на вопросе положения Степного края и Казахстана, в целом, в Российской империи. Нельзя не принять во внимание влияние западных исторических концепций, сформулировавших и обозначивших новые приоритетные направления исследования политики России на территории Степного края.

Анализируя сущностные характеристики российской историографии в отношении политики России на территории Степного края, укажем, что изученность этого региона в имперском отношения минимальна. И это объяснимо. В теоретикометодологическом контексте казахскими историками данный вопрос почти не изучается и конструктивная коммуникация между учеными, Казахстана и России, также практически отсутствует, за исключением исследователей из приграничных регионов. Вот почему расширение связей между историками поможет избежать расхождений в толкований в спорных вопросах и позволит выработать поле продуктивного дисскурса.

Логическим завершением изучения России как империи и оценки ее роли на окраинах стал выход серии книг об окраинной политике России10. В этих работах авторы предприняли попытку изложить историю становления Российской империи, используя западноевропейские концепты. В данных исследованиях видно стремление ученых подвести некую черту под пониманием роли империи, ее значения в периферийных зонах, при этом не отрицается естественное право России на покорение всех данных зон.

Обосновывая важность выхода этой серии книг, авторы, в частности, писали: «Ни в историографии, ни в преподавании имперскому измерению истории России у нас никогда не уделялось должного внимания, и даже желанию поговорить об этом со студентами преподавателю до недавнего времени просто не на что было Центральная Азия в составе Российской империи. М., 2008; Западные окраины в составе Российской империи. М., 2007; Северный Кавказ в составе Российской империи. М., 2008; Сибирь в составе Российской империи. М., 2008.

опереться – подходящая литература практически отсутствовала»11.

Наряду с указанными тенденциями в современной российской и казахстанской историографии предпринимаются попытки по-новому взглянуть на такой сложный и противоречивый процесс как включение казахских степей в состав Российской империи. Однако, нередко историки, не имея значительного источникового материала, пытаются отразить политику России на территории Степного края в негативном ключе.

Круг вопросов, анализируемых казахстанской историографией, делится по следующим ключевым направлениям:

пересмотр понятийно-терминологического аппарата при анализе истории присоединения Казахстана к Российской империи, рассмотрение роли личности в истории русско-казахских отношений, активное изучение протестного движения на территории Степного края, исследование проблемы «позитива» и «негатива» колониальной политики России на территории края. Все эти вопросы стали широко дискутироваться на страницах научных журналов и в ходе конференций, проходивших на территории Республики Казахстан и Российской Федерации. Вот почему для понимания данной дискуссии и более объективной её оценки нам необходимо рассмотреть основные концептуальные составляющие изучения проблемы «Казахстан в составе Российской империи».

Основным источником в распространении исторических знаний и идей выступал Институт истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова, который возглавлял академик М. К. Козыбаев. В Институте активно культивировалась идея о насильственности колонизации и Россия в её имперской ипостаси представлялась неким олицетворением зла.

Работы академика М. К. Козыбаева описывали политику России как сугубо агрессивную. Более того, ученый предлагал пересмотреть историю присоединения Казахстана к Российской империи, считая, что она началась еще с завоевания Сибири Ермаком.

Вот что он писал по этому поводу: «Одна из исторических проблем нашего Отечества – правда о завоевании Сибири. Она жгуча, трудна, неудобна, потому что из далекого прошлого бросает тень на сегодняшние отношения народов, что требует объяснений».

Очевидно, автор говорит о политкорректности при анализе событий, Центральная Азия в составе Российской империи. М., 2008. С. 3.

что было, по его мнению, невыгодно для России. На страницах учебников по истории Казахстана Российская империя представлена в образе завоевателя и угнетателя покоренных народов, своего рода «тюрьмой народов», а колонизация рассматривается как однозначно негативный процесс. Среди казахстанских авторов, рассматривающих историю присоединения Казахстана к Российской империи, хотелось бы выделить А. Абдакимова, А. Кузембай-улы, М. Ж. Абдирова, А. Ж. Байхожаева, Х. А. Аубакирова, Ж. С. Мажитова, Р. Х. Сариева.12 К сожалению, в своем большинстве указанные ученые в своих исследованиях придерживались идеи негативного влияния России.

Серьезным вкладом в дело изучения истории казахско-русских отношений стало исследование И. В Ерофеевой «Хан Абулхаир:

полководец, политик, правитель». Данная работа основывалась на широкой источниковой базе, с привлечением ранее не опубликованных источников. В монографии И. В. Ерофеевой личность Абулхаир-хана рассматривалась как исторически значимая, поскольку именно ему была отведена роль зачинателя национальной политики и сторонника присоединения степных территорий к Российской империи. По мнению исследовательницы, период правления Абулхаир-хана был «эпохой распространения формальноправового сюзеренитета Российской империи на казахское население Младшего и Среднего жузов»13. Объяснение данному факту автор Козыбаев М.К. История и современность. Алма-Ата, 1990; Козыбаев М. К. Истины и Мифы // Казахстанская правда. 1990. 27 июля; История Казахстана. Т. 3. Алматы, 1995; Абдакимов А. История Казахстана с древнейших времен до наших дней.

Алматы, 1994; Кузембай-улы А. История дореволюционного Казахстана. Караганда, 1993; Абдиров М. Ж. Завоевание Казахстана царской Россией и борьба казахского народа за независимость. (Из истории военно-казачьей колонизации края с конца XVI – начала XX вв.). Астана, 2000; Байхожаев А. Ж. «Сырдарьинская военнополитическая линия в системе колонизационной политики царизма в Северном Приаралье и Южного Казахстана (40–60-х гг. XIX в.). Автореф. дис. канд. ист. наук.

Алматы, 1999; Аубакирова Х. А. Участие Сибирского казачества в подавлении национально-освободительного движения казахского народа под предводительством султана Саржана и Кенесары Касымова (1824–1847). Автореф. дис. канд. ист. наук.

Астана, 2000; Мажитова Ж. С. Военное присутствие в северо-западном Казахстане в XVII–XIX вв. Автореф. дис. канд. ист. наук. Караганда, 1997; Сариева Р. Х.

Колониальная политика царизма в Казахстане на примере Тургайской области (1868– 1914 гг.). Автореф. дис. канд. ист. наук. Алматы, 2002.

Ерофеева И. В. Хан Абулхаир. Полководец, правитель и политик. Алматы, 1999.

С. видит в отношениях сюзерена с вассалом и ограничивает их только верхушкой власти, что и являлось центральной опорой для реализации идеи присоединения всего края.

Вместе с тем следует отметить, что исследователи проблем взаимоотношений России и Казахстана прекрасно понимали временный характер взаимного «критиканства» и, как следствие, его неэтичность.

Среди работ, посвященных истории казахско-русских отношений, заслуживают внимания исследования Ж. Касымбаева, К. Кусайнулы, К. А. Жиренчина, Э. Валиханова, Ж. М. Джампеисова, Ж. М. Тулебаева, А. М. Абдилдабекова, К. Кенжебекова, К. Абуева, Ж. Б. Кундакбаева. Анализ их монографий с позиции концептуальности показал, что перед профессиональными историками Казахстана наиболее остро стоит проблема адекватного восприятия имперского дисскурса. Критика большинством российских авторов казахстанской исторической науки в какой-то мере обоснована, но одновременно нельзя игнорировать и факт того, что современное казахстанское общество находится в процессе идентификации себя как этноса.

В настоящее время наиболее актуальным является вопрос смены парадигм в гносеологическом восприятии реконструкций объективной реальности исторического прошлого. А это, в свою очередь, вынуждает ученых акцентировать особое внимание на изучении отношений империи и окраины как двух сосуществующих субъектов, активного взаимодействие которых обеспечивало их взаимное развитие.

Источниковая база исследования Весь комплекс источников, использованных в настоящем исследовании можно разделить на следующие основные группы:

законодательные акты, делопроизводственные материалы, периодическая печать, источники личного происхождения, картографические материалы.

К первой группе источников относятся законы и подзаконные акты, регулирующие отношения на территории казахских степей – это Указы Е.И.В., Сенатские Указы, Указы Синода. Большая часть этих документов хранится в Полном собрании законов Российской империи. Данный корпус источников помогает проследить юридическую регламентацию отношений на территории Степного края в рассматриваемый период.

Основной корпус источников отложился в АВПРИ14 – Ф. 122.

Киргиз-кайсацкие дела и РГВИА15 – Ф. 38, 67, 289, 416, 418, 424, 483, 489, 846.

Второй комплекс источников представлен перепиской, циркулярами, донесениями о положении дел на территории Степного края. Делопроизводственная документация содержит сведения об истории продвижения России на территорию Степного края, иллюстрирует механизмы принятия решений и расстановки стратегических приоритетов при реализации государственной политики.

К третьему блоку источников относятся материалы, публикуемые на страницах журналов и газет: «Вестник Европы», «Военный сборник», «Русская старина», «Инвалид», «Оренбургский листок», «Живая старина». Здесь сосредоточены статьи историков, военных востоковедов, описывающих историю продвижения России на территорию Степного края.

Указанный комплекс источников значительно дополняют материалы личного происхождения. В ходе работы нами проанализированы материалы, хранящиеся в ОР РГБ16 (фонды М. И. Венюкова М. К. Любавского), РГВИА (А. И. Макшеева, И. Ф. Бларамберга), ОР ГИМ17 (А. И. Левшина, А. Гродекова). В этих фондах сосредоточен значительный массив источников, отражающий политику России на территории казахских степей.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»