WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

6. Массовому сознанию населения крупного российского города свойствен высокий уровень тревожности относительно природных и техногенных рисков, причины которых усматриваются в объективных макросоциальных и природных факторах, что обусловливает сохранение установок на собственную пассивность и переадресацию ответственности за зону рисков государству и одновременно – сохранение низкого уровня доверия к государству. Эти особенности массового сознания обусловливают выбор со стороны МЧС модели ассиметричной двусторонней коммуникации, которой свойственны доминирование коммуникатора при учете позиций общественного мнения, несбалансированность коммуникативных эффектов, нацеленность коммуникатора на формирование убеждений и оценок общественного мнения.

7. Эмпирические исследования показывают высокую репутацию МЧС в коммуникативном пространстве российского общества, что свидетельствует об эффективности выбранной модели коммуникативного менеджмента и его основных принципов. Основными объектами репутации выступают корпоративизм самой организации, которой свойственна четкая структурированность, слаженность действий и подчиненность выполнению гуманистической миссии; личность руководителя МЧС, наделенного харизматическими лидерскими характеристиками, профессионализмом, высоким политическим авторитетом и личным мужеством; личный состав спасателей и пожарных, которые наделяются общественным мнением маскулинными имиджевыми характеристиками: мужественностью и смелостью, гуманизмом, следованием морально-этическим ценностям, профессионализмом, атлетическими физическими данными.

Практическая значимость работы определяется потребностью осмысления эффективности различных моделей коммуникативного менеджмента для государственных структур (судебной системы, МВД, Прокуратуры РФ, различных структурных подразделений Вооруженных сил РФ и др.), направленных на формирование и укрепление доверия общества к государству. Результаты анализа могут быть использованы государственными структурами при корректировке связей с общественностью или переходе к ее двусторонней модели.

Инструментарий социологического опроса может быть использован для репутационного анализа государственных структур в коммуникативном пространстве современного общества.

Содержание, инструментарий и выводы работы выступают ме тодическим и теоретическим материалом для разработки и чтения лекций по темам: «Теоретические концепции посткоммунистических трансформаций», «Социология риска», «Теория и практика связей с общественностью», «Коммуникативный менеджмент», «Методика информационного аудита» и др. при подготовке магистров по направлениям «Социология», «Реклама и связи с общественностью».

Результаты исследования используются в работе информационных подразделений Южного регионального центра МЧС России и главных управлений МЧС России по субъектам Российской Федерации Южного федерального округа.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на региональных и российских конференциях, а также на совместном заседании кафедры социальных коммуникаций и технологий и кафедры социологии и политологии Педагогического института Южного федерального университета. Результаты исследования опубликованы в научных работах общим объемом 6,8 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 6 параграфов, заключения, списка литературы и 5 приложений (включая линейные распределения авторского социологического исследования на тему «Имидж МЧС в восприятии населения г. Ростов-на-Дону). Общий объем диссертационного текста – 155 страниц без приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень разработанности проблемы, определяются цели и задачи диссертационного исследования, описываются научная новизна и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Социокультурные условия габитулизации рисков в социальном пространстве российского общества» представляет собой анализ социокультурной специфики среды, в которой разворачивается деятельность по диагностике, предупреждению и преодолению рисковых ситуаций. Исходя из методологического принципа социокультурного подхода – «…изучать предшествующие традиции, живое наследие прошлого и его постоянное влияние на настоящее…»20, автор рассматривает комплекс макросоциаль- ных (глобальных) и регионально-локальных (российских) Штомпка П. Теоретическая социология и социологическое воображение // Социологический журнал. 2001. № 1.

факторов, обусловливающих опривычивание восприятия рисков и угроз в массовом сознании российского общества.

В первом параграфе «Макросоциальные источники рискогенности социальной среды как предпосылка габитулизации рисков» автор выделяет методологические идеи У. Бэка и Э. Гидденса о природе рискогенности современно мира:

1) риски рассматриваются не как характеристика производственных и технологических процессов, а как системный компонент функционирования современного общества, связанный с его базовыми тенденциями: индивидуализацией социальных отношений и ростом роли ответственности индивидов; сциентизацией производственных технологий и ростом роли профессиональной компетенции и культуры трудовой деятельности; глобализацией экономики, которая вызвала глобализацию рисков; таким образом, функционирование современного общества несет c собой опасности и угрозы жизни человеку и природе в глобальном масштабе;

2) социально-экономическая и политическая иерархия современных стран в мире обусловливает неравенство распределения рисков: несмотря на их производство в экономически развитых странах, в большей степени они концентрируются в экономически отсталых странах; прослеживается такая же тенденция неравного распределения риска и в конкретном обществе: в большей степени риску подвержены экономически незащищенные, бедные слои по сравнению с богатыми слоями общества;

3) вследствие определенного разрыва между «производителями» и «потребителями» рисков они становятся непрогнозируемыми, почти не локализуются, слабо регулируются и не имеют конкретного «виновника»;

4) вследствие активного использования в различных сферах производства высоких технологий современные риски не воспринимаются органами чувств.

Эти позиции позволяют выделить социокультурные источники рискогености современного мира макроуровня:

– воспроизводство идеологемы господства человека над природой как мировоззренческой доминанты, что проявилось в динамике научнотехнического развития и интеграции науки в производственные технологии;

– модернизационный переход, который охватил со второй половины ХХ в. основное большинство стран мира, включил их в конкурент ную гонку за новейшими технологиями независимо от их экологической безопасности;

– стремительное распространение ценностей индивидуализма, что вызывает за пределами европейских стран кризис идентичности, маргинализацию населения, формирование новых массовых движений;

– смещение источников рисков из материально-технической среды в сферу коммуникации и интерпретации опасностей и угроз, которая разворачивается в СМИ по поводу принятия потенциально опасных решений и настоятельно требует для снижения рисков укрепления доверия в системе социальных взаимодействий разного уровня – между социально-профессиональными группами, властью и населением, внутри профессиональных сообществ и др.

Во втором параграфе «Культурно-исторические факторы технологических рисков в период российской трансформации» автор рассматривает культурно-исторические источники, объясняющие нечувствительность различных групп российского общества к экологическим, технологическим и социальным рискам. Доминирующее значение при этом отводится сложившемуся экстенсивному типу организационной и экономической культуры общества, сложившемуся в процессе адаптации к природно-климатическим условиям и ландшафтам страны. Необходимость перехода России к интенсивному типу культуры, которая обусловливалась внутренними (демографическим переходом, истощением земли и отсталостью сельского хозяйства, тенденцией индустриализации) и внешнеполитическими причинами, требовала выбора курса на кардинальную реорганизацию социально-экономических и политикоадминистративных принципов организации жизни. Масштабные преобразования в России на протяжении ХХ в. стали ответом на этот исторический вызов. Однако в силу специфики модернизационного перехода российского общества, который осуществлялся в сжатые сроки при жестком управленческом контроле «сверху» и с подавлением свободы экономической деятельности на массовом уровне, существенного изменения в базовых ценностях экономической деятельности не произошло.

Отношение к собственности, деньгам, потреблению, праву, личной инициативе и ответственности сохраняло свое традиционное, не рыночное содержание. Эта культурно-историческая традиция в полной мере определяет повседневные практики россиян и в настоящее время. Анализ эмпирических исследований в области трудовой и деловой этики показывает, что все основные группы, занятые в экономической деятельности – работники массовых профессий, предприниматели и государственные чиновники,- не готовы к ее рационализации с точки зрения са мостоятельного целеполагания и роста социально-экономической эффективности.

Автор выделяет и рассматривает две базовые культурные причины, которые выступают источниками технологических рисков и выражены в культурных стереотипах и коллективных установках населения: сохранение ценностного ядра традиционной культуры, благодаря которому на массовом уровне консервируется ритуально-магический тип мышления;

воспроизводство традиции, ориентирующей экономическую деятельность на макро- и микроуровнях на принципы экстенсивности.

Исходя из этого анализа структурируются риски, заложенные в традиционной культуре России:

1. Сохранение в ядре российской культуры традиционных ценностей, ориентирующих на коллективные формы деятельности, патернализм власти, которые тормозят процесс индивидуализации и способствуют консервированию ритуально-магического типа мышления. Его характерными чертами являются слабая ориентировнность на рациональное целеполагание, неспособность к анализу ситуации на уровне повседневной практической деятельности, а поэтому избегание самостоятельности в экономическом поведении, расчета наиболее оптимальной (выгодной) сферы занятости, ответственности за качество своей жизни.

2. Воспроизводство и поддержание в практике экономической деятельности на макро- и микроуровнях принципов экстенсивного типа культур, что проявляется в габитуализации расточительного и хищнического расходования природных и человеческих ресурсов. На уровне общественного сознания поддержание этих норм способствует сохранению низкого рейтинга ценности человеческой жизни и безответственности управленческих структур за аварийность инфраструктуры жизни населения (аварийность государственного жилого фонда, больниц, школ, дорог и пр.).

3. Пересечение этих принципов и коллективных представлений воспроизводит на массовом уровне экстенсивный тип культуры труда, который проявляется: в нечувствительности к процедурной стороне организации производства; вольном отношении к соблюдению технологий; безответственности по отношению к материально-технической базе производства; небрежности к оформлению документальной стороны производственного процесса; неспособности количественными способами оценить информацию, содержащую вероятность риска.

4. Поддержание норм экстенсивного типа труда при одновременном использовании современных производственных технологий закла дывает риски при производстве продукции, ее использовании, а также при хозяйственном освоении природной среды.

В третьем параграфе «Специфика массовизации российского общества и риски коммуникативной среды» габитулизация рисков в России рассматривается в контексте массовизации общества и роста влияния СМИ на массовое сознание. Опираясь на классические работы Г. Леббона, Г. Тарда и Х. Ортеги-и-Гассета, автор рассматривает феномен массовизации общества, вызванный модернизационным переходом, и различные модусы массы (толпу, публику, аудиторию). При этом акцентируется внимание на специфических характеристиках аудитории как виде социальных масс, а именно – ее ментальной общности, способности к рефлексии и оказанию обратного воздействия на управленческие структуры. Правда, необходимым условием для этого выступает взаимодействие аудитории с лидерами мнений (писателями, политиками, учеными). Массовизация вызывает формирование коммуникативных технологий воздействия на общество – массовых коммуникаций, которые направлены на управление обществом «мягкими способами», убеждением, а не административным принуждением. Мыслители второй половины ХХ в. – Э. Шилз, Ю. Хабермас – показали способность публики и аудитории в экономически развитых обществах формировать общественное мнение и влиять на динамику социально-политических процессов. Иными словами, по мере социально-экономического развития общества (роста образовательного уровня населения, правовой и технологической культуры) односторонние модели коммуникации постепенно вытесняются разными вариантами двусторонней модели, активным участником которой выступает не только производитель информации, но и ее реципиент.

Однако выбор модели массовой коммуникации – односторонней или двусторонней – в значительной степени определяется качественными характеристиками получателя информации, т.е. самой аудитории.

Она может сохранять черты, выделенные Г. Леббоном, – стирание индивидуальных характеристик, снижение рациональности и резкая эмоциональная возбудимость, повышенная внушаемость и стремление к немедленному действию. Но может, напротив, быть ориентированной на рефлексию и оппонирование. Исходя из тезиса, автор переходит к рассмотрению специфики российской массовой аудитории.

Историко-культурные исследования достаточно однозначно показывают, что жесткая регулирующая и контролирующая роль государства в значительной степени блокировала важнейшие культурные процессы модернизации – формирование автономного и прагматического ин дивида, развитие гражданских прав и свобод личности. Вместо этого формировался тип «человека советского», которому были свойственны:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»