WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

ТАРАСОВА Виктория Викторовна СПЕЦИФИКА СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ МЧС РОССИИ В УСЛОВИЯХ РИСКОГЕННОСТИ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЫ Специальность 22.00.06 – социология культуры, духовной жизни (социологические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2009

Работа выполнена в Педагогическом институте ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» на кафедре социальных коммуникаций и технологий

Научный консультант:

доктор социологических наук, профессор Денисова Галина Сергеевна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Курбатов Владимир Иванович доктор социологических наук, профессор Сологуб Владимир Антонович

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО «Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина»

Защита состоится «24» апреля 2009 г. в 11.00. часов на заседании диссертационного совета Д. 212.208.19 по социологическим наукам при ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет» по адресу:

г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.

Автореферат разослан 24 марта 2009 г.

Ученый секретарь Л.Я. Хоронько диссертационного совета 2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В конце ХХ в. в фокус мирового научного анализа попала проблема возрастания социальных рисков. Как правило, под рисками понимается деятельность в ситуации неопределенности, которая не дает возможности прогноза однозначного результата предпринимаемых действий и тем не менее направлена на позитивное преодоление неопределенности. Распространение научно-технических технологий, ориентированных на инициативность и ответственность субъектов деятельности, обусловило проникновение риска во все сферы повседневной жизни общества. Признанный социолог современности Э. Гидденс рассматривает риск как неотъемлемую характеристику функционирования современного общества и связывает его с активной преобразовательной деятельностью субъекта, направленной на кардинальное переустройство социальной системы: «Концепция риска предполагает наличие общества, активно пытающегося порвать с собственным прошлым, – а это главная характеристика индустриальной цивилизации нового и новейшего времени»1. В основе рисков, продуцируемых этим обществом, лежит растущая автономия индивида относительно сложившихся институциональных структур общества. Динамика общества в соответствии с этим вектором таит в себе риск социальной аномии.

Системные реформы в России в конце ХХ в. имеют эту же направленность – разрыва с советским этапом прошлого. Их радикальный характер вызвал в качестве непредвиденного эффекта аномию социетальной подсистемы общества, нарастание рисков технологических катастроф и социальной напряженности. Вхождение общества в фазу масштабного продуцирования рисков2 обусловило формирование специализированных структур, функционально направленных на разрешение кризисов и чрезвычайных ситуаций. В 90-е гг. в России также была создана Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, обладающая разветвленной иерархической организацией, центральным органом которой является Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС) РФ. Однако оптимизация рисков требует организации не только повседневных спасательных работ или экспертизы инженерно-технологических Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М., 2004.

С. 39.

Этот этап функционирования общества У. Бэк определил как «общество риска».

См.: Бэк У. Общество риска. На пути к другому модерну. М., 2000.

проектов, но и воздействия на духовную жизнь общества, нацеленного на изменение в массовом сознании восприятия рисков и переопределение моделей поведения в них. Поэтому МЧС РФ, реализуя важнейшую функцию государства – обеспечение безопасности жизнедеятельности граждан, разрешает также проблему организации связей с общественностью в ситуациях риска и рисковых коммуникаций.

Разработка оптимальной модели коммуникации требует разрешения проблемы полноты информации о риске и учета специфики восприятия информации такого рода. Первое из этих требований формирует противоречивую ситуацию: с одной стороны, обеспечение гражданских прав на информацию является базисной нормой демократического общества, но, с другой стороны, свободная циркуляция в обществе информации, акцентирующей внимание на кризисности, угрозах экологических катастроф и технологических аварий, способна провоцировать социальную деструктивность3. Известный исследователь в сфере рискологии Ортвин Ренн указывает на то, что информация об опасных событиях может спровоцировать вторичные социальные и экономические последствия, которые «…не ограничиваются непосредственным ущербом людям и окружающей среде, но также включают значительный косвенный ущерб, в том числе экономический, страховые выплаты, потерю доверия к организации или государству, социальному институту или вынужденный уход из политики»4.

Эта амбивалетность информации о рисках требует учета специфики восприятия такой информации, что указывает на необходимость опоры на социокультурный анализ при разработке коммуникативных технологий. Его отличительным принципом является перенесение фокуса исследования на нравственные и социальнопсихологические аспекты, определяющие взаимодействие субъектов и принятие ими решений в ситуациях риска. При этом в качестве субъекта выступает не только актор, прогнозирующий рискогенные ситуации и разрешающий кризисы (реализованные риски), но и актор, порождающий эти риски в своих повседневных практиках.

Не менее важным для социокультурного анализа является требование учета культурных ресурсов и традиций, которые оказывают Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М.: Наука, 2001. С. 21.

Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты // Вопросы анализа риска. 1999. Т. 1. № 1. С. 93.

влияние на социальную жизнь акторов5, выступают теми объективными структурами (схемами восприятия, мышления и действия), которые способны направлять или подавлять практики и представления субъектов. Эти структуры П. Бурдье определил понятием «габитус»6.

Изучение данных структур, сформировавшихся в культуре России, показывает низкую чувствительность общества к рискам, что позволяет определить сформировавшуюся социокультурную среду как рискогенную7. Поэтому проблема оптимизации социальных рисков имеет не только управленческое, но и социокультурное содержание.

Выделенные позиции свидетельствуют об инновационности практической задачи обеспечения эффективности коммуникации с общественностью в условиях рискогенности социокультурной среды, которая решается МЧС России. Эта инновационность обусловливает специфику комплекса технологий связей с общественностью, реализуемых МЧС. Исследование данных коммуникативных практик имеет значение для разработки современных коммуникативных технологий, оказывающих влияние на духовную жизнь общества. В этом контексте анализ технологий взаимодействия МЧС со СМИ и общественностью, а также изучение степени эффективности их реализации остро актуально для практики социального управления.

Степень разработанности темы. Тема диссертационной работы представляет собой поле пересечения актуальных направлений в современной отечественной социологии – социологии риска, исследования культурной специфики российских трансформационных процессов и технологий социальных коммуникаций. Специальные монографические исследования по заявленной диссертационной теме в настоящее время отсутствуют. Однако по каждому из выделенных направлений накоплены работы, которые выступают методологической и эмпирической базой для проектирования и реализации исследований, направленных на выявление специфики коммуникативных технологий в рискогенной социокультурной среде.

В частности, в современной науке в последнее десятилетие активно разрабатывается проблематика социальных рисков. Достаточно указать на ключевые методологические работы в этом направлении, которые принадлежат Э. Гидденсу и У. Бэку. В их работах Штомпка П. Теоретическая социология и социологическое воображение // Социологический журнал. 2001. № 1.

Бурдье П. Начала. М., 1994. С. 193.

Яковенко И.Г. Риски социальной трансформации российского общества: культурологический аспект. М., 2006.

вскрыт механизм производства риска на фазе постиндустриального функционирования общества, выявлена закономерность доминирования производства риска по отношению к производству товаров. В отечественной науке этот круг проблем исследуется специалистами в области рискологии – О.Н. Яницким, А.В. Мозговой, И.Г. Яковенко8.

В работах отечественных ученых показано влияние риска на изменения в различных сферах общества, формирование новых общностей под воздействием производства и распространения рисков, специальное внимание уделяется воздействию рискогенной среды на планы и поведенческие установки индивида.

С этим направлением исследований пересекается разработка проблемы специфики российских трансформационных процессов.

Она отражена в монографических работах и коллективных исследовательских проектах, которые реализованы под руководством М.К. Горшкова, академика Т.И. Заславской, Р.В. Рывкиной и др.9 Данному кругу проблем посвящен ежегодный симпозиум, который проводится на протяжении более десятилетия под руководством академика Т.И. Заславской и собирает представителей различных наук – историков, социологов, юристов, экономистов, культурологов10. Исследования этой группы ученых затрагивают проблему рискогенности современных трансформационных процессов, однако за редким исключением (например, работы И.Г. Яковлева) не выделяют ее в качестве специального предмета исследований. Функционирование социальных субъектов в обществе рисков, в частности молодежи, анализируется Ю.А. Зубок и В.И. Чупровым11.

Последнее десятилетие отмечено активизацией интереса к вопросам управления и организации экологических рисков в современной России, но они изучаются, как правило, в рамках экономического См.: Мозговая А. В. Социология риска: возможности синтеза теории и эмпирического знания // Риск в социальном пространстве. М., 2001; Яницкий О.Н. Социология риска. М., 2003; Яковенко И.Г. Указ. соч.

См.: Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформаций. М.: Дело, 2004; Рывкина Р.В. Экономическая социология переходной России. Люди и реформы. М., 1998; Левада Ю. Ищем человека: Социологические очерки. 2000–2005. М., 2006; Российская идентичность в условиях трансформации:

Опыт социологического анализа. М., 2005; Собственность и бизнес в жизни и восприятии россиян. М., 2006; Яковенко И.Г. Указ. соч.

См.: Кто и куда стремится вести Россию.. Акторы макро-, мезо- и микроуровней современного трансформационного процесса / Под общ. ред. Т.И. Заславской. М., 2001; Куда идет Россия.. Формальные институты и реальные практики / Под общ.

ред. Т.И. Заславской. М., 2002.

Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Указ. соч. С. 18.

подхода и ориентированы на оптимизацию методов адаптации к антропогенным и природным рискам. Так, в работах А.А. Быкова, Н.В.

Мурзина, Б.Н. Порфирьева проанализированы уровни управления риском, принципы, механизмы и методы решения задач обеспечения приемлемого риска, рассмотрено правовое и организационноэкономическое регулирование природно-антропогенных рисков12.

Вопросы, связанные с определением экологического риска и характером его восприятия, получили отражение в работах А.Д. Абалакова, Е.В. Бондарчука, Е.В. Никаноровой13.

Современные принципы управления экологическими рисками в российском обществе в контексте деятельности Министерства по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации (МЧС) нашли отражение в исследованиях А.С. Гринина, В.П. Журавлева, А.В. Измалкова, В.И. Измалкова, В.Н. Новикова, С.Л. Пушенко, А.М. Яковлева и других. Однако и в этих работах основное внимание исследователей сосредоточено на анализе истории формирования соответствующей управленческой структуры, выработке ее организационной структуры и специфики деятельности14. Такое специфическое направление, как исследование коммуникативных технологий, которые выступает необходимой составной частью мониторинга рискогенных ситуаций и преодоления последствий чрезвычайных ситуаций, пока еще не нашло отражение в специальных исследованиях.

Вместе с тем проблематика коммуникативных технологий в настоящее время является предметом многочисленных исследований, поскольку на 90-е – начало 2000-х гг. приходится бурное развитие в России специального направления профессиональной деятельности – См.: Быков А.А. Теория и методы управления риском чрезвычайных ситуаций // Риск в социальном пространстве М., 2001; Быков А.А., Мурзин Н.В. Проблемы анализа безопасности человека, общества и природы. М., 1995; Порфирьев Б.Н. Управление в чрезвычайных ситуациях: проблемы теории и практики. М., 1991; Он же. Управление риском (на примере природных рисков) // Риск в социальном пространстве. М., 2001; и др.

См.: Абалаков А.Д. Экологические риск и опасность в природопользовании // География и природные ресурсы. 2000. № 2; Бондарчук Е.В. Как управлять риском.

Экология в шкале ценностей современного общества // Евразия. Природа и люди.

1997. № 4; Никанорова Е.В. Анализ риска: социально-экологический аспект // Медицина труда и промышленная экология. 1999. № 3.

См.: Гринин А.С., Новиков В.Н. Экологическая безопасность. Защита территорий и населения при чрезвычайных ситуациях. М., 2002; Журавлев В.П., Пушенко С.Л., Яковлев А.М. Защита населения и территорий в чрезвычайных ситуациях. М., 1999;

Измалков В.И., Измалков А.В. Техногенная и экологическая безопасность и управление риском. М., 1998.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»