WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В главе анализируется видовой и возрастной состав строительной древесины Новгорода, исследуется его динамика на протяжении X-XV вв. В постройках средневекового Новгорода преобладает древесина хвойных пород: сосны (50%) и ели (48%), доля лиственных пород в выборках не превышает 2%. Это соотношение не является неизменным: прослеживаются определенные хронологические и локальные закономерности. В усадебной застройке Людина конца (Троицкий раскоп) на протяжении X-XI вв.

наблюдается существенное преобладание еловых бревен (81 и 66%), доля сосны значительно меньше (соответственно 15 и 32%). Однако, начиная с XII века, количество используемой в строительстве сосны возрастает почти вдвое, а доля ели соответственно уменьшается. Преобладание сосновых бревен в коллекции сохраняется до конца периода, изучаемого археологически (54% в XII в., 60% - XIII в., 59% - XIV в., 57% - XV в.) В постройках на усадьбах Плотницкого конца, изучавшихся на Федоровском и Никитинском раскопах, изначально, с момента освоения этих участков под городскую застройку, преобладает сосна (73 и 59% при 27 и 34% ели). Своеобразие видового состава строительной древесины разных раскопов может объясняться тем, что население того или иного конца древнего Новгорода эксплуатировало различные лесные массивы как источник древесины для строительства, что, в свою очередь, может быть связано и с кончанской собственностью на землю, восходящей, по мнению В.Л. Янина, к древнейшим новгородским порядкам.

При изучении возрастного состава строительной древесины археологических памятников образцы подразделяются на возрастные группы в зависимости от количества годичных колец: I группа – до 50 колец, II группа – от 51 до 100, III группа – от 101 до 150, IV – от 151 до 200, V – от 201 до 250 (Б.А. Колчин, Н.Б. Черных). Новгородцы использовали, в основном, молодое дерево I –II групп возрастом до 100 лет: такие модели составляют в исследуемой выборке около 79%. Доля многолетних деревьев III-V возрастных групп, которые являются наилучшим материалом для дендрохронологического исследования и построения дендрошкал, в совокупности не превышает 21% выборки. Возрастной состав строительной древесины, как и ее видовой состав, не является неизменной величиной. В ранний период (X-XI вв.) число многолетних деревьев в застройке невелико, начиная с XII века, оно постепенно возрастает; во второй половине XIII – XV вв. процент многолетних моделей особенно высок. Похожие тенденции изменения возрастного состава строительной древесины отмечены исследователями и на других археологических памятниках северо-западного региона Восточной Европы.

Анализ использования различных пород древесины в сооружениях позволил выявить существующие здесь закономерности. В постройках большинства средневековых усадеб на протяжении X-XV веков преобладает ель; особенно часто ель используется там, где необходимы бревна небольшого диаметра – при сооружении оград и частоколов, опорных конструкций – лаг, различного рода подкладок. Из сосновых бревен новгородцы изготавливали разного рода настилы (в т.ч. настилы мостовых), опорные столбы, фундаментные площадки и другие массивные детали.

Использование твердых пород древесины, отмеченное преимущественно на раннем этапе освоения городской территории, носило вспомогательный характер. Изучение строительной древесины сооружений различных типов приводит к выводу о существовании целенаправленного отбора качественного дерева для строительства общественно значимых объектов - мостовых древних улиц, а также административного комплекса на усадьбе Е Троицкого раскопа, где в XII веке происходили заседания «сместного» суда князя и посадника.

Начиная с середины XIII века, происходят изменения в использовании строительной древесины. Наблюдается тенденция к увеличению размера и, следовательно, возраста используемых в замощении улиц сосновых бревен;

тогда же при сооружении новых настилов мостовых перестали разбирать настилы предшествующих ярусов, отказавшись от экономии строительного дерева. Видимо, в этот период новгородцы начинают активно эксплуатировать как источник качественной строительной древесины ресурсы более удаленных лесных массивов, и эта традиция сохраняется на протяжении двух веков, до последнего периода существования новгородской государственности. Отмеченные изменения отражают резко возросшие потребности города в большом количестве качественного строительного материала. С другой стороны, они характеризуют достаточно высокий уровень организации городского хозяйства, при котором заготовка, транспортировка на большие расстояния и доставка строительного леса в средневековый город осуществлялась регулярно и бесперебойно на протяжении длительного исторического периода. Примечательно, что к этому времени (1265-1267гг.) относится и единственный дошедший до нас документ, регламентировавший обязанности новгородцев по замощению общественных центров города – Детинца и Торга – «Устав Ярослава о мостех».

Глава 3. Дендрохронологическое исследование сооружений Людина конца.

3.1. Троицкий раскоп.

3.1.1. Проблемы хронологии Троицкого раскопа.

В разделе сформулированы проблемы, возникающие при дендрохронологическом исследовании сооружений Троицкого раскопа. К их числу относятся: плохая сохранность деревянных конструкций в верхней части культурных напластований; последствия стихийных бедствий (пожаров) и бурных событий политической истории Новгорода на рубеже XII-XIII вв., повлиявшие на сохранность сооружений в культурном слое;

различная степень репрезентативности дендроматериалов раннего (X-XII) и позднего (XIII-XV) периодов. Дополнительные проблемы возникают из-за сложной стратиграфической ситуации: древняя дневная поверхность имеет ярко выраженный уклон в восточном и южном направлениях. Выбор для исследования материалов XI и XII раскопов обусловлен их многочисленностью и разнообразием, единством методики исследования, а также перспективами дальнейшей разработки дендрохронологической шкалы Троицкого раскопа.

3.1.2. Итоги дендрохронологического исследования сооружений Троицкого XI раскопа (1995-1998 гг.).

На территории XI раскопа, располагавшегося в северной части комплекса Троицких раскопов, зафиксирована трасса средневековой Пробойной улицы и частично территории трех усадебных комплексов – Г, И, Р. Принципиально важно, что коллекция дендрообразцов включает и спилы с конструкций мостовых, и с синхронных им построек: изучались сооружения 5-29 ярусов и мостовые Пробойной улицы ярусов 2-28. Общее количество исследованных образцов 632 экз. В работе отмечены особенности видового и возрастного состава выборки. Видовой состав характеризуется абсолютным преобладанием хвойных (образцы сосны – 45%, ели – 54%, доля лиственных пород не превышает 1%). Наблюдается определенная его динамика на протяжении X-XV вв. Если в слоях X-XI вв. доминирует ель, то, начиная с XII в. и до середины XV в. существенно возрастает доля сосновых бревен, достигающая в разные периоды 54-60%. Сосновые бревна преобладают в конструкциях мостовых, а также усадебных настилов и вымосток, из них изготавливают крупные столбы и фундаментные обкладки; для строительства большинства жилых и хозяйственных построек используется в основном ель.

Возрастной состав выборки дендрообразцов характеризуется преобладанием молодого дерева I-II группы возрастом до 100 лет (его доля достигает 83%), при доле многолетних моделей, не превышающей 17 %. Эти тенденции прослежены ниже и для других выборок новгородской строительной древесины. Сравнительный анализ демонстрирует разные тенденции для жилой застройки и Пробойной улицы, что приводит к выводу о существовании специального отбора качественного строительного материала для общественно значимых объектов – уличных мостовых.

В результате дендрохронологического исследования получили датировку 383 образца из 72 сооружений, включая 25 ярусов Пробойной улицы; дендродаты относятся к периоду с 930 до 1440-х гг. Графики сосновых моделей охватывают период с 816 по 1447 г., графики еловых образцов – период с 842 по 1407 г. Распределение графиков на хронологической шкале доказывает, что наименее обеспеченный материалом период приходится на последнюю четверть XII - рубеж XII-XIII вв., что делает этот отрезок троицкой хронологии наиболее уязвимым. На отсутствие полноценных материалов этого времени, безусловно повлияли и разрушительные пожары, неоднократно зафиксированные летописью в этой части Новгорода в конце XII – начале XIII в. и прослеженные археологически, и разгром усадеб боярского клана Мирошкиничей, повлекший смену владельцев на большей части троицких усадеб. В разделе приводится характеристика датированных сооружений XI раскопа в хронологической последовательности, начиная с древнейших. Группировка порубочных дат образцов и дат строительства на хронологической шкале позволяет выделить периоды активной заготовки строительной древесины. Первый - 930-е гг.; он связан с формированием первых усадебных комплексов на этой территории. На протяжении XI столетия период активизации строительства приходится на 1070-1080-е гг. – время возникновения комплексов 22 яруса и 23 яруса мостовой Пробойной улицы. В XII столетии аналогичные процессы наблюдаются в 1110-е (сооружения 20 яруса, мостовая 21 яруса) и в 1140-е гг. (постройки 17 яруса и мостовая 19 яруса). Пики строительной активности на протяжении XIII-XIV вв., связаны в основном со сменой настилов мостовых и массовой заготовкой строительного дерева: 1220-е гг., 1260-е гг., 1280-1300-е гг., 1330-е., 1350-е, 1380-е гг., 1420-е, 1440-е гг.

3.1.3. Итоги дендрохронологического исследования построек Троицкого XII раскопа (1995-2000 гг.).

Троицкий XII раскоп занимал юго-западную часть в комплексе Троицких раскопов. На большей части его территории располагаются сооружения усадьбы Е (в верхних слоях в раскоп попадает и восточный участок усадьбы Ж), в южной части – северный участок усадьбы С.

Выдающееся значение сделанных на этом раскопе открытий придает изучению его дендрохронологических материалов особую актуальность.

Сооружения Троицкого XII раскопа (3\4-28 ярусы) относятся к X – 2-ой половине XIV вв., застройка XIII-XIV вв. отличается плохой сохранностью, в коллекции дендрообразцов она представлена единичными спилами и отдельными сооружениями. Большую часть изучаемой выборки составляют образцы из сооружений X - первой половины XII вв.

Общее количество исследованных образцов – 330 экз. Видовой состав характеризуется преобладанием хвойных: сосна - 37%, ель - 61%, дуб - менее 2%. Количество сосновых бревен в застройке постепенно увеличивается, достигая максимума (68%) в первой половине XII в., что связано с формированием комплекса административного назначения на усадьбе Е.

Выявлены закономерности использования различных видов древесины в разных типах построек, характерные также и для других раскопов.

Возрастной состав древесины XI и XII раскопа практически идентичен.

Своеобразие заключается в увеличении доли зрелой древесины III-V групп в строительстве в XII веке, что также связано с застройкой усадьбы Е:

прослеживается специальных отбор качественной древесины для строительства сооружений, связанных с отправлением судебной процедуры и имевших общегородское значение.

Дендрохронологическое изучение дерева сооружений позволило датировать 230 образцов из 43 средневековых построек. Большая часть полученных дендродат укладывается в интервал 950-1140-е гг., отдельные образцы и сооружения датированы 1190-ми гг., 1290-ми гг., 1350-ми гг.

Графики сосновых моделей охватывают период с 864 по 1359 г., графики ели – с 823 по 1146 г. При общей фрагментарности материалов конца XII-XIV вв., наиболее уязвимым участком шкалы является вторая половина XII – рубеж XII-XIII вв.: лишь три кривые обеспечивают связь ранней (IX -1 половина XII века) и поздней (XIII-XIV вв.) части шкалы. На основании группировки порубочных дат образцов и сооружений для Троицкого XII раскопа можно выделить несколько этапов наиболее активной заготовки древесины и усадебного строительства. В X в. это 950-е гг., в XI столетии - 1030-е гг., 1070-90 гг. В XII в. выделяется период 1120-40-х гг. Этот пик приходится на время формирования в 1120-е гг. на территории усадьбы Е комплекса сооружений, отождествляемых с местом проведения «сместного» суда князя и посадника, активно функционировавшего в 1130-40-е гг. и, возможно, в последующие десятилетия. В результате проведенного исследования получили датировку около 70 % изучаемых дендрообразцов, на основании порубочных дат которых получены датировки 43 сооружений усадеб Е и С Троицкого XII раскопа. Полученные дендродаты в основном укладываются в период 950 – 1140-х гг. Для этого времени удалось проследить динамику развития усадебной застройки, выявив в том числе хронологические рамки формирования уникального административного комплекса усадьбы Е, связанного на протяжении XI и в начале XII вв. с фискальными интересами государства, а в XII в являвшимся местом проведения «сместного» суда князя и посадника.

3.1.4. Динамика застройки Людина конца средневекового Новгорода (по результатам дендрохронологического исследования сооружений Троицкого раскопа).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»