WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Green was thinking of his marriage, he had finally made up his mind, bought a wedding wring, invited his fiance to have dinner after his Parliament discourse (Snow, Corridors of Power). Теперь Грин думал об их свадьбе, когда он наконец-то решил купить кольцо и пригласил свою невесту на обед после его парламентских дебатов (Сноу, Коридоры власти).

В оригинале отсутствуют союзы «когда» (when), а также «и» (and). Но данная замена не нарушает смысла, наоборот, при полном сохранении тропа асиндетона в этом случае текст не имел бы целостности, был бы труден для восприятия читателем.

Затем пятнадцать пудов муки он всунул в библиотеку (прямо по коридору), запер дверь на ключ, повесил на дверь ковер, к ковру приставил этажерку, на этажерку пустые бутылки и какие-то старые газеты, и библиотека словно сгинула - сам … не нашел бы в нее хода (Булгаков, Четыре портрета).

Асиндетон создает определенный ритм в повествовании, четко формирует связь текста. Читатель вовлечен в библиотеку героя, вслед за короткими предложениями, автор предлагает ему следовать за главным героем.

3. Схемы Сравнение – троп часто встречается обособленно, но иногда тесно переплетается с приемом иронии автора. Сравнение раскрывает фантазию и талант автора, а также привлекает внимание читателя. Например:

They had been interested in what went on around them, and still had a flow of interest, nearly as deep as when they were young: but interest was what they were left as most (Austen, Pride and Prejudice). Все были заинтересованы в том, что происходили вокруг, у них все еще был интерес ровно настолько, насколько они были молоды, и именно он заставил их остаться (Остин, Гордость и предубеждение).

Гауптвахтов треснул себя по лбу и, как сумасшедший, побежал обратно к магазину (Чехов, Забыл!!).

В обоих примерах сравнение Джейн Остин «as deep as when they were young», а так же сравнение А.П. Чехова «как сумасшедший» иронично.

Предмет сравнения зависит не только от замысла автора по отношению к своему произведению, но и от криативной способности находить объекты сравнения.

Под гиперболой мы понимаем явное и намеренное преувеличение, имеющее цель усиление выразительности. Очевидно, что гипербола всегда является продуктом авторской фантазии и чувства юмора. Иногда гипербола тесно связана те только с предыдущим абзацем, но и со всей главой, что указывает на ее участие в формировании категории когерентности.

Например:

When Miss Sharp had performed the heroical act mentioned in the last chapter, and had seen the Dixonary, flying over the pavement of the little garden, fall at length at the feet of the astonished Miss Jemima, the young lady’s countenance, which had before worn an almost livid look of hatred, assumed a smile that perhaps was scarcely more agreeable, and she sank back in the carriage in an easy frame of mind (Thackeray, Vanity Fair). После того как мисс Шарп совершила геройский поступок, упомянутый в предыдущей главе, и удостоверилась, что Словарь, перелетев через мощенуюдорожку, упал к ногам изумленной мисс Джемаймы, лицо молодой девушки, смертельнобледное от злобы, озарилось улыбкой, едва ли, впрочем, скрасившейего, и, со вздохом облегчения откинувшись на подушки кареты … (Теккерей, Ярмарка тщеславия).

Олицетворение – перенесение человеческих черт и характеристик на неживые и неодушевленные предметы. Олицетворение часто имеет разную грамматическую структуру, но подчинено определенным правилам построения. Олицетворение всегда неожиданно в тексте, олицетворение времени заставляет читателя задуматься о смысле и скоротечности бытия.

Например:

Time was passing, that was dull, one realized it only when it was over and brought it back to memory, which was itself fallacious. One never realized what the actual flux of time had been like when one was living it: just as James Ryle might recall looking out over the river brooding on his celibacy, and cut off that recollection as though it were framed, like a period in a history text book: while on the actual evening, time had, not surprisingly, flowed on and in due course… (Snow, In Their Wisdom). Время проходило мимо, кто-то замечал его, только когда оно полностью скрывалось из вида, или когда скучная мысль о нем заставляла вспомнить его. Никто по настоящему не мог прочувствовать этого течения времени, поскольку сами находились непосредственно в нем.

Только Джеймс Райл вспоминал его в своей холостяцкой жизни, когда он мог спокойно высиживать, словно наседка, речные пейзажи, а потом неожиданного обрывать воспоминания и смотреть на них, как на исторический период в учебнике, пока то самое время плыло по той реке и по тем станицам (Сноу, На свободе).

После второй рюмки божественная теплота разлилась у меня внутри, и благодушие приняло меня в свои объятия. (Булгаков, Четыре портрета) Олицетворение состояния человеческой души, например, чувство благодушия встречается в художественном тексте редко, поскольку, чувства не принадлежат к неодушевленным предметам. В данном примере благодушие выступает в роли живого существа, которое может обнять и утешить.

Категория когезии, как категория структурной связности раскрывается на уровни фигур речи, к которым можно отнести эллипсис, анаколуф, асиндетон и полисиндетон, а также повтор.

В нашей работе будем придерживаться обще принятого определения о том, что эллипсис – намеренный пропуск несущественных слов в предложении без искажения его смысла или для усиления эффекта. Иногда эллипсис полностью сохраняется переводчиком и не теряется в новом тексте.

Например:

When I first met him he reminded of Pier Bezukhov from the novel “War and”, but unlike Pier, he seemed vigorous and businesslike (Snow, Corridors of Power). Когда мы с ним встретились впервые, он напомнил мне Пьера Безухова из «Войны», однако не в пример Пьеру, производил впечатление человека энергичного и делового (Сноу, Коридоры власти).

Единственное различие в эллиптичности в данном примере - это то, что в русском варианте опускается союз and (и), в отличие от оригинального, а также в русском варианте нет слова novel (роман), поэтому в данном примере эллипсис сильнее проявляется в русском варианте, переводном.

Действительно, для восприятия на русском языке можно вообще опустить уточнение из романа «Война и», поскольку для русского читателя Пьер Безухов это не герой романа, а скорее имя нарицательное. Иностранному читателю данный герой знаком, но Ч. Сноу, хотя и опускает название полностью, все-таки считает необходимым упомянуть, откуда этот герой.

Я мгновенно полюбил хозяина, его кузена и нашел, что Зинаида Ивановна, несмотря на свои 38 лет, еще очень и очень недурна, и борода Карла Маркса, помещавшегося прямо против меня рядом с картой железных дорог на стене, вовсе не так уж огромна, как это принято думать. История появления Карла Маркса в квартире поверенного, ненавидящего его всей душой, - такова (Булгаков, Четыре портрета).

Пример эллипсиса по отношению к политическим деятелям, особенно крупным, всегда понятен читателю, даже иностранному (при переводе). В данном случае, личность Карла Маркса настолько яркая, что читателю знакома даже его внешность.

Часто для того, чтобы привлечь внимание читателя автор использует фигуру анаколуф – сознательное нарушение синтаксических правил, в результате чего некоторые слова в предложении оказываются неверно согласованы.

Данная намеренная синтаксическая несогласованность частей предложения, своего рода структурное нарушение вовсе не разрывает текст, а наоборот связывает его. Резкая смена тематики высказывания одновременно прослеживается на уровни структуры текста, причем неразрывно связана с содержанием.

Прием анаколуф для текстообразования передается в переводе легче, чем эллипсис. В следующих примерах видно, что при явной перемене порядка слов, некоторых добавлениях, синтаксическая несогласованность, перемена тема сохраняется, при чем функциональность текстообразования данного приема сохраняется. Например:

For once, that afternoon the business was simple, his good nature seemed genuine and he could let it flow (Snow, In Their Wisdom). Тогда, тем вечером все шло нормально, его веселый нрав был не наигранным и он с радостью делился им со всеми (Сноу, На свободе).

Следующими фигурами речи, которые, безусловно, играют большую роль в текстоформировании, а также раскрывают категорию когезии, выступают асиндетон и полисиндетон, которые мы уже рассматривали при анализе категории персональности.

Категория когерентности, которая отражает содержательную связность текста, а также тесно связана с категорией информативности, поскольку содержательная сторона информативна сама по себе, и конечно, неразрывно связана с категорией когезии и персональности, ведущими категориями текста. Но, несмотря на тесную связь с категорией когезии, которая выражается только фигурами речи, категория когерентности формируется при помощи тропов и схем. Основываясь на исследуемом материале, категория когерентности выражается с помощью схемы аллюзия и гипербола, тропов антономазии и метонимии.

1. Схемы Под аллюзией мы понимаем – ссылку на историческое событие или литературное произведение, которые предполагаются общеизвестными.

Аллюзия выступает всегда дополняет содержание текста особым смыслом, таким образом, формируя одну из важнейших категорий текста – информативность. Например:

The first time I dropped napalm I thought, this is the village where I was born. That is where M. Dubois, my father’s old friend, lives. The baker – I was very fond of the baker when I was a child – is running away down there in the flames I’ve thrown. The men of Vichy did not bomb their own country (Green, The Quite American). Первый раз, когда я сбросил напалм, у меня мелькнула мысль: вот деревня, где я родился. Тут живет старый друг моего отца мсье Дюбуа. Булочник - в детстве я очень любил нашего булочника, - вот он бежит там, внизу, объятый огнем, который я на него сбросил. Даже те, из Виши, не бомбили свою собственную страну. Я казался себе куда хуже их (Грин, Тихий американец).

Для русского читателя, в русском тексте этот прием едва заметен, скорее Виши выступает в роли малопонятного термина, если брать его отдельно, например в данном в данном абзаце. Поэтому, здесь уместно сказать о категории цельности художественного текста, когда отдельно взятый отрывок весьма сложен для анализа. В целом, можно сказать, что, рассматривая данное произведение, как единое целое, читатель примерно понимает, о чем идет речь. На самом деле имеется в виду правительство Виши, прогитлеровское правительство маршала Петена, которое во время второй мировой войны на основе соглашения о сотрудничестве с нацистами стояло во главе так называемой «неоккупированной» Франции. В английском тексте такой сноски нет, поскольку автор предполагает, что такого рода ссылка на исторической событие не нуждается в дополнительном пояснении.

Аналогичный пример аллюзии можно привести из произведения М.

Булгакова «Воспоминание…», хотя Пречистинский бульвар известен многим, но из контекста иностранному читателю будет сложно понять о чем, идет речь. Ср:

Мыслимо ли расстаться, если, лишь только я подниму голову, встречаю над собой потолок, правда, это отвратительный потолок - низкий, закопченный и треснувший, но все же он потолок, а не синее небо в звездах над Пречистинским, где, по точным сведениям науки, даже не 18 градусов, а 271, - и все они ниже нуля (Булгаков, Воспоминание).

Но иногда прием аллюзии носит универсальный характер, когда автор ссылается на исторический предмет универсального, масштабного характера.

Например, упоминание автором текста исторического памятника Биг Бэн, который расположен не далеко от здания парламента в столице Великобритании, не требует дополнительного пояснения на русском языке.

Аллюзия может полностью совпадать. Например:

A lamp was shining over the Big Ben – the parliamentary session was running at the moment. We passed it and went in the direction of Whitehall. We can see the light in the Exchequer on the other side of the Parliament Square (Snow, Corridors of Power). В вышине над Большим Беном светился фонарь – шло заседание парламента. Мы прошли чуть дальше по направлению к Уайт-холлу. По другую сторону Парламентской площади в здании Казначейства тоже горел свет (Сноу, Коридоры власти).

2. Тропы Под антономазией мы понимаем — троп, при котором происходит замена названия или имени путем указания какой-нибудь существенной особенности предмета или отношения его к чему-либо. Например:

I can hardly say my liking, he was a real Gaboriau, no doubt. He’s never calm, always suspicious, keeping anxiety and often winning (Green, The Quite American). Я вряд ли могу вам рассказать о моем отношении, он был несомненно очень похож на Габорио, всегда суетливый, взволнованный подозрительный и всегда побеждающий. (Грин, Тихий американец).

Очевидно, что, используя только перевод, прием антономазии обнаружить невозможно, поскольку данный прием не передается автором.

Габорио для большинства русских читателей не имеет такой ассоциативной связи, как у английского читателя. Действительно, Эмиль Габорио известный французский писатель середины XIX века, родоначальник французского детектива мало известен широкому кругу читателей, поэтому в данном случае прием антономазии был бы неуместен.

Передать прием антономазии в переводе легко лишь тогда, когда она построена внутри текста, это значит, что такого рода замена становится понятной любому читателю, независимо от того текст это перевод или оригинала.

Следующим текстообразующим приемом, который также формирует категорию когерентности, является метонимия. Под метонимией мы понимаем - употребление слова в переносном значении, словосочетание, в котором одно слово замещается другим, в отличии от метафоры, где замещение может производиться лишь словом, обозначающим предмет (явление), находящийся в той или иной (пространственной, временной и т.д.) связи с предметом (явлением), которое обозначается замещаемым словом. C помощью данного приема автор формирует содержательную и информационную цельность текста.

Первый самый распространенный пример метонимии, когда правительство, страна или учреждения автор ассоциирует с определенными людьми, подчеркивая их общность и принадлежность к определенному кругу. Метонимия на таком уровне передается при переводе легко и полностью соблюдается автором перевода. Например:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»