WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

внешнего. Проблема соответствий является одной из центральных в «Вечернем альбоме», она связана с его лирическим адресатом В. О. Нилендером19.

В стихотворении Цветаевой переосмыслена любовная коллизия, составляющая основу повествования Дюма, любовь Маргариты возвышается до жертвенной, ее возлюбленный трансформируется в мальчика «с улыбкой детской», что выводит на главную тему первого раздела – тему детства. Мотив отказа от любимого пересекается с переживаниями лирической героини Цветаевой, отраженными в стихотворениях раздела «Любовь». Тема смерти, возникающая в последней строфе анализируемого стихотворения – сквозной мотив всего творчества Цветаевой – становится одной из основных тем ее поэзии уже в первой книге стихов.

Ряд смысловых ассоциаций, обретающих значимость в контексте «Вечернего альбома», связан со вторым персонажем книги Дюма Арманом Дювалем. Во-первых, сама личность Армана, идеалиста, не желающего замечать действительность, безусловно привлекла внимание Цветаевой. Во-вторых, особый смысл приобретают рассуждения Армана, вспоминающего вечер накануне первого свидания с возлюбленной, резонирующие с собственными переживаниями автора «Вечернего альбома» («Зеленое ожерелье», «Мука и мука», «Ошибка» и др.). Наконец, мотив страха перед будущим, мотив разочарования и возможности превращения мечты в скуку, страх потери идеала – все эти темы, близкие и дорогие Цветаевой, в разных вариациях повторяются в ее поэзии.

Нами прослежена еще одна линия, связывающая лирику Цветаевой с романом А. Дюма-сына и его литературным предтечей – романом аббата А. Ф. Прево д’Экзиля «История кавалера Де Гриё и Манон Леско» (1733).

Именно эту книгу дарит героине Арман с надписью «Маргарите смиренная Манон», обозначив, таким образом, свое представление о нравственном превосходстве своей возлюбленной. Тема романа аббата Прево – власть См. нашу статью: М. Цветаева и В. Нилендер, переводчик Гераклита Эфесского // Русская литература. 1992.

№ 1. С. 160 – 170.

разрушительной страсти над человеком, тема «Дамы с камелиями» – великодушное чувство, близкое бескорыстной любви Русалочки Г. Х. Андерсена и Ундины В. А. Жуковского. Проблема выбора, стоящая перед Маргаритой, решается в пользу долга, дух побеждает страсть. Противительные отношения между книгами Прево и Дюма – это антиномия долг / страсть. А борение этих сил – вечный конфликт цветаевской лирики, зародившийся уже в «Вечернем альбоме» («Колдунья», «Анжелика»). К образу Маргариты Готье Цветаева обратится снова в 1933 г. в «Оде пешему ходу», а образ Манон возникнет в стихотворении 1917 г. «Кавалер де Грие! Напрасно…» и в эссе «Нездешний вечер» (1936). По нашим наблюдениям, целый ряд общих мотивов (вечер, сон, мечта, канун, прошлое, смерть, поэзия) позволяет говорить о семантических перекличках раннего «Вечернего альбома» и эссе «Нездешний вечер».

Шестой раздел второй главы «В. О. Нилендер, переводчик “Фрагментов” Гераклита Эфесского и первая книга стихов М. Цветаевой “Вечерний альбом”» посвящен личным и творческим отношениям Цветаевой с В. О. Нилендером и тому влиянию, которое оказали на нее «Фрагменты» Гераклита Эфесского, известные ей по переводу Нилендера. В. О. Нилендер20 – главный герой и лирический адресат раздела «Любовь» первой книги стихов М. Цветаевой «Вечерний альбом». Из 35 стихотворений этого раздела более половины обращены к Нилендеру21. Еще одно стихотворение — «Невестам мудрецов» — вошло в раздел «Только тени», в котором Цветаева превращает героя из ряда реальных, живых, любящих, т. е. материальных, в любимую «тень», место которой – в душе. Несомненно, многое из бесед сестер Цветаевых, и особенно Марины, с будущим лирическим адресатом «Вечернего альбома» нашло отражение на страницах этого поэтического сборника. «Вечерний альбом» – это, в определенном смысле, поэтический ответ Цветаевой на Владимир Оттонович Нилендер (1883 – 1965) – русский поэт, переводчик, филолог. Окончил Московский университет (1916). Был близок московскому кружку символистов-«аргонавтов», участвовал в их изданиях «Весы», «Золотое руно», «Мусагет» и др.

«На прощанье», «Втроем», «Встреча», «Плохое оправдание», «Детская», «Зимой», «Так будет», «Правда» и др.

Несколько стихотворений этого раздела посвящено Эллису: «Ошибка», «Бывшему Чародею», «Чародею». А такие стихотворения раздела, как «В чужой лагерь», «Луч серебристый», «Оба луча», адресованы и Нилендеру и Эллису одновременно.

предложение переводчика и толкователя Гераклита. В этом ответе явлена человеческая и творческая позиция его автора и объяснение своего отказа от любви.

Целому ряду стихотворений II раздела предпосланы эпиграфы – отрывки диалогов и отдельных фраз, взятых из разговоров с Нилендером. О. Нилендер, ученик И. В. Цветаева, филолог-античник, как раз в пору знакомства с Цветаевыми работал над переводом изречений Гераклита Эфесского, составивших книгу «Фрагментов»22. Эта работа стала второй сутью Нилендера, и вполне вероятно, что в беседах с сестрами Владимир Оттонович рассказывал и о Гераклите, и о своей работе над трудом мыслителя, и о своем понимании отдельных положений Гераклита. По-видимому, появившаяся в 1910 году книга «Фрагментов» является одним из ключей-комментариев и к юношескому «Вечернему альбому», опубликованному даже раньше книги Нилендера.

Концепции мироустройства у Гераклита представляют собой непрерывное изменение и становление. Это бесконечный круговорот стихий – Огня, Воды, Воздуха и Земли. Человек как часть Космоса включен во всеобщее движение.

Подобно Космосу он состоит из света и ночи; то одно, то другое преобладает в нем, что, в свою очередь, вызывает чередование «бодрствования» и «сна», или жизни и смерти.

Две стороны души (ночная и светлая) – извечный конфликт музы М. Цветаевой. Свет и ночь в человеке, добро и зло в нем — для Цветаевой, как для Гераклита, названные противоположности составляют нерасторжимое единство; кроме того, эти понятия относительны. Отсюда также рождается парадоксальность суждений и Гераклита, и Цветаевой.

Во вторую книгу стихов М. Цветаевой «Волшебный фонарь» (1912) входит стихотворение «Душа и имя». В нем поэт обыгрывает свое имя Марина, т. е. «Морская». Одновременно она пытается примирить противоречие, существующее между именем (стихия Воды) и душой (стихия Огня) через понятие Мечты.

Гераклит Эфесский. Фрагменты. М.: Мусагет, 1910.

Одна из центральных тем философской концепции Гераклита – тема раздора, лежащего в основе гармонии: «противоборствующее – соединяющее», и «из разнообразия – прекраснейшая гармония», и «все бывает благодаря распре»23. Тема войны, распри оказалась лейтмотивом любовной лирики Цветаевой. Постоянный ее сюжет – борьба женщины и мужчины, двух противоположностей, стремящихся к гармонии не иначе как через борьбу. Это женское нутряное отторжение от враждебного мужского особенно ярко проявилось уже в стихотворении «В чужой лагерь».

Особую роль в семантике «Вечернего альбома» играет тема сна. Конечно, эта тема, давно разработанная в литературе, имела не один источник; она могла быть навеяна самыми разными произведениями и образами. Однако мы считаем, что приоритетным ее источником, во всяком случае, в рамках «Вечернего альбома», было влияние философии Гераклита, хотя бы потому, что она неизменно сопутствует образу Нилендера. Среди стихотворений, обращенных к нему, назовем прежде других «Связь через сны». Та же связь прочитывается в помещенных в «Вечернем альбоме» стихотворениях «Привет из вагона» «Каток растаял», «Не гони мою память! Лазурны края…», «Наши души, не правда ль, еще не привыкли к разлуке..», «Кроме любви». В представлении М. Цветаевой мир перевернут, в нем все относительно и зыбко, и только сон – некая пограничная устойчивая черта между противоположными понятиями дня и ночи, жизни и смерти, мечты и действительности.

В следующем (седьмом) разделе второй главы «Стихотворение М. Цветаевой “Сказки Соловьева” и его литературный источник» речь идет об отражении творчества Сергея Соловьева в ранних произведениях М. Цветаевой. Стихотворение «Сказки Соловьева» входит в III раздел сборника «Вечерний альбом» «Только тени» и посвящен любимым литературным героям юного автора. Как нам удалось установить, литературным источником стихотворения послужил сборник поэта Сергея Михайловича Соловьева (1885 – 1942) «Grurifragium» (1908), а точнее, две сказки, включенные в него – «Сказка о Там же. С. 5-7.

Серебряной Свирели» и «Сказка об Апрельской Розе». Вопрос о том, насколько серьезным было влияние сложной символики «Grurifragium» на юную Цветаеву, достаточно труден и вряд ли имеет однозначный ответ, но романтическая идея двоемирия, соотношения грёзы и бытия, идея ранней смерти, безусловно нашли отклик в ее душе. Из пяти сказок сборника Цветаева обращает внимание лишь на две, написанные прозой. По словам С. Соловьева, для этих сказок он пользовался формой сказок Г. Х. Андерсена и Э. Т. А. Гофмана. Звездоглазка и Жемчужная Головка – героини «Сказки о Серебряной Свирели». Эту сказку С. Соловьев посвящает Л. Эллису, к которому обращена и часть стихов «Вечернего альбома» («Первое путешествие», «Второе путешествие», «Бывшему Чародею», «Чародею», «Луч серебристый», «Ошибка»). Апрельская Роза – главная героиня «Сказки об Апрельской Розе», 14-летняя добрая красавица, дочь злой феи Серой Суеты. Героини сказок Соловьева – благородные и светлые личности, гибнущие на заре жизни под действием темных магических сил. Они близки многим любимым литературным персонажам Цветаевой и героям ее собственных стихов. В предисловии к книге Соловьев, характеризуя сборник, пишет о природе, находящейся во власти магических сил (Алая Пантера, Чернодум) и пассивных, женственных началах, которые «становятся добровольными (Звездоглазка) или невольными (Жемчужная Головка, Апрельская Роза) жертвами магии…”24.

Цветаева, обращаясь к излюбленной теме конфликта мечты и действительности, уравнивает смерть и сон, провозглашая, что уход лучше серого существования. Мотив вечера можно трактовать как преддверие, состояние накануне болезненного перехода из детства во «взрослость»; мотив лгущего слова, восходящий к В. А. Жуковскому, Ф. И. Тютчеву и символистам – «аргонавтам», актуален «здесь», «в уличном шуме», где все непрочно и лживо.

Апрель в стихотворении Цветаевой – не только отсылка ко времени действия сказок С. Соловьева, но и символ чуда, воскрешения, тоски по небу. Важность этого символа для самого автора проявляется и в заглавии его следующей Соловьев С. М. Grurifragium. М., 1908. С. XI.

книги25. Заметим, что праздник Пасхи чаще всего отмечается в апреле, а анализируемое стихотворение Цветаева помещает сразу за стихотворением «Пасха в апреле», что создает дополнительные смысловые аллюзии:

переплетения в ранней лирике романтико-символических, пантеистических и христианских мотивов.

В стихотворении «Из сказки в жизнь» сборника «Волшебный фонарь» Цветаева снова обращается к образу Жемчужной Головки. Адресат стихотворения — Ася Тургенева, жена А. Белого, в сознании Цветаевой ассоциируется и с Жемчужной Головкой, и с «погибшей царевной», которую можно интерпретировать как Апрельскую Розу.

Восьмой раздел второй главы диссертации называется «“Дневник” М. К. Башкирцевой и “Вечерний альбом” М. Цветаевой». Мария Константиновна Башкирцева – рано умершая художница и автор широко известного «Journal de Marie Bashkirtseff» – занимала особое место в сердце и мыслях юной Марины Цветаевой. Влияние «Дневника» Башкирцевой на формирование мировоззрения и первые литературные опыты Цветаевой рассматривается в этом разделе диссертации.

«Блестящей памяти Марии Башкирцевой» посвящает М. Цветаева «Вечерний альбом». Сразу за посвящением следует сонет «Встреча», вынесенный автором за рамки трех разделов стихотворного сборника.

Совершенно очевидно, – и это подтверждается и стилистически, и структурно, и логически, и тематически, – что сонет обращен именно к Марии Башкирцевой.

Основной образ сонета – «полудетский лик» – одновременно включает это стихотворение и в ряд стихов о детях, и в ряд стихов раздела «Любовь».

Отметим также, что и сама Цветаева считает себя еще полуребенком (стихотворение «Детская»). Рассказ о Башкирцевой – это опосредованно и повесть о самой лирической героине. Башкирцева обладает всеми качествами, отличающими, по мысли Цветаевой, неординарную личность: талант, благородство, искренность, романтизм, аристократизм, индивидуализм, наконец, Соловьев С. М. Апрель. М., 1910.

ее настигает ранняя смерть. Таинство смерти – едва ли не главный и самый мучительный вопрос, к которому Башкирцева снова и снова возвращается в своем «Дневнике». Сонет оказывается связанным со значимой в сборнике темой сна, который, согласно Гераклиту, «полужизнь, полусмерть». Именно в таком пограничном состоянии возможна встреча «с тенью». Символы уходящего поезда, вокзала, вагона присутствуют и в «Вечернем альбоме», и в «Волшебном фонаре». Последняя строка сонета Цветаевой есть непосредственная отсылка к «Дневнику», к душевным метаниям автора в поисках любви и счастья, которыми полны записи последних двух лет. Эти переживания близки Марине Цветаевой в момент работы над «Вечерним альбомом». Совершенно очевидно, что произведение Башкирцевой является важным литературным источником, повлиявшим на замысел и сам факт создания первого сборника стихов М. И. Цветаевой, наряду с «Фрагментами» Гераклита Эфесского в переводе В. О. Нилендера.

Посвящение первого лирического сборника Башкирцевой свидетельствует об особой роли ее личности в самоопределении Цветаевой. Очевидно, что Цветаева воспринимает Башкирцеву как своеобразного двойника, это есть «узнавание себя в другом, молчаливый кивок»26. Отражение настолько сильно, что бесконечные параллели и созвучие возникают на разных уровнях. Мы считаем также, что «Дневник» оказал непосредственное влияние на стихотворение Цветаевой «Молитва». Мы присоединяемся к мнению о том, что «сущность … влияния Башкирцевой на самоопределение Цветаевой можно описать как нахождение ею культурного прецедента, сообщающего авторитетность тому пути, который решено избрать»27.

В девятом разделе второй главы «В. Я. Брюсов и символисты» анализируется влияние поэзии символистов (К. Бальмонт, Эллис, В. Брюсов) на самоопределение Цветаевой и на поэтику ее первой книги стихов. В круг чтения юной Цветаевой попадают три тома стихотворений В. Брюсова «Пути и Цветаева А. И. Воспоминания. М., 1984. С. 82.

Шевеленко И. Д. Марина Цветаева в 1911 – 1913 годах // Блоковский сборник. XI. Тарту. 1990. С. 56.

перепутья» (1908). Пометы Цветаевой на экземпляре трехтомника Брюсова говорят о внимательном прочтении и важности для нее этой книги.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»