WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Малолетние вправе быть одаряемыми по договору дарения, не требующему нотариального удостоверения или государственной регистрации.».

При этом, под мелкой сделкой мы предлагаем понимать незначительную по стоимости сделку, направленную на удовлетворение не только бытовых (повседневных), но и иных потребностей.

6. Правило ст. 27 ГК РФ позволяет наделить несовершеннолетних, достигших 16 лет, полной дееспособностью, но ГК РФ не оговаривает, что эмансипированный, несмотря на объявление его полностью дееспособным, приобретает эту способность не всегда в полном объеме. Поэтому, ст. 27 ГК РФ целесообразно дополнить пунктом 3, содержащим следующее правило:

«Несовершеннолетний, достигший 16 лет, в результате эмансипации приобретает полную дееспособность, если иное не предусмотрено законом».

7. В связи с распространением азартных игр и социальной значимостью проблемы зависимости от азартных игр ст. 30 ГК РФ целесообразно дополнить еще одним основанием ограничения дееспособности, таким как злоупотребление азартными играми. Поэтому считаем целесообразным, абз. п. 1 ст. 30 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или азартными играми ставит себя или свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности...».

Теоретическая значимость состоит в проведении комплексного исследования категории правосубъектности в целом и правосубъектности граждан, в частности.

Проведенное исследование и сформулированные выводы способствуют более глубокому познанию рассмотренной категории, дополняют некоторые выводы ранее проведенных исследований, дают основу для возможности изменения ряда научных подходов, могут быть использованы для дальнейшей разработки как проблем правосубъектности, так и смежных проблем гражданского права.

Практическая значимость исследования заключается в выработке автором рекомендаций по совершенствованию и применению гражданского законодательства в сфере правосубъектности граждан.

Проведенный автором анализ законодательства и практики его применения позволил сформулировать ряд предложений по совершенствованию действующего законодательства, целью которых является повышение эффективности правового регулирования правосубъектности граждан, устранение неоднозначного толкования правовых норм, а также выявление ряда новых аргументов в обоснование отстаиваемой позиции.

Материал диссертационного исследования может быть использован при дальнейшей научной разработке проблем гражданской правосубъектности, при совершенствовании нормативно-правовых актов, а также в процессе преподавания курса гражданского права.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре Гражданского права и процесса Байкальского государственного университета экономики и права, где проведено ее рецензирование и обсуждение.

Основные положения и выводы исследования изложены в публикациях автора и сообщениях на научных конференциях. Ряд теоретических положений диссертационного исследования апробирован при чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсу гражданского права в Байкальском государственном университете экономики и права.

Структура работы предопределена логикой исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, устанавливаются цель, задачи, формулируется гипотеза, определяются объект, предмет, методология исследования, показывается научная новизна, раскрывается практическая и теоретическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава первая «Понятие правосубъектности» имеет общее, концептуальное, методологическое значение для данной работы. В ней последовательно рассматриваются три группы вопросов.

Первый параграф «Развитие учения о правосубъектности» посвящен историческому развитию категории правосубъектности.

Историческое развитие зарубежного законодательства и правовой науки свидетельствует о тенденции расширения правосубъектности. Так в период рабовладения и феодализма она была разной для разных сословий, объем прав зависел также и от других факторов (расы, пола, гражданства, прав на землю и т.п.), кроме того, рабы вообще не были субъектами права. Впервые о формальном равенстве правовых способностей для всех заговорили в эпоху буржуазного права. Зародившаяся в это время естественно-правовая доктрина, содержала положения о том, что человек становится субъектом права как некое естественное творение, признаваемое правом, но не создаваемое им. А поскольку от природы люди равны, такое же их равноправие должно быть закреплено юридически. Естественно-правовая доктрина впервые ввела термин «физическое лицо». К этому же времени относится вычленение правоспособности и дееспособности, и их детальное исследование. В период капитализма было провозглашено равенство в правах, на которое не влияла расовая принадлежность, национальность, социальное положение и т.п.

Проведенное историческое исследование российского законодательства и правовой науки позволяет сделать вывод о неравномерности, цикличности развития категории правосубъектности и ее элементов в России. Особенно ярко это проявилось в правовом регулировании правоспособности. В первоначальные эпохи права и государства правоспособность была равна, с укреплением государства устанавливается четкая тенденция к неравенству правоспособности, которое «развивается» с течением времени и в итоге приводит к тому, что некоторые граждане вообще ее лишаются. К концу XIX в.

различия в правоспособности вновь начинают сглаживаться, но равенство правоспособности устанавливается только в начале XX в. С этого времени данная категория закрепляется в законодательстве за всеми гражданами как равная и неотчуждаемая.

С принятием в 1994 г. первой части Гражданского кодекса Российской Федерации правовое положение субъекта претерпело изменения. Основной тенденцией развития норм законодательства, регулирующих правосубъектность, является существенное расширение ее содержания, усиление гарантий ее реализации. Изменение законодательства повлекло актуализацию многочисленных проблем, связанных с определением понятия, сущности и структуры правосубъектности, однако, единого научного подхода к решению вопросов правосубъектности до настоящего времени не выработано, что не может не отразиться как на эффективности правового регулирования, так и на правоприменительной практике. Кроме того, наличие научных разработок теоретических и практических проблем правосубъектности не дает оснований считать вопрос исчерпанным, а лишь увеличивает поле для исследования.

Второй параграф «Дискуссия о понятии правосубъектности» посвящен исследованию понятия, сущности и структуры правосубъектности.

Выявление понятия и структуры правосубъектности позволяет определить правовые способности субъекта, обладание которыми обеспечивает ему вхождение в правовую систему и реализацию тех возможностей, которые она предоставляет.

В результате проведенного исследования дискуссии о структуре правосубъектности диссертант приходит к выводу, что структура правосубъектности складывается из двух элементов: правоспособности и дееспособности. Критически оценивается позиция П. Виткявичюса, полагающего, что правосубъектность – это система общих субъективных прав, к которым он относит: правоспособность, дееспособность и другие общие субъективные права. Обосновывается взгляд, что субъективные права не являются элементами структуры правосубъектности, потому как правосубъектность является их предпосылкой. Диссертант также не соглашается с точкой зрения, выделяющей деликтоспособность в качестве самостоятельного элемента правосубъектности. Деликтоспособность входит в правосубъектность в составе дееспособности, это подтверждается тем, что деликтоспособность обладает всеми признаками дееспособности: обусловлена уровнем волеспособности, возникает с достижением определенного возраста.

Деликтоспособность как способность нести ответственность за неправомерные действия может быть обеспечена дееспособностью. Возникновение части дееспособности (у несовершеннолетних от 14 – 18) влечет возникновение и деликтоспособности, в то же время лишение дееспособности влечет лишение и деликтоспособности.

Решение вопроса о том, достаточно ли правосубъектному лицу обладать только правоспособностью, либо в структуру правосубъектности, помимо правоспособности, входит и дееспособность, может быть найдено через разграничение понятий субъекта права и субъекта правоотношения.

Субъект права обладает правоспособностью. Лицо способное быть субъектом правоотношения способно не только иметь права и нести обязанности, но также способно приобретать и осуществлять права, принимать на себя обязанности и исполнять их. Даже если субъективное право возникнет на основе правоспособности и какого-то юридического факта, помимо действия, то оно не может быть осуществлено без помощи действия.

Способности к осуществлению субъективных прав реализуются в рамках правоотношения, а правосубъектность является предпосылкой возникновения правоотношения. Поэтому лицо способное быть субъектом правоотношения обладает не только правоспособностью, но и дееспособностью, в их совокупности, т.е. правосубъектностью.

Недееспособный субъект, являясь субъектом права, не способен быть участником правоотношения, так как не обладает дееспособностью.

Участником правоотношения является его опекун, выступающий в интересах недееспособного. Правосубъектность позволяет с помощью объективного права реализовать и защитить субъективные права и интересы недееспособного субъекта права.

Правосубъектность – это предпосылка правоотношения, т.е. признанное государством свойство, качество личности, позволяющее ей быть субъектом правоотношения. Понимание правосубъектности как предпосылки правоотношения раскрывает ее сущность и предопределяет ее структуру, которая состоит из двух элементов: правоспособности и дееспособности.

В третьем параграфе «Соотношение правосубъектности с другими правовыми категориями» анализируется соотношение правосубъектности с правовым статусом и правоотношением.

Исследование данного вопроса позволило более полно характеризовать правосубъектность, отграничить ее от иных категорий, которые также имеют отношение к субъекту, подтвердить, что правосубъектность является предпосылкой правоотношения, что наиболее точно выражает ее сущность.

В результате проведенного соотношения правосубъектности с правовым статусом диссертант приходит к выводу о самостоятельности этих категорий.

Правовой статус – это совокупность прав и обязанностей субъекта, отражающая его правовое положение, состояние во взаимоотношениях с обществом и государством. Но как не может быть статичным и равным объем возможностей, реализуемых субъектом, так и правовой статус не может быть одинаковым для всех. Между тем, правосубъектность предоставляет, как правило, равный объем способностей. Кроме того, правосубъектность, в отличие от правового статуса, обладает такими качествами, как всеобщность и неотчуждаемость. Наконец, не обладая правосубъектностью, лицо не способно приобрести права и обязанности, а, следовательно, и определить свой правовой статус по отношению к обществу и государству, который указывает, какой частью возможностей, предложенных правом, субъекту удалось воспользоваться, в какой степени ему удалось реализовать свою правосубъектность.

Анализ понятий правосубъектности и правоотношения, и их соотношения привел к выводу о том, что правосубъектность по своей юридической природе не является правоотношением. Несомненно, то, что правосубъектности присущи некоторые признаки правоотношения: 1) она существует в правовой форме, в которую облекается благодаря правовому урегулированию; 2) правосубъектность возникает между определенными лицами: между государством и носителями правосубъектности; 3) она гарантируется государством и обеспечивается его принудительной силой; 4) правосубъектность носит волевой характер.

Однако, несмотря на сходство, каждая из вышеназванных правовых форм обладает теми признаками, которые присущи только ей и которые отличают ее от других. Если в правосубъектности выражена лишь воля государства, обращенная ко всем ее носителям, то правоотношение возникает не только по воле государства, но и, по общему правилу, по воле субъектов правоотношения.

Помимо этого, субъекты, обладающие правосубъектностью, в отличие от участников правоотношения, не наделяются взаимными правами и обязанностями.

В литературе правосубъектность неоднократно оценивалась как частное (гражданское) или публичное правоотношение. Диссертант, не относит правосубъектность ни к частным (гражданским), ни к публичным правоотношениям. Такой вывод обосновывается тем, что правосубъектность не обладает важнейшей особенностью гражданского правоотношения – ей не присущ признак равенства сторон, поскольку в правосубъектности лишь одна из сторон является субъектом гражданского права, другая сторона – это государство, выступающее не в роли хозяйствующего субъекта, а в роли политического суверена, властвующего субъекта, что также характерно и для публичных правоотношений. Однако, на наш взгляд, правосубъектность не является публичным правоотношением. Любому правоотношению, и публичному в том числе, присуща своя структура, которой правосубъектность не обладает. Объектом правоотношения является поведение его участников, направленное на определенное материальное или нематериальное благо, однако, правосубъектность не предоставляет никакого материального блага, это только способность иметь и осуществлять права на данные блага. Содержанием правоотношения являются права и обязанности, что противоречит природе правосубъектности. Содержание правосубъектности составляет сама способность иметь права и нести обязанности, а также способность своими действиями приобретать права и осуществлять их, создавать для себя обязанности и исполнять их.

Известно, что для возникновения правоотношения необходимо несколько предпосылок: норма права, правосубъектность и юридический факт. Если же правосубъектность рассматривать как правоотношение, то она станет предпосылкой самой себя, что невозможно. Это еще раз подтверждает, что правосубъектность по своей юридической природе не является правоотношением.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»