WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
Шестой параграф посвящен анализу депортаций ряда народов Кавказа и Крыма.

В заключении диссертации обобщены итоги исследования и сформулированы основные выводы, которые сводятся к следующим положениям:

В первый, наиболее тяжелый период войны (июнь 1941 г. – ноябрь 1942 г.), ввиду того, что, во-первых, «классовый подход» не мог быть действенным в мобилизации населения СССР на защиту страны, и, во-вторых, русский народ принял на себя основную тяжесть войны, советское руководство приняло решение использовать в национальной политике, наряду с фактором советского патриотизма и дружбы народов, русский национальный фактор. Во второй период войны (ноябрь 1942 г. – январь 1944 г.), когда сохранялись как угроза стране, так и преобладающее участие русского народа в усилиях по отражению агрессии, как на фронте, так и в тылу, советское руководство усилило использование русского национального фактора, который стал в этот период ведущим в национальной политике. Курс советской национальной политики в первый и второй периоды войны смог обеспечить моральнополитическое состояние народа и армии, необходимое для достижения коренного перелома в войне.

В заключительный период войны (январь 1944 г. – май 1945 г.) советское руководство осознало, что после коренного перелома в войне и «интернационализации» армии педалирование национальных и патриотических чувств русского народа потеряло актуальность. Мало того, дальнейшая пропаганда идей русского первенства могла спровоцировать всплеск национализма среди народов СССР. Поэтому полити ка была перестроена на позиционирование Советского государства как «великой державы» всех народов, его населяющих, хотя и «во главе» с русским народом. Национальная политика в заключительный период войны способствовала упрочению морально-политического единства народа и армии и окончательному разгрому гитлеровской Германии и ее европейских союзников. В целом, советская национальная политика в Великой Отечественной войне показала высокую эффективность, проявив маневренность, гибкость и способность к манипулированию национальнопатриотическими чувствами.

Как результат национальной политики СССР, в течение всего хода войны советские люди в подавляющем большинстве выражали решимость принять активное участие в борьбе с фашистским агрессором. Несмотря на тяготы и жестокость, война некоторым образом оздоровила моральный климат в стране и породила надежды на лучшее будущее. В то же время, произошло резкое усиление националистических и сепаратистских настроений, повстанческого движения на отдельных территориях СССР. Различные аспекты этого движения и борьбы советских властей с ним оказывают существенное влияние на современную внешнюю и внутреннюю политику всех государств, возникших после распада СССР. Особенно большое значение они приобрели в Прибалтике (Эстония, Латвия, Литва) и на Украине, где являются одним из дестабилизирующих факторов в национальных отношениях. Период войны характеризовался ростом бытового и чиновничьего антисемитизма, который был вызван как внешними (гитлеровская пропаганда), так и внутренними факторами, в том числе реакцией основной массы населения страны на диспропорцию представленности еврейского народа во властных и иных структурах, воспринимавшуюся как проявление фактического неравенства национальностей в СССР. Однако для констатации о якобы проводившейся в годы войны в СССР политике «государственного антисемитизма» (то есть официальном введении дискриминационных мер в отношении еврейского народа) оснований не имеется.

Политика Советского государства по отношению к религиозным институтам была направлена на их использование в качестве национально-патриотического инструмента для мобилизации населения на отпор нашествию в течение всего периода войны, а также, в качестве внешнеполитического инструмента в заключительный период войны. Религиозная политика советского руководства в полной мере учитывала религиозное возрождение на оккупированной территории и усилившуюся во время войны религиозность масс в тылу СССР.

Во внешнеполитическом отношении национальная политика советского руководства наиболее ярко проявилась в создании Всеславянского и Еврейского антифашистских комитетов, цель которых заключалась в мотивации в пользу СССР международного общественного мнения, а также эксплуатацию экономических возможностей славянских и еврейских общин всех стран мира. Деятельность этих комитетов оказалась весьма эффективной. Однако выход руководства ЕАК за рамки предоставленной ему компетенции послужил причиной роста недоверия советского руководства к его деятельности и, в итоге, обусловил его трагический конец в 1948 г.

На оккупированной территории СССР национальная политика Советского Союза противодействовала усилиям гитлеровских оккупантов, которые были направлены на извлечение максимальных экономических и политических дивидендов из «вынужденного сосуществования» с советским населением в военное время. Гитлеровская пропаганда базировалась на лозунге «освобождения народов СССР» и не раскрывала свои планы аннексии территории и геноцида населения СССР. Такая политика в самом начале войны смогла ввести в заблуждение часть населения на оккупированной территории, недовольного советским режимом. Гитлеровцы смогли привлечь на свою сторону немало коллаборационистов. Однако уже вскоре после начала войны гитлеровская политика вызвала отторжение со стороны подавляющей массы населения оккупированных территорий, которая безоговорочно связывала свои надежды с возвращением Красной Армии и восстановлением советской власти. Такому повороту настроений населения оккупированной территории СССР способствовала советская национальная политика, поставленная на национально-патриотическую основу.

Усилия ряда деятелей Рейха, которые указывали на эффективность советской национальной политики и предлагали, в качестве ответной меры, перестроить германскую национальную политику, предоставив русскому народу самоуправление под анти большевистскими лозунгами, не имели успеха из-за противодействия со стороны ортодоксальных нацистов.

Советская национальная политика успешно противодействовала религиозной политике гитлеровцев, которые, с целью искоренения от коммунистической идеологии, допустили возрождение религии на оккупированной территории СССР. Уже во второй период войны гитлеровская религиозная политика стала утрачивать первоначальный эффект, и на оккупированной территории, при поддержке советских органов, произошло усиление влияния Московского Патриархата.

Советская национальная политика способствовала снижению эффективности созданных гитлеровцами вооруженных формирований из представителей народов СССР. Эти формирования показали низкую боеспособность, склонность к дезертирству и переходу на сторону партизан и Красной Армии. С военной точки зрения, роль гитлеровских вооруженных формирований из числа представителей народов СССР была несущественной. Специфическая особенность и, одновременно, слабая сторона коллаборационизма состояла в том, что коллаборационисты напрямую противопоставили себя большинству сограждан, которое не находилось под оккупацией и в своей массе исповедовало другие убеждения.

В целом, советская национальная политика внесла значительный вклад в обеспечение провала национальной и религиозной политики гитлеровцев, который отчетливо обозначился во второй период войны. Гитлеровцы упустили представившиеся им в первый период войны возможности по привлечению на свою сторону народов СССР. Попытка гитлеровского руководства наверстать упущенное в заключительный период войны – сделанная в конце 1944 г. ставка на антисоветское русское «квази-правительство» (КОНР) и его вооруженные силы, а также аналогичные украинские структуры, – не имела шансов на успех.

Депортации народов СССР являются негативным аспектом советской национальной политики. Акции по депортации населения по национальному признаку, осуществленные во время войны, преследовали следующие цели: вопервых, наказание за «пособничество» врагу во время оккупации, во-вторых, подавление повстанческого движения в ряде регионов страны, в-третьих, военностратегические цели – снижение опасности возникновения «пятой колонны» на снижение опасности возникновения «пятой колонны» на стратегически важных территориях в случае вооруженных столкновений с соседними государствами. Депортации народов имели долговременные негативные последствия, влияющие на национальные отношения на постсоветском пространстве, породив осетино-ингушский конфликт, крымско-татарскую, турко-месхетинскую и другие острые проблемы.

О роли национальной политики в достижении Победы можно заключить следующее. В свое время утверждалось, что политика партии в национальном вопросе облегчала победу красных сил в Гражданской войне «по крайней мере, на 50%» (Г.Е.

Зиновьев). В Великой Отечественной войне ее вклад в победу, по оценкам некоторых авторов, был едва ли не стопроцентным (В.И. Криворотов, И.Л. Солоневич).

Полагаем, что предельно точно измерить вклад национальной политики и национальных чувств в победу в процентах невозможно. Но то, что положительные аспекты национальной политики в СССР во многом определили победу советского народа в Великой Отечественной войне, представляется несомненным.

Публикации по теме диссертации:

1. Синицын Ф.Л. Антисоветское повстанческое движение в СССР в 1944 г. – первой половине 1945 г. // Вестник Саратовского государственного социально-экономического института. 2008. № 5 (24). С. 163–165. 0,3 п.л. (Входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК).

2. Синицын Ф.Л. Церковная и светская власть в СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны // Мир и политика. № 1 (28). Январь 2009. С. 91–102. 1 п.л.

3. Синицын Ф.Л. Национальная политика и национальные отношения в СССР во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: источники и историография // Вестник Прикамского социального института. Пермь, 2002. Выпуск 5. С. 132–150. 1,3 п.л.

4. Синицын Ф.Л. Национальная политика и национальные отношения в СССР во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (по материалам центральной прессы) // Представительная власть: мониторинг, анализ, информация. Специальный выпуск по материалам научной конференции «Многонациональная Россия: история и современность». М., 1998. С. 117–122. 0,4 п.л.

5. Синицын Ф.Л. Проблема национального и интернационального в национальной политике и пропаганде в СССР в 1944 – первой половине 1945 года // Российская история. 1 п.л. (принята к публикации).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»