WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Систематический анализ памятников скифской культуры ДнестроПрутско-Дунайских степей начинается со второй половины 50-х – начала 60х гг. XX века. Этот этап связан в первую очередь с деятельностью А.И.

Мелюковой. Её многолетние работы на территории Молдавии и Украины, в том числе и в их степной части, привели, во-первых, к обнаружению, исследованию и интерпретации эталонных скифских памятников в северозападном регионе скифского степного мира, а во-вторых, к воссозданию динамики фрако-скифских отношений (Мелюкова, 1962, 1975, 1979).

Полевые исследования скифских памятников Днестро-Прутско-Дунайских степей, проводившиеся в это время другими археологами, в подавляющем большинстве не скифологами, как правило, отражались лишь в предварительных публикациях. Авторы ограничивались в них суммарной датировкой материалов и определением этнокультурной принадлежности.

Тем не менее, основным достоинством данных публикаций, стало введение в научный оборот целого ряда новых материалов и формирование значительного по объёму фонда археологических источников скифской эпохи.

Учитывая всё это, следует констатировать, что уже к середине 80-х гг.

прошлого столетия отчётливо ощущается, что не только основные (общая хронология и этническая принадлежность тех или иных памятников), но и относительно частные проблемы скифской археологии (погребальная архитектура, распространение тех или иных категорий погребального инвентаря) применительно к довольно значительному накопленному местному материалу оставались неразрешёнными.

Следует заметить, что определённую попытку проанализировать накопленные материалы и выделить сначала только Придунайскую, а затем и Днестровскую группы скифских памятников в Днестро-Дунайских степях предприняла в своих работах Е.Ф. Редина. Однако эти выводы, на наш взгляд, не были достаточно обоснованы детальным анализом материала (Редина, 1989).

Ситуация с интерпретацией материалов в корне изменяется с появлением работы В.С. Ольховского, которая, среди прочего, содержит как глубокий анализ погребальной архитектуры, так и очень важные данные о распространении погребального инвентаря в скифских погребальных комплексах Днестро-Дунайских степей. Особо ценным достижением исследования В.С. Ольховского стало убедительно обоснованное выделение Поднестровской и Придунайской групп, а в их совокупности ДнестроДунайского локального варианта скифской степной культуры (Ольховский, 1991).

Таким образом, несмотря на труды нескольких поколений исследователей, в частности на огромные заслуги А.И. Мелюковой и В.С. Ольховского перед скифской археологией Молдавии и юго-западной части Украины, скифская культура Днестро-Дунайских степей представляется недостаточно изученной в сравнении с ее памятниками в других регионах. Значительное количество назревших проблем не получили достаточного научного освещения, ряд памятников, исследованных уже более 20 лет назад, до настоящего времени не введён в научный оборот, не существует ни одной специальной обобщающей работы о скифских памятниках региона. В частности, к настоящему времени не осуществлен систематический анализ всей совокупности известных на данный момент памятников региона с точки зрения типологии погребально-поминальной обрядности, соответствующей материальной культуры, не нашли разработки многие категории хроноиндикаторов. Последнее явилось причиной отсутствия подробной обоснованной периодизации скифского культуры Днестро-ПрутскоДунайского междуречья. Всё это и обусловило появление настоящего исследования.

Вторая глава посвящена характеристике, анализу и интерпретации погребальных сооружений и обряда скифов Днестро-Прутско-Дунайских степей и состоит из шести параграфов.

В первом параграфе анализируются погребальные сооружения и поминальные комплексы, их конструктивные элементы. Среди погребальных сооружений выявлены: ямы, катакомбы, грунтово-деревянный склеп, комбинированная гробница, сожжённые конструкции на древнем горизонте.

Из 545 комплексов 476 (87,33%) являлись курганными. В свою очередь, из них 458 комплексов являлись погребальными, что составляет 96,21%, и только 18 – поминальными, что составляет 3,79%. Бескурганных комплексов отмечено 69 (12,67% комплексов). Все они являлись погребальными.

Среди курганных погребений преобладают основные (359 или 78,39%).

Погребений, впущенных в курганы эпохи бронзы, – 49 (10,7%); впущенных в насыпи скифских курганов – 45 погребений (9,82%). Стратиграфическая позиция осталась не выясненной для 5 погребений (1,09%).

Основными и доминирующими среди погребальных сооружений, безусловно, являются 2 вида погребальных сооружений – ямы и катакомбы (92,8%).

Типология ям (по классификации В.С. Ольховского). Наиболее распространенным видом погребального сооружениями являются ямы. Их отмечено 272 (51,62% погребальных сооружений). Большинство ям принадлежат I типу – чаще всего прямоугольные, овальные или трапециевидные в плане ямы, отношение длины которых к ширине колеблется от 1,4:1 до 3,4:1 (266 ям – 97,79% всех ям). Наиболее распространённым среди ям I типа, как и во всём Северном Причерноморье, является вариант 1 (247 ям – 92,86% ям I типа). Подвариант А, предполагающий наличие столбовых ямок, встречен трижды (1,21% ям варианта I типа). Помимо варианта 1 встречены вариант 2 (4 ямы – 1,5% ям I типа), с каменной облицовкой стен ямы, и вариант 4 (10 ям – 3,76% ям I типа) со ступеньками-«заплечиками» вдоль длинных стен ямы. В процессе работы был выделен вариант 7 ям типа I (со ступенью вдоль одной из длинных стен), встреченный только на Суворовском могильнике на правобережье Нижнего Днестра (5 комплексов – 1,88% ям I типа). Наличие в двух комплексах таких элементов, как канавки, и невысоких уступов у западных и восточных стен ям позволили выделить подвариант А (2 ямы – 40% ям 7 варианта I типа). Ко II типу (квадратные или круглые в плане ямы) относятся всего 6 ям (2,2% всех ям). Все эти ямы включаются в 1 вариант.

Одна из них включается в подвариант А, предполагающий наличие столбовых ям.

Конструктивные элементы ям: перекрытие (88 ям – 32,35%); забутовка (1 яма – 0,36%); ступени (5 ям – 1,83%); материковые возвышения на дне ямы (5 ям – 1,83%); разделение ямы на 2 зоны (4 ям – 1,47%); обмазка «белой глиной» стен ямы (2 ямы – 0,73%).

Элементы обрядности, встречающиеся в ямах: погребение собаки в яме (1 яма – 0,36%) и погребение лошади в яме (1 яма – 0,36%).

Типология катакомб (по классификации В.С. Ольховского). Катакомба является вторым по количеству видом погребального сооружения в ДнестроПрутско-Дунайских степях – 217 (41,18% погребальных сооружений).

Одной из наиболее распространённых является катакомба I типа, погребальная камера которой ориентирована по длинной оси входного колодца и параллельна ему (70 катакомб – 32,26% катакомб). 68 из них являются бездромосными однокамерными, т.е. относятся к 1 варианту (97,14% катакомб I типа). Дважды встречен 2 вариант (2,86% катакомб I типа) – однодромосные однокамерные катакомбы.

Наиболее распространена катакомба II типа, погребальная камера которой является продолжением длинной оси входного колодца (катакомбы – 42,39% катакомб). Более многочисленны бездромосные однокамерные катакомбы (48 погребения – 52,17% катакомб II типа) – вариант 1. Подавляющее их большинство (47 – 97,92% катакомб варианта типа II) относится к подварианту А (длинные оси входной ямы и погребальной камеры находятся на одной линии). Катакомба II типа, относящаяся к подварианту Б (длинные оси входной ямы и погребальной камеры находятся почти на одной линии) – единственная (2,18% катакомб варианта 1 типа II). Реже встречаются однодромосные однокамерные катакомбы (44 погребения – 47,83% катакомб II типа) – вариант 2. 38 из этих 43 катакомб относятся к подварианту А (86,36% катакомб II типа варианта 2) – длинные оси входной ямы и погребальной камеры находятся на одной линии. 6 катакомб относятся к подварианту Б (13,64% катакомб II типа варианта 2) – длинные оси входной ямы и погребальной камеры находятся почти на одной линии.

Катакомбы III типа – длинные оси погребальных камер перпендикулярны длинным осям входных колодцев, причем вход в дромос или саму камеру находится в короткой стене входного колодца. Подобных сооружений отмечено 33 (15,21% катакомб). Все они представлены исключительно дромосными однокамерными конструкциями, т.е. вариантом 2. Большинство из них (25 – 75,75% катакомб варианта 2 типа III) принадлежат подварианту А. Подвариант Б встречен 8 раз (24,25% катакомб варианта 2 типа III).

Катакомбы IV типа – длинные оси погребальных камер перпендикулярны длинным осям входных колодцев, причем вход в дромос или саму камеру находится в длинной стене входного колодца. Все известные 5 комплексов (2,3% катакомб) являются однодромосными однокамерными, т.е. принадлежат варианту 2.

Катакомбы V типа – длинные оси входного колодца и погребальной камеры находятся под углом, входной колодец короткой стеной или отходящим от этой стены дромосом примыкает к длинной стенке камеры.

Подобные катакомбы ещё менее представительны, чем катакомбы IV типа (погребения – 0,92% катакомб). Оба погребения, являясь бездромосными однокамерными, по конструктивной схеме принадлежат варианту 1.

Катакомбы VI типа – длинные оси входного колодца и погребальной камеры находятся под углом, камера или дромос отходит от одного из углов или от её короткой стороны – в регионе зафиксировано 6 (2,77% катакомб).

Все указанные погребальные сооружения бездромосные и однокамерные (вариант 1).

Катакомб VII типа (по В.С. Ольховскому) среди изучаемых памятников не выявлено.

Катакомб VIII типа выявлено 7 (3,23% катакомб) – круглый или квадратный входной колодец примыкает к длинной стенке погребальной камеры. 6 катакомб (85,71% катакомб VIII типа) представляют 1 вариант (бездромосные однокамерные). Известна единственная однодромосная однокамерная конструкция (вариант 2 – 14,29% катакомб VIII типа).

Катакомб IX и X типа (по В.С. Ольховскому) среди изучаемых памятников не выявлено.

Среди большого многообразия катакомб удалось выделить новый тип, не предусмотренный классификацией В.С. Ольховского, – с двумя входами.

Этих комплексов 2 (0,92% катакомб). Оба они обнаружены в кургане эпохи бронзы у с. Мерены на правобережье Днестра. К погребальной камере с коротких торцевых сторон примыкают круглые в плане входные колодцы со ступенями и с оформлением закладов входа в одном случае с двух сторон, во втором – с одной стороны погребальной камеры. Типологически данный тип катакомбы наиболее близок к IX типу, отличаясь от него только наличием двух входных колодцев.

Таким образом, можно констатировать наличие 7 типов катакомб – а именно катакомб I, II, III, IV, V, VI, VIII типов по В.С. Ольховскому, а также ещё одного (катакомба с двумя входами), не предусмотренного классификацией В.С. Ольховского. Среди них преобладают простейшие и, безусловно, наиболее ранние типы катакомб (I и II тип – 74,65%). Внутри этих типов также чётко прослеживается доминирование наиболее простых вариантов и подвариантов. Всё это в совокупности свидетельствует о том, что в нашем регионе использовались исходные формы основных погребальных конструкций, при этом их усложнение и развитие не происходило. Подчеркнём, что катакомбы III, IV, V, VI и VIII типов в совокупности составляют 25,35% всех катакомб; среди них доминируют катакомбы III типа (15,21%), что характерно именно для Днестро-Дунайского локального варианта.

Конструктивные элементы катакомб: перекрытие устья входной ямы (катакомб – 2,3%), вспомогательная яма перед входной ямой (1 катакомба – 0,46%), забутовка входной ямы (3 катакомбы – 1,38%), ступени (катакомб – 71,88%) и ниши (6 катакомб – 2,76%) во входной яме; заклад входа в дромос/погребальную камеру (34 катакомбы – 15,66%), канавки (катакомбы – 1,38%) и бортики-порожки (2 катакомбы – 0,92%) для установки закладов, ниши в стенках камер (6 катакомб – 2,76%), разделение погребальной камеры на 2 зоны (6 катакомб – 2,76%), следы кремации в погребальной камере (2 катакомбы – 0,92%).

Элементы обрядности, встречающиеся в катакомбах: погребения собак (7 катакомб – 3,22%) и лошадей (8 катакомб – 3,68%) во входных ямах.

Грунтово-деревянный склеп представлен одним комплексом, по конструкции абсолютно не характерным для Днестро-Прутско-Дунайских степей (курган Цыганка) (0,18% погребальных сооружений). В типологическом отношении он представлял собой грунтово-деревянную камеру с ясно выраженным дромосом.

Комбинированная гробница в Днестро-Прутско-Дунайском междуречье встречена также один раз (Бутор8/2) (0,18% погребальных сооружений).

Погребение представляло собой сочетание таких видов погребального сооружения, как яма и катакомба (I тип комбинированных гробниц по В.С.

Ольховскому).

Сожжённые конструкции на древнем горизонте отмечены в комплексах (1,14% погребальных сооружений). Изначальные деревянные сооружения с применением глиняной тонкодёрновой «арматуры» в основном блоке конструкции, а также их радиальная обкладка из брёвен, сооружённые на древнем горизонте, сжигались. При этом процесс возведения курганной насыпи происходил ещё в тот момент, когда погребальное сооружение продолжало гореть (таким образом и происходил прожог насыпи).

Следы погребальных сооружений отсутствовали в силу разрушенности и ограбленности комплексов в 14 случаях (2,66% погребальных комплексов).

Среди них выделяются несколько групп: впускные погребения в насыпях курганов эпохи бронзы (9 случаев), впускные погребения в насыпях скифских курганов (4 случая) и погребение на выкиде (1 случай).

Вид и тип погребального сооружения не был установлен в 16 случаях (3,04% погребальных сооружений).

Поминальные комплексы сложно выделить из массы погребальных памятников. В нашем регионе отмечено 2 вида поминальных комплексов:

тризны со следами сожжения (прожоги) и собственно тризны (комплексов).

Тризны со следами сожжения (прожоги) встречены 12 раз. Они представляли собой овальные прослойки сильно пережжённых глины и грунта различной толщины (от 0,45 м до 1,85 м). Основные характеристики прожогов: 1) прожог был следствием сгорания значительного количества древесины, причём курганная насыпь образовывалась уже после полного сожжения дерева; 2) отсутствие следов какого-либо погребального сооружения и отсутствие погребального инвентаря; 3) наличие тризны, как правило, в виде кальцинированных костей животных. Наиболее приемлемым видится объяснение назначения прожогов в качестве ритуальных костров, возжигаемых при совершении поминальных действий (тризны) как во время погребения, так и спустя какое-то время во время очередных поминальных акций.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»