WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Косинцев и др., 2008). В итоге, на основании комплексного анализа были реконструированы экосистемы по названным выше временным срезам (см. аббревиатуру на стр.1 и рис. 1).

Глава 2. Характеристика основных возрастных подразделений позднего неоплейстоцена – среднего голоцена: стратиграфия и палеогеография В рамках данного исследования выбраны семь временных интервалов в течение 33-4,тыс. л.н., начиная с брянского межстадиала и заканчивая атлантическим оптимумом (рис. 1).

1. Брянский межстадиал (BR) – 33-24 тыс. л.н. – соответствует поздней фазе средневалдайского потепления. По комплексу данных средний валдай относится к третьей изотопно-кислородной стадии и выделяется в качестве ленинградского мегаинтерстадиала (Чеботарева, Макарычева, 1974; Шик и др., 2006). В брянское время существовал небольшой ледниковый щит в Скандинавии, а также отмечается существенная ледовитость океана в приполярных секторах и широкое распространение многолетней мерзлоты (Величко, 1973;

Van Andel, Tzedakis, 1996). Этому потеплению на Русской равнине отвечают брянская (Россия), дубновская (Беларусь), витачевская (Украина) ископаемые почвы. Эти погребенные почвы были установлены в лёссово-почвенных покровных образованиях Русской равнины от ~ 60 с.ш. до Причерноморья (~ 46 с.ш.). В Западной Европе брянскому межстадиалу соответствует потепление Штилфрид В, = Денекамп = Гранд Буа (van Andel, Tzedakis, 1996). В перигляциальной области Восточной Европы с севера на юг реконструированы мерзлотно-глеевые, дерновые надмерзлотно-глеевые иллювиальнокарбонатные и дерновые карбонатно-иллювиальные почвы BR (Величко, Морозова, 2002).

По данным Б. Френцеля, годовые температуры брянского времени в сравнении с современными на севере Русской равнины понижались на 8С, в центре Русской равнины – на 6С, в Причерноморье, Приазовье и на Нижней Волге – на 2-4С (Frenzel et al., 1992).

2. Эпоха поздневалдайского ледникового максимума (LGM) – 24-17тыс. л.н. – является заключительным этапом позднего неоплейстоцена – времени с наиболее суровым климатом в течение всего четвертичного периода (Величко, 1973). Начало временного интервала LGM совпадает с границей между изотопными стадиями 3 и 2 18О (MIS 3/2 – 24 тыс. л.) (Svendssen et al., 1999). Он начинается около 24 тыс. л.н., после формирования брянской ископаемой почвы, и завершается с началом деградации покровного оледенения, около тыс. л. н. В перигляциальной зоне наблюдалось лёссообразование: на севере Франции, юге Германии и Польши и в южной части Восточной Европы (Палеогеография Европы…, 1982;

Динамика…, 2002; Mangerud et al., 2002; Kster, 2005). На Русской равнине сплошное распространение мерзлоты ограничивалось 57-58° с.ш., в то время как ее очаги отмечались к югу до побережий Черного и Каспийского морей (48-49°с.ш.) (Величко и др., 1982; Velichko, Zelikson, 2005). Согласно палеореконструкциям, проведенным по палеофлористическим данным, установлено, что среднегодовые температуры LGM снижались до -30°С в приледниковой области и до -10 -5° C в южных областях Европы (Величко, 1982, 2002).

Рис. 1. Стратиграфичесая схема терминальго плейстоцена и голоцена: BR – брянский межстадиал, LGM –максимальное похолодание последнего оледенения, LGT – позднеледниковье, BAIC – межстадиальные потепления бёллинг-аллерёд, YD – поздний дриас, PB-BO – пребореал-бореал, AT3 – оптимум атлантического периода голоцена.

3. Третий из рассматриваемых интервалов – позделедниковье (LGT) – 17-12,4 тыс. л.н. – соответствует фазе разрушения и отступания ледника во второй половине поздневалдайского оледенения и включает стадиальное похолодание раннего дриаса (Bos et al., 2001). В LGT по всей Европе наблюдается деградация области распространения многолетней мерзлоты, усиление аридности климата, расширение площади песчаных массивов и лёссовых покровов (Mangerud et al., 2002; Velichko et al., 2004). Отложения LGT представлены осадками водноледникового происхождения и перигляциальными – озерно-аллювиальными, озерноболотными, песчаными и лёссово-почвенными образованиями (Величко, Морозова, 1972;

Gozhik et al., 2001). Палеоклиматические реконструкции на основе палеопедологических и палинологических данных показывают, что январские температуры были ниже современных примерно на 7-11°С, а июльские – на 2-9°С (Величко, Морозова, 1982; Kutbash et al., 1998).

4. В межстадиальные потепления бёллинг-аллерёд (BAIC) – 12,4-10,9 тыс. л.н. – Скандинавский ледниковый щит сильно деградировал. Ото льда освободились впадины Онежского и Ладожского озер и южная часть Белого моря (Lundqvist, 1986; Saarnisto, Saarinen, 2001). В интервале BAIC выделяются межстадиальное потепление бёллинг (12,4 – 12,0 тыс. л.н.), похолодание среднего дриаса (12,0-11,8 тыс. л.н.) и потепление аллерёд (11,810,9 тыс. л.н.) (Хотинский, 1997; Bos, 1998). Для этого времени характерно интенсивное торфонакопление и развитие почвенного покрова на значительной части Европы (Hammen, Wijmstra, 1971; Late Quaternary…, 1994; Mol, 1997). На севере Центральной Европы январские температуры опускались по сравнению с современными на 7-13°С, а летние температуры – на 1-2°С (Зеликсон, 1994; Velichko et al., 1997; Кременецкий и др., 1998).

5. Поздний дриас (YD) – 10, 9-10,2 тыс. л.н. – относительно короткий интервал похолодания и возврата климатических условий, характерных для оледенения (Палеогеография Европы…, 1982). Перигляциальные явления были широко распространены в YD (Isarin, 1997). Ледяные клинья и морозобойные трещины фиксируются в приледниковой области. Активизировались эоловые процессы, которые привели к развитию дюнных полей и песчаных массивов на севере Европы. В северо-западных областях Европы температуры июля были ниже современных на 6C, в центральных областях Европы – на 4C (Климанов, 1994, 2002; Isarin, Bohncke, 1999). Самые низкие зимние температуры (более чем на 14C ниже современных) были на севере Европы, вблизи Скандинавского ледникового щита (Климанов, 1994).

6. Ранний голоцен (PB-BO) – 10,2-8 тыс. л.н. – охватывает начало современного межледникового потепления. Ледниковый щит в Скандинавии исчез примерно 8,5 тыс. л.н.

(Lundqvist, 1986). Проявления многолетней мерзлоты в отложениях рассматриваемого интервала не обнаружены. С этим временем связано формирование лесного пояса. К раннему голоцену относятся пребореальный (10,2-9,0 тыс. л.н.) и бореальный (9,0-8,0 тыс. л.н.) периоды, климатическая обстановка которых имела сложный и пульсирующий характер (Хотинский, 1977; Спиридонова, 1991; Зерницкая и др., 2001; Величко и др., 2002, Van der Plicht et al., 2004). Температуры июля были ниже современных до 3°С. На севере Европы отрицательные отклонения январских температур составляли 6-9°С, южнее – 3-6°С (Савина, Хотинский, 1985; Величко и др., 2002; Zagwijn, 1994; Coope et al., 1998; Heikkil, Sepp, 2003;

Davis et al., 2003;).

7. Оптимум атлантического периода голоцена (AT3) – 6,0-4,8 тыс. л.н. – характеризуется максимальными температурными показателями современного межледниковья (Нейштадт и др., 1982; Хотинский, 1977, 1982). В это время шло формирование аллювиальных, озерноболотных, почвенных и балочных отложений. В центральных и северных областях Русской равнины среднегодовые температуры превышали современные на 1-2°С и оставались близкими к современным на юге России (Климанов, 1982; Бурашникова и др., 1982; Елина, Антипов, 1992; Кременецкий и др., 1998; Величко, 2002).

Глава 3. Методика исследований и материалы Получены палинологические характеристики по отложениям разрезов, расположенных на территории Русской равнины в современных растительных зонах от лесотундры до степи по меридиональному трансекту (30-40° в.д. и 45-65° с.ш.) (рис. 2).

Рис. 2. Местоположение изученных разрезов: 1 – Щетинское; 2 – Подолье; 3 – Севск;

4 – Александровский карьер; 5 – Сеновая; 6 – Крамской лог; 7 – Покровка; 8 – Роксоланы; – Беглица; 10 – Бирючья балка; 11 – Семибалки; 12 – Порт–Катон; 13 – Рикасиха.

Наиболее северным является разрез Рикасиха, находящийся в дельте Северной Двины, а самые южные разрезы расположены на побережье Северо-Восточного Приазовья (Семибалки, Беглица, Порт–Катон). Большинство разрезов представляет собой обнажения лёссово-почвенных образований. Брянская погребенная почва и перекрывающие ее лёссы или лёссовидные суглинки были исследованы в таежной зоне – разрез Щетинское, лесостепной – разрез Александровский карьер и степной – разрезы Роксоланы, Беглица, Семибалки, Бирючья балка. Межстадиальные субаэральные образования бёллинг-аллерёд изучены в разрезах Александровский карьер и Севск. Голоценовый интервал исследован в аллювиально-балочных отложениях центра Русской равнины (Подолье, Сеновая, Покровка, Крамской лог) и в торфянике на севере Русской равнины (Рикасиха). Одиннадцать разрезов имеют радиоуглеродные даты, а два (Семибалки, Беглица) имеют геологическое обоснование возраста, являясь лёссово-почвенными образованиями.

Для анализа палеорастительности Восточной и Западной Европы в поздненеоплейстоцен – голоценовое время (33-4,8 тыс. л.н.) автором составлен электронный банк данных (БД) «Paleoflora» (948 разрезов - 3899 образцов). Этот банк данных «Paleoflora» послужил основой для построения серий электронных карт как для индикаторных видов растений, характеризующих определенные растительные ценозы, так и для растительных сообществ, определяющих ландшафт в целом. Созданная автором палинологическая база включает литературные данные, материалы из Европейской базы данных (European pollen database /EPD/:www.ncdc.noaa.gov/paleo/epd) и оригинальные материалы Ш. Бохнкке, Т.А.

Серебрянной и автора. Построение карт проводилось с помощью картографической программы MAPINFO. Анализ собранного материала включал в себя как традиционные методы интерпретации палиноспектров, так и новые математические подходы, позволяющие характеризовать конкретные экосистемы.

Глава 4. Реконструкция палеорастительности по меридиональному трансекту для Русской равнины На основании изученных объектов и опубликованных палинологических материалов по основным разрезам, имеющим радиоуглеродные даты и расположенным на Русской равнине между 45-65° с.ш. и 30° и 40° в.д., был восстановлен растительный покров позднего неоплейстоцена – среднего голоцена по данному меридиональному трансекту В брянский межстадиал субарктические виды флоры – Armeria, Dryas, Rubus chamaemorus, Alnus fruticosa, Selaginella selaginoides, Lycopodium appressum, Lycopodium pungens были распространены в северных и центральных областях Русской равнины. Индикаторы степной флоры – Ephedra, Kochia, Eurotia ceratoides и др. в брянское время отмечены вплоть до 61° с.ш. Тундростепные растительные ассоциаций с сосново-березовым редколесьем простирались на юг до 56-57° с.ш. Ассоциации темнохвойной тайги с Picea, Pinus sibirica, Abies, Larix в брянское время имели островное распространение. Сосна и береза являлись основными лесообразующими породами разреженных перигляциальных лесов. Разреженные березовые, сосновые и еловые леса в сочетании с формациями луговых степей, тундровых группировок и галофильных группировок степного характера с участием Lonicera, Rhamnus, Cornus, Lycopodium clavatum, Pteridium произрастали между 54° и 590 с.ш. (рис. 3).

Перигляциальные лесостепи, где в формировании ландшафтов участвовали луговые степи с формациями сосново-березовых лесов с незначительным содержанием дуба, липы, лещины, располагались между 49° и 54°с.ш. Южнее доминировали степные растительные сообщества.

Во время последнего ледникового максимума валдайского оледенения на севере трансекта, в приледниковой области, были распространены кустарничковые тундры и тундро-лесостепи с участками степной и редкими «островами» березово-сосновой растительности. Тундровые и лесотундровые растительные группировки с Alnus fruticosa, Betula nana, Selaginella selaginoides, Lycopodium appressum, Lycopodium pungens произрастали в максимальное похолодание валдайской эпохи к северу от 48° с.ш.

Представители степных фитоценозов – Ephedra, Eurotia, Artemisia, Chenopodiaceae –входили в ассоциации перигляциальных тундростепей, лесостепей и степей, продвигаясь на север до 62° с.ш. На средних широтах ареалы Larix, Pinus sibirica, Picea, Pinus, Betula в составе лесостепных и лесотундровых растительных ассоциаций достигали 53° с.ш. Мозаичные ландшафты степных и тундровых ассоциаций в сочетании с сосново-березовым редколесьем простирались на юг до 49° с.ш. В LGM на Русской равнине происходила деструкция лесной зоны и перестройка существовавших растительных сообществ брянского времени севернее 52° с.ш.

Во второй половине поздневалдайского оледенения южные границы ареалов Alnus fruticosa, Betula nana, Picea, Larix, Pinus sibirica, Selaginella selaginoides постепенно смещались на север, более, чем на 300 км по сравнению с LGM. Лесные фитоценозы играли более заметную роль в составе лесотундровой и лесостепной растительности. Представители широколиственных пород постепенно расширяли свои ареалы. Кустарниковые тундры максимума валдайского оледенения трансформировались в лесотундры, а тундро-лесостепи – в лесо-тундростепи. Основные границы растительных провинций фактически не менялись по сравнению со временем последнего ледникового максимума.

В межстадиальные потепления бёллинг-аллерёд проявляется природная зональность на территории Русской равнины. Потепление выразилось в расширении лесных сообществ и сокращении тундровых и степных ассоциаций на средних широтах трансекта. Лесотундры позднеледниковья трансформировались во время интерстадиальных потеплений в лесотундростепи и хвойно-мелколиственные леса. Перигляциальная лесо-тундростепь располагалась между 61° и 63° с.ш. меридионального профиля. Здесь биоценозы представляли собой сочетание участков кустарниковых тундр, сосново-березовых лесов и тундростепных растительных ассоциаций, в состав которых входили Rosaceae, Rumex, Armeria, Onagraceae, Lycopodiaceae, Chenopodiaceae, Ephedra и Saxifragaceae. Разреженные сосново-березовые леса и сосново-елово-березовые леса с участками степных и тундровых сообществ располагались южнее до 54° с.ш. Далее на юг произрастали хвойношироколиственные леса с примесью дуба и липы, чередовавшиеся с полынно-злаковыми степями и кустарниковыми тундрами. Перигляциальная лесостепь расширяла свои ареалы на юге Русской равнины и достигала 47° с.ш. Ландшафты представляли собой комбинацию разнотравных степей с Artemisia, Centaurea, Armeria, Poaceae, Cichoriaceae, болотных ассоциаций, а также островных сосново-березовых лесов, с широколиственными породами.

На самом юге Русской равнины доминировали маревые и злаково-разнотравные степи.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»