WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

1 этап. В предбореальном (10200–9500 л. н.) и особенно в бореальном (9500– 8000 л. н.) периоде отмечается потепление, смягчение континентальности климата, расширение зоны лесов на территории Сибири. В северных и северо-восточных предгорьях и низкогорьях Алтая (Матвеева, 1960; Адаменко 1974) в начале голоцена произрастали березово-сосновые леса с развитым травянистым покровом лугового характера. В бореальное время широкое распространение получают Picea obovata и Pinus sibirica. Расселение темнохвойных пород на тяжелых почвах шло через березовые леса, на легких почвах сосна могла потеснить березу. По-видимому, на этом этапе началось вытеснение лиственницы на Салаире (процесс, идущий доныне) темнохвойными породами – кедром, пихтой, елью. В ленточных сосновых борах – развитие бореальных элементов и темнохвойных пород по пониженным местам.

В начале голоцена большая часть Кулунды была лесостепной. Здесь были представлены березняки, лугостепи, настоящие и галофитные варианты степей. Важнейшую средообразующую роль играли сосновые боры. В бореальный период в Барабе (Орлова, 1990), а также в части Кулунды происходило более или менее постепенное нарастание температур и усиление аридизации климата, что приводило к большему остепнению сообществ. Этот этап формирования растительного покрова от 12–11 до 6 тыс.

л. н. совпадал со временем существования хозяйства мезолитического охотника, в котором кроме охоты было развито собирательство и рыболовство.

2 этап. Атлантический период (8000–4500 л. н.) – это климатический оптимум голоцена. В лесной зоне Сибири широкое развитие получают еловые леса и березняки, а в конце периода в её юго-западном секторе распространяются теплолюбивые ильмовые леса, а также липа и дуб (Волкова, Левина, 1989). В эту фазу потепления вяз известен на севере Новосибирской области и в окрестностях нынешнего Новосибирска, где также отмечено присутствие липы (Левина, Орлова, 1993). Она также была распространена на значительных площадях Салаирского кряжа, где в это же время, по-видимому, расширились площади пихтовых и еловых лесов.

На большей части края доминировали сосновые и темнохвойные леса. В Предсалаирье, на Бийско-Чумышской возвышенности и в восточной части Приобья были леса из Betula и Pinus sylvestris, Abies и Picea, при участии Larix.

Во вторую половину атлантического периода (5,5–6,0 тыс. л. н.) в степной части края уже господствуют степные сообщества. Для этого времени археологи выделяют энеолитические культуры – афанасьевскую и большемысскую. С афанасьевской культурой связывают наиболее ранние следы развитого скотоводства и начало сибирской металлургии. Большемысская культура лесостепного Алтая в качестве преобладающей отрасли скотоводства имела коневодство, на втором месте находилось овцеводство и лишь на начальных этапах – разведение крупного рогатого скота. С появлением скотоводства происходит своеобразный демографический взрыв, интенсивно заселяются степные, лесостепные пространства и предгорная зона Алтая, которые в предшествующее время были слабо заселены (Кирюшин, 2002). Все это может свидетельствовать о наличии достаточной кормовой базы.

3 этап. Суббореальный и субатлантический периоды (последние 4500 лет) – более или менее единый этап в развитии природных условий. В связи с похолоданием и усилением континентальности климата в Сибири происходит деградация еловых и пихтовых лесов с участием широколиственных элементов. Процессы заболачивания достигают в это время грандиозных масштабов, приводя к образованию уникальных торфяных месторождений. Граница между лесом и степью остается относительно стабильной. Климатические условия Барабы и Северной Кулунды также характеризуется падением температур и увеличением увлажнения. Этому периоду соответствует ряд палинологических материалов с Приобского плато и южной части Кулунды (Гнибиденко, Волкова, Орлова, 2000; Ненашева, Михайлов, 2003; Ненашева, Силантьева, Михайлов, 2006).

На Приобском плато были развиты березовые, сосновые и смешанные леса, происходило заболачивание в поймах рек. По-видимому, приобские боры были сильно заболочены, т. к. большая часть торфяников имеет глубину до 2 м, а по окраинам заболоченных понижений распространялась лиственница. Возможно, активизация лиственничников наблюдалась также в низкогорьях и среднегорьях. Вместе с лиственницей большее распространение получали Picea obovata, Betula pubescens. В долинах горных рек встречались смешанные хвойно-лиственничные и березово-лиственничные леса, а на склонах гор – редкостойные лиственничные леса. Окраины приобских боров, предгорья и низкогорья Алтая были заселены носителями разных культур эпохи бронзы, и роль сосны как конкурента лиственницы могла усиливаться из-за антропогенного фактора – действия палов и пожаров (Сочава, 1956).

Эти же процессы, но уже вкупе с рубками, в период русской колонизации привели к истощению лиственничников Салаира и Верхнеобского бора.

Этому этапу соответствует эпоха бронзы в археологии. В это время происходит окончательный переход к производящему скотоводческому хозяйству, появляется земледелие.

Важнейшую роль играло просо, в ирменской культуре дополнительно и пшеница (Triticum antiquorum).

Андроновское время приходится на ксеротермическую фазу суббореального периода голоцена. Население сосредоточилось у широких речных пойм, игравших роль своеобразных степных оазисов, что вызвало пастбищную дигрессию, вытаптывание и дефляцию почв. Разразившийся экологический кризис сопровождался массовым исходом степняковскотоводов в более северные районы Западно-Сибирской равнины (Николаев, 1999). Это продвижение в комплексе с другими факторами могло быть облегчено остепнением, происходившим вследствие участившихся лесных пожаров по вине человека. Таким образом, фактор хозяйствования наложился на неблагоприятные климатические условия и мог привести к формированию значительных лесостепных и степных площадей без смешения климатически обусловленных ландшафтных зон.

Скотоводство составляло основу культур эпох раннего железа и хунно-сарматского, а в дальнейшем тюркского, монгольского и джунгарского времени. Была освоена практически вся территория края. Доля земледелия заметно изменялась. Именно скотоводческие культуры, в конечном счете, привели к значительному уничтожению и сокращению лесных площадей на территории края.

4 этап. Современный период развития растительного покрова соответствует зрелой стадии антропогеогенеза. Она характеризуется расширением масштабов и усилением интенсивности антропогенного воздействия на все компоненты природы.

На основе анализа архивных источников, материалов геоботанических отчетов Переселенческого управления 1910–1914 гг., публикаций и отчётов достоверно устанавлена большая залесенность территории края в момент начала его освоения земледельцами.

В XX в. возникли и искусственные леса – лесополосы, лесозащитные посадки, но в тоже время были распаханы степи и лугостепи, разработаны и осушены торфяные болота.

Таблица Реликтовые виды во флоре Алтайского края Экологический Число Возраст реликта Флороценотип ряд видов Третичные Нагорноазиатские Асоциальные (палеоген-неогеновые:

олигоцен-миоценовые, Мезофитные Лесные (черневые и черневомиоцен-плиоценовые, таежные) плиоценовые) Лесные (альнетальные) Высокотравные Прабореальные Ксерофитные Кверцетальные Прашибляковые Древнестепные Туссоковые Галофитные Гидрофильные Термофильные ~ Торфяно-болотные Болотно-лесные Всего третичных: Четвертичные Мезофитные Пратаежные (плейстоценовые) Мезоксерофитные Боровые Ксерофитные Лугостепные и степные Гидрофитно- Умеренно-теплые болотные Холодолюбивые Всего четвертичных: Итого: В деградированном состоянии находятся луга, используемые как пастбища. Это время активного формирования новых флороценотипов агрофитона и возрастающей роли новейших элементов флоры.

6.6. Реликты. В нашей работе реликт, или реликтовый вид – понятие историческое, но наиболее ясно выделяемое по признакам географическим (дизъюнкции ареала, изменения границ ареала и т. д.). Возраст реликта определяется временем вхождения его в состав флоры. Это время мы определяли на основании палеоботанических данных, а при отсутствии их, ботанико-географическими методами: изучением полного ареала вида и ареалов викарных видов; выделением геоэлементов флоры; оценкой ценотической приуроченности вида в различных частях ареала, реконструкцией путей флорогенеза (табл. 1). Особо сложно определить флору или ценофилум, реликтом которой является данный вид, но без этого смысл оценки возраста вида теряется.

Наличие реликтов разного возраста и различных ценофилумов растительности Бореального и Древнесредиземноморского подцарства дает представление об основных путях флоро- и филоценогенеза изучаемой флоры.

ГЛАВА 7. ИСТОРИЯ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА В материалах главы оценены эволюция типов хозяйствования на территории края и возможные формы воздействия человеческого общества на растительный покров в целом, а также на появление и распространение адвентивных видов. Происходящая антропогенная трансформация растительного покрова рассмотрена как часть общепланетарного процесса преобразования природных компонентов и ландшафтов в результате многосторонней хозяйственной деятельности – антропогеогенеза. Одним из показателей процесса антропогеогенеза, отражающим изменения в растительном покрове является формирование адвентивного элемента региональных флор. Для всех стадий в работе приводятся сведения о возделываемых культурах, эксплуатации лесов и других растительных ресурсов, адвентивных видах растений (Фальк, 1824; Брыков, 1830; Коптев, 1857; Гуляев, 1864;

Вербицкий, 1875; Краснов, 1886; Горст, 1894; Герасимов, 1894; Выдрин, Ростовский, 1899;

Кузнецов, 1914; Крылов, 1916; Синская, 1925; Поляков, 1934; Грибанов, 1960; Лучник, 1970; и мн. др.).

7.1. Начальная стадия антропогеогенеза. Палеолит 1,5 млн. – 12 тыс. л. н. характеризуется незначительным по характеру воздействием на растительный покров, сопоставимый с действием природных факторов. Для конца стадии в мезолите (14–9 тыс.

л. н.) характерно расширенное собирательство растительных ресурсов.

7.2. Ранняя стадия антропогеогенеза захватывает неолит и эпохи расцвета ранних кочевников и великого переселения народов. В неолите зарождаются производящие формы хозяйства: скотоводство и земледелие. В пределах края по материалам елунинской культуры ранней бронзы известен палеокарпологический материал: Panicum miliaceum, Echinochloa crus-galli, Setaria viridis; по материалам ирменской культуры поздней бронзы: Triticum antiquorum, Panicum miliaceum, а также связанный с ними комплекс условно сорных видов. Земледелие на базе проса было характерно для раннескифского и скифского времени и в хунно-сарматский период. Растения широко использовались в быту (в т. ч. в ткачестве) и в обрядах. Основным фактором воздействия на растительный покров было скотоводство, и как следствие этого перевыпас, ведущий к деградации пастбищ, а также палы.

7.3. Средняя стадия антропогеогенеза. Сложившийся тип хозяйствования сохранялся и у древних тюрков (кочевое скотоводство на базе овцы и лошади, подсобная роль – земледелие), и в монгольское и джунгарское время. Палеокарпологический материал из захоронения тюркского времени (Panicum miliaceum и комплекс сорных видов) позволил в качестве рабочей гипотезы выдвинуть предположение о наличии пашенного земледелия на территории Горного Алтая в это время (Кирюшин, Силантьева и др., 2006). Начиная с тюркской культуры имеются сведения о строительстве оросительных каналов, а с монгольского времени – о землепашестве и огородничестве.

7.4. Зрелая стадия антропогеогенеза. Исходя из особенностей хозяйственного использования территории края, мы связываем эту стадию с активным началом русской колонизации, которая происходила экстенсивно и интенсивно в связи с развитием горнозаводского производства, значительно преобразовавшего природную среду региона.

Алтайский край и Алтай в целом оказались одной из наиболее густо заселенных территорий Сибири. Промышленное освоение района тесно переплеталось с земледельческой культурой, представленной на первом этапе в основном колонистами с севера России и казаками. Деятельность человека привела к значительному окультуриванию ландшафта, особенно вокруг населенных пунктов. Очевидно, что с начала XVII в.

(начальный период зрелой стадии антропогенеза) уровень воздействия на природную среду стал более разноплановым.

В средний период зрелой стадии антропогеогенеза Алтайский край превращается в аграрный регион и становится основным районом водворения переселенцев в Западной Сибири. В конце XIX в. усилился поток из земледельческих центров черноземной полосы. В публикациях 20-х гг. прошлого века (Плотников, 1925, Хребтов, 1926) констатируется изобилие сорняков, особенностью сорной растительности отмечена её крайняя неустойчивость во времени и зависимость от земледельческих связей и традиций переселенцев.

Новейший период зрелой стадии антропогеогенеза охватывает временной отрезок с 60-х гг. прошлого века по настоящее время, когда практически вся территория края была вовлечена в активную хозяйственную деятельность. Появились новые пути заноса адвентов – с опытных полей НИИ, через развитое огородничество и садоводство. Не менее ста видов растений занесено в этот период (Hordeum jubatum, Hibuscus trionum, Solanum triflorum, Cuscuta campestris, Acroptilon repens, Collomia linearis, Silene dichotoma. Шло активное лесовосстановление, создание лесополос и т. д. Общая площадь земель, ныне используемая в сельском хозяйстве, составляет 12 244,4 млн. га или 72 % земельного фонда.

7.5. Анализ адвентивной фракции флоры. При строгом подходе адвентивная фракция флоры насчитывает 300 видов, относящихся к 193 родам и 56 семействам из отделов Magnoliophyta и Pinophyta (Picea abies). Для подобной территории – это небольшое число видов, поскольку мы учитывали не все ультра- и эфемерофиты. Для мониторинговых целей учтены только те виды, которые способны удерживаться в природе без новых инвазий со стороны человека более чем на один сезон. У ультраэфемерофитов всходы или плодоносящие особи погибают от заморозков (Zea mays L., Allium cepa L., Beta vulgaris L., Brassica chinensis L., Prunus sp., Phaseolus coccineus L., Ph. vulgaris L., Citrullus vulgaris Schrad., Cucurbita pepo L., Melo sativus Sager. ex M.

Roem., Cucumis sativus L. и др.).

Бедность адвентивной фракции зависит и от ряда местных особенностей, что проявляется во флорах алтайских городов, которые отличаются значительной упрощенностью состава по сравнению с европейскими городами, определённой не только их молодостью, но и слабой структурой зеленых насаждений (Терехина, 2000; Копытина, 2003; и др.). Особую роль играют неблагоприятные климатические условия, в отдельных случаях этнический состав населения.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»