WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Палинологический материал рубцовской свиты (аналог таволжанской свиты Кулунды) свидетельствует, что на равнинной территории края в это время были развиты леса с обилием хвойных, в составе которых были широколиственные породы. Возможно были развиты травянистые прерии. В горах Алтая в это время ещё существовали хвойношироколиственные леса тургайского экотипа. В юго-западных районах края распространены деградированные тургайские леса с доминированием северных типов Quercus.Часть из них можно отнести к прашиблякам, которые вместе с борами, предшествующими им в сукцессиях, сочетались с производными от них полусаваннами и прериями, давшими затем сообщества кустарниковых степей и степных кустарников.

Именно с ними связан ряд реликтовых элементов флоры.

Период с конца миоцена и плиоцен соответствует четвертой стадии тектонического развития Алтая, которая отличается резкой сменой характера осадконакопления, свидетельствующей о прогрессивной аридизации климата. По данным О.М. Адаменко (1976) во время образования павлодарской и кочковской свит на большей части Предалтайской впадины возникла низменная заболоченная озерно-аллювиальная равнина. Убедительных данных об образовании «засушливой полупустынной степи», реконструируемой разными авторами, в литературе мы не находим. Вполне возможно, что на Предалтайской равнине в это время были развиты ценозы степных кустарников с древнесредиземноморскими семиаридными элементами, ксерофилизованных прабореальных дубрав и связанных с ними боровых систем или иные ксерофилизованные лесные типы, а также прерийные стадии развития древних степей. Продолжалось формирование аридных и семиаридных флороценотипов, где в качестве доминантов выступали травянистые растения. К концу плиоцена, по-видимому, началось становление степной растительности.

Очевидно, что ксерофитные комплексы флоры развивались в засоленных местообитаниях и на песках. В их составе, по-видимому, с плиоцена развиваются галофитные элементы, общие для степей и пустынь. Этому способствовали геохимические особенности рубцовской и, особенно, павлодарской свит, поставлявшие в грунтовые воды и почвенные растворы легко растворимые соли, в том числе соду.

Наиболее важные события, происходившие в это время в предгорьях и горах Алтая и Салаира охарактеризованы слабо. Их реконструкция возможна только на флорогенетической основе, определяющей пути деградации и трансформации хвойно-широколиственных лесов тургайского типа. Основаниями для этих построений могут служить палеоботанические сведения по бухтарминским палеофлорам (Шмальгаузен, 1887;

Раюшкина, 1979), а также наличие реликтов широколиственных лесов миоцена-плиоцена (фагетальных, тилиетальных, кверцетальных, альнетальных). В плиоцене в наиболее холодные фазы началось формирование комплекса сообществ плейстоценовой лесостепи (по Р.В. Камелину) и, прежде всего, бетулярного комплекса видов. Все основные существующие ныне ценофилумы и флороценотипы уже существовали в различных вариантах в конце третичного времени.

6.4. Плейстоцен. Эоплейстоцен. Для работы нами использована стратиграфическая схема плейстоцена, принятая в России в 1991 г. Многие авторы именно с верхним плиоценом-плейстоценом связывали главную орогенетическую фазу альпийского цикла тектогенеза (Щукина, 1960; Девяткин, 1965; Раковец, 1968; Адаменко и др., 1969;

Архипов, 1971; и др.), в отношении времени которой мы придерживаемся взглядов Б.М. Богачкина (1981). Приобское плато в это время представляло собой опускающуюся аккумулятивную равнину, в которой накапливались осадки верхней части кочковской свиты (ерестнинские) (Адаменко, 1976).

Палеофлоры эоплейстоцена в равнинной части края – флоры барнаульского типа – хорошо охарактеризованы палеокарпологически. Рядом палеокарпологов (Никитин, 1970; Пономарева, 1986) в них зафиксированы «настоящие аркто-альпийские виды».

Анализ показал, что все указанные виды не являются индикаторами экстремальных условий. Так, ерестнинские флоры фиксируют этап похолодания, выразившийся в увеличении увлажнения и усилении процессов болотообразования. При этом общий характер флоры начала эоплейстоцена на значительной части равнины был лесной.

На плакорах были развиты коренные березовые леса с высокой степенью гидроморфности. В долинах рек, на Предсалаирье, в северо-восточной части Приобского плато – еловые, возможно пихтово-еловые с липой (и другими широколиственными породами) и неморальными элементами леса. Широко были распространены лесные и заболоченные луга.

В эоплейстоцене на западе Алтайской горной страны продолжал формироваться комплекс «лесостепи сибирского типа» или «плейстоценовой сосново-лиственничноберезовой лесостепи» одновременно с комплексом черневой тайги как в горах, так и в зоне их влияния. В южной части края и, особенно, в низкогорьях подвергшаяся трансформации тургайская флора дала ксерофилизированные сообщества с участием кверцетального ценоэлемента. В пределах Кулундинской низменности развивался равнинно-степной комплекс видов в сочетаниях с березовыми лесами.

Неоплейстоцен. По-разному из-за отсутствия прямых доказательств оценивается местоположение и масштабы оледенения в горах Алтая (Щукина, 1960; Лунсгергаузен, Раковец, 1961; Свиточ и др., 1973; Богачкин, 1981). В краснодубровское время (Адаменко, 1974, 1976) на всей огромной территории Предалтайской впадины происходят очень медленные плавные опускания.

Интерпретация палеоботанического материала озерно-аллювиальных осадков краснодубровской свиты позволяет предпологать, что в пределах Приобского плато доминировали различные комплексы плейстоценовой лесостепи с высокой долей березняков, светлохвойных (а возможно, сосновых и березово-сосновых долгомошносфагновых) и темнохвойных лесов, а также луговых степей и лугов. В районе Денисовой пещеры (Северо-Западный Алтай), где открыты культуросодержащие горизонты Карамы с галечной индустрией, существовавшей 400–800 тыс. л. н. (Деревянко, Шуньков, 2005), значительную роль играли широколиственные породы.

Средний неоплейстоцен – это время формирования аномально мощных свит – монастырской и большереченской (до 100–120 м). В горах Алтая в среднем неоплейстоцене увеличивается влажность климата, что на фоне похолодания ведёт к развитию мощного оледенения в высокогорьях. Возникают горно-долинные и полупокровные ледники. Ледники максимального оледенения среднего неоплейстоцена не выходили за пределы высокогорной зоны Алтая (Дубинкин, Адаменко, 1967).

На наш взгляд флоры монастырской свиты не содержат комплекса арктоальпийских видов, но отражают местное похолодание и увеличение влажности на территории Предалтайской равнины (в широком смысле слова) с началом самаровского оледенения. Это время более широкого распространения таежных лесов, которые при смещении с гор, заходили далеко вглубь современных лесостепной и степной зон. В то же время в северных предгорьях Алтая на каменистых склонах южной экспозиции могли развиваться как петрофитные степи, так и лугостепи, а на Салаире и в других частях края – только лугостепи. Этому способствовало поднятие в большереченское время Бийско-Чумышского и Приобского плато, северных предгорий Алтая и югозападных предгорий Салаира. Для последних территорий имеется палеоботанический материал. Особый интерес вызывает нахождение пыльцы широколиственных деревьев.

Длительное время при анализе неоплейстоценовых палеофлор пыльца широколиственных пород признавалась переотложенной и из анализа исключалась. Широколиственные породы богатого состава отмечаются весь неоплейстоцен в северо-западной части края (Деревянко, Малаева, Шуньков, 1998). Длительное время фиксируются:

Betula sect. Costatae, Betula sp. exotic, Alnus, Corylus avellana, Ulmus cf. laevis, Ulmus sp., Carpinus betulus, Quercus, Acer, Juglans manshurica (Природная среда …, 2003).

Возможно, на равнине и в Предсалаирской полосе эти породы постепенно сокращали численность, переходя в разряд второстепенных, и оказались вытесненными из сукцессионных серий темнохвойными западно-сибирскими лесообразователями того времени (Picea obovata, Abies sibirica, Pinus sibirica). Вполне вероятно, что в условиях заболачивания большее распространение получала Betula pubescens. В процессе возрастной и восстановительной динамики, а также при незначительных колебаниях экологических условий, доминирование могло переходить от одной породы к другой.

Наиболее адаптированной породой, выжившей с такими соседями, в настоящее время осталась только Tilia.

Палеоботанический материал эпохи формирования большереченской свиты в восточной части Предалтайской равнины свидетельствует о господстве плювиальных условий и о климате, близком к современному. На это время приходится второй максимум развития ели на территории края в плейстоцене. Обобщение палеоботанических сведений по большереченскому времени позволяет прийти к выводу, что на территории края была выражена довольно резкая провинциальность растительного покрова. Так, правобережье Оби (Салаир, Предсалаир, Бийско-Чумышская лесостепь) было лесной южнотаежной территорией. Возможно, были развиты луговые степи, на выходах горных пород и останцах – петрофитные варианты степей. На Приобском плато в целом была лесная и лесостепная обстановка, в плювиалы – с максимальным развитием еловых лесов. В восточной части Приобского плато в это время были развиты темнохвойные леса. В Кулундинской депрессии были распространены березовые леса, галофитные сообщества, степи, лугостепи и луга. В предгорьях и горах существовал комплекс сообществ плейстоценовой лесостепи, петрофитные степи, черневые леса и разные варианты тайги, комплекс высокотравья, в высокогорьях – альпийские травники, тундра.

Верхний неоплейстоцен. По построениям гляциалистов зырянская ледниковая эпоха – это сплошное оледенение севера Западной Сибири. На большей части Сибири были развиты безлесные ландшафты с перигляциальной растительностью. Границы тундры и лесотундры сместились далеко к югу. Значительно сократилась и степная зона. Мы придерживаемся точки зрения, которая допускает существование в этот период верхненеоплейстоценового похолодания трех географических поясов – арктического, субарктического и умеренного. В последний входил Алтай и приалтайские территории.

При этом полного исчезновения лесной зоны на территории Русской равнины и Западной Сибири не происходило (Авенариус и др., 1978).

В верхнем неоплейстоцене выделено две фазы оледенения: в первой и во второй половине, которые разделял межстадиал (Богачкин, 1981). В первую половину верхнего неоплейстоцена происходило активное заселение Алтая среднепалеолитическим человеком. Продолжались небольшие по амплитуде тектонические движения в горах, поднимались северные предгорья Алтая, Приобское и Бийско-Чумышское плато.

Обская долина окончательно приобрела современные контуры. Река Алей стекала в Иртыш, принимая слева, со стороны Рудного Алтая, крупный приток, долину которого ныне наследует широтный отрезок р. Алей (Адаменко, 1976).

Сопоставление палеоботанических материалов касмалинской свиты, аллювия IV надпойменной (бехтемирской) и III (енисейской) террас Обской долины и характера отложений свидетельствуют о неровности климата каргинского межледниковья. Так, в одну из фаз межледниковья произошла аридизация климата, которая была наиболее интенсивной за весь неоплейстоцен. В Обской долине на IV и V террасах началось интенсивное развевание, перемещение и аккумуляция эоловых песков. Высохли полноводные реки, существовавшие только за счет атмосферного питания. Отмирание этих рек в Кулундинской низменности привело к тому, что крупный озерный бассейн распался на отдельные озера. Это время мы считаем временем появления ленточных боров в равнинной части края. Эта гипотеза обоснована палеогеографическими сведениями, флорогенетическими и филоценогенетическими построениями.

В конце каргинского межледниковья и в эпоху сартанского оледенения севера Сибири в крае вновь установились плювиальные условия, способствовавшие развитию озерных трансгрессий. Значительное увлажнение климата повлияло на увеличение стока по рекам.

В финале верхнего неоплейстоцена в горах вновь увеличивается площадь ледников.

Ледники сартанского (аккемского) времени уступали по площади предыдущему оледенению примерно в 1,5–2 раза (Окишев 1993; Шейкман, 1993). В позднем ледниковье (13,5–10 тыс. л. н.) произошло потепление климата, во время которого имели место три сильных похолодания, разделенные теплыми интерстадиалами. На Алтае эти флуктуации климата нашли отражение только в колебаниях площади ледников (Малолетко, 2000).

Анализ палинологического материала показывает, что в равнинной части края не было безлесного периода даже в наиболее неблагоприятные фазы климата. Богатые палинологические материалы Северо-Западного Алтая иллюстрируют четыре субстадии в развитии растительности: термоксеротическую (степей) и термогигротическую, криоксерическую и криогигротическую (Деревянко, Болиховская, Маркин, Соболев, 2000; Природная среда…, 2003). Но ни на одной из этих стадий леса не исчезают, меняется только соотношение между лесами и сообществами открытых ландшафтов.

Причем в лесах до начала голоцена ещё произрастают широколиственные породы (Alnus sp., Corylus avellana, Ulmus cf. laevis, Ulmus sp., Carpinus betulus, Quercus, Acer, Juglans manshurica, Tilia sibirica), а в целом увеличивается роль лиственничников.

Таким образом, на протяжении плейстоцена: 1. Наиболее заметные изменения во флоре и растительности произошли на рубеже верхнего плиоцена (эоплейстоцена) и неоплейстоцена на границе существования барнаульских и неоплейстоценовых флор.

2. Развитие растительного покрова предалтайских территорий (в широком смысле) весь плейстоцен происходило под влиянием Алтайских гор. 3. В горной части края наблюдалось сужение и расширение вертикальных поясов, а также возникновение новых поясов, продолжавших существовать в ледниковые и межледниковые эпохи.

К концу плейстоцена на территории края в зависимости от условий ботаникогеографических районов сложилась лесная или лесостепная обстановка. Плейстоценовая лесостепь была многовариантна, что определялось тектоническими процессами, общим похолоданием, оледенением, явлениями эрозии и денудации.

6.5. Голоцен. Начало голоцена для Западной Сибири датируется временем в 10200 л. н.

(Зыкин, Зыкина, Орлова, 2000). Мы выделяем четыре этапа развития растительного покрова в голоцене на территории края:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»