WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Особенность спектра ЖФ – бедность видового состава дендрофлоры. Всего растений с древесными и полудревесными ЖФ – 175 видов (9,3 % от всей флоры). Особенно беден состав аборигенных видов деревьев. Типичных деревьев всего 14. При наличии целого ряда общих для всей территории видов дендрофлоры (Populus nigra, P. tremula, Betula pendula, Salix alba, S. cinerea, Crataegus sanguinea, Viburnum opulus) имеются виды, характерные только для определенного района. Так, в КУ встречаются древесные представители Nitrariaceae (Nitraria schoberi) и Chenopodiaceae (Suaeda physophora) и кустарники с чешуевидными листьями: Tamarix gracilis, T. laxa. На Салаире, Западном Присалаирье (СП) и в пойме р. Обь (ПО) у г. Барнаула встречается черневой и чернево-таёжный листопадный кустарник Lonicera xylosteum, и только в СП североевропейско-урало-северо-сибирский вид Betula nana.

Наибольшее разнообразие кустарников свойственно для СЗ и СА, поскольку здесь представлены не только степные и горно-степные, но и горно-лесные и горно-тундровые виды. Это кустарники полупростратные и стелющиеся, характерные для сообществ горных тундр и субальпийских редколесий: Betula nana subsp. rotundifolia, Salix divaricata, S. lanata, S. hastata, S. rectijulis, S. reticulata, S. vestita. Определенные закономерности распространения присуще и ЖФ кустарничков. В Кулунде видовым разнообразием (33 вида – 4,7%) отличаются полудревесные ЖФ (полукустарники и полукустарнички). Видов с особой ЖФ стержнекорневых поликарпиков с каудексом – переходной к полукустарникам ксерофитного типа более всего отмечено в СЗ (Astragalus stenoceras, A. ceratoides, A. hypogaeus, Silene altaica, Gypsophila patrinii, Artemisia bargusinensis, Stelleropsis altaica), ряд видов есть в МП и СА.

Во всех ботанико-географических районах доминируют наземные травы (от 84 до 75 %), их доля снижается в ПО (68 %). Споровые растения наиболее разнообразно представлены в лесных и горных флороценотипах СЗ, СА и СП, и наименее характерны для пойменных сообществ ПО, а также для зональной степи и наиболее засушливой лесостепи в КУ.

Важным зональным биоморфологическим показателем флоры является соотношение поликарпиков и монокарпиков. Хотя поликарпики преобладают во флорах всех ботаникогеографических районов, но их соотношение уменьшается от 66 % в СЗ до 54 % в ПБ, 53 % в КУ и 50 % в ПО. При этом увеличивается доля монокарпиков до 25 % (видов) в КУ, что отражает общую тенденцию увеличения этой группы видов в полосе от лесостепных зональных сообществ до степей и пустынь (в основном за счет однолетников). В ПБ и ПО снижение роли поликарпичных наземных трав происходит на фоне увеличения доли земноводных и водных растений – до 15 и 24 % соответственно.

Увеличение числа монокарпиков в этих районах происходит отчасти и за счет более активного распространения апофитных видов агрофитона, а в условиях ПО – за счет специфических видов отмелей и побережий с коротким вегетационным периодом.

Поликарпичные виды (61,1 % от всей флоры) представлены (по упрощенной схеме И.Г. Серебрякова) 15 основными ЖФ. Из них особенно много короткокорневищных растений – 321 вид (17,0 %), стержнекорневых травянистых поликарпиков (252 видов – 13,3 %), а также длиннокорневищных видов (171 вида – 9,1 %). По числу видов стержнекорневые растения преобладают над короткокорневищными только в КУ – 109 видов (14,7 % от всей флоры района), немного уступают по числу видов короткокорневищным в ЛО (13,0 %) и МП (15,2 %). Наиболее разнообразны короткокорневищные в СЗ – 258 видов (22,5 %) и СА – 200 видов (17,9 %).

В отделе земноводных трав наблюдается сходство спектра ЖФ с наземными травами.

В отделе водных трав 57 видов (3 % от всей флоры). По числу видов выделяются два района ЛО (34 – 3,2 %) и ПО (43 вида – 7,2 %).

5.3. Хорологический анализ флоры. При разработке классификации ареалов использован хориономический подход. Положение ареала определялось в системе выделов природного районирования, в отдельных случаях использовали границы флористического районирования на уровне крупных фитохорионов (Голарктическое царство, Бореальное подцарство, Евро-Сибирская подобласть и т. п.). Для выяснения общего характера ареала видов использованы литературные источники.

Принятая система географических элементов отражает соотношение автохтонных и аллохтонных процессов формирования флоры, флористические связи между евразиатскими и голарктическими флорами, роль восточно-азиатского, среднеазиатского и других центров формирования флор. Учтены и основные более или менее изученные дизъюнкции в ареалах видов. В работе выделено 22 типа геоэлементов и 46 типов ареалов.

Разнообразие связей исследуемой флоры с флорами Бореального, Древнесредиземноморского и Восточноазиатского подцарств обусловлено: во-первых, длительностью и непрерывностью во времени процессов флорогенеза на нашей территории, что проявляется через наличие значительного числа видов, имеющих дизъюнктивные ареалы (152 вида – 8 % флоры); во-вторых, особым положением территории в различные геологические периоды, остававшейся транзитным коридором при западных и восточных миграциях видов, и также оказывающим собственное влияние на эти процессы (переработка ряда видов, расообразование, гибридизационные процессы); в-третьих, экотонной ролью флоры территории, расположенной на стыке Западно-Сибирской равнины и Алтайских гор, близостью к ряду вторичных центров современного видо- и расообразования (Alchemilla, Potentilla, Pedicularis, Veronica, Taraxacum и др.), давших значительное число эндемичных и субэндемичных видов.

Эндемичный и субэндемичный геоэлемент (126 видов) содержит всего 8 строгих эндемиков в пределах изучаемой флоры: Astragalus laxmanii, Gagea schmakoviana, Polypodium x vianei, Oxytropis inaria, Viola fischerii, V. atroviolacea, V. x talmensis, Lotus krylovii. Наиболее представлены виды с алтайским (30 % от всех эндемичных и субэндемичных видов) и алтае-джунгарскими типами ареалов (19,7 %), по 13 % приходится на алтае-саянские и алтае-западносаянские виды.

5.4. Ценогенетический анализ основан на выделении флороценотипов – генетических типов растительности. В работе использована классификация Р.В. Камелина для Алтайской горной страны (2005). Для всех виды флоры был установлен фитоценоцикл. Чем в большем спектре флороценотипов находится вид, тем больше его экологическая пластичность, и больше времени было у вида для внедрения и освоения новых мест обитания. Наиболее богатым по числу видов является флороценотип луговой (42,4 % от всех видов флоры), ему значительно уступают по общему видовому богатству флороценотипы белолесья (24,8 %) и степей (24,2 %). Однако по числу верных видов, связанных только с данными флороценотипами (12, 4,5 и 22 %) выделяется флороценотип степей. Значительно число видов во флороценотипах боры (14,9 %), лугостепи (14,2 %), тайга (11,5 %), но эти флороценотипы не отличаются большим числом дифференциальных видов (6, 8 и 4 % соответственно). В тоже время небогатые по числу видов флороценотипы горные тундры (140 видов), мезофильные листопадные кустарники (55 видов), мезофильные горные травники (28 видов) имеют большое число верных видов: 32,1, 23,6 и 39,3 % соответственно. Наиболее бедны флороценотипы, находящиеся в реликтовом редуцированном состоянии: крупнозлаковники, арчовые стланики. Но, хотя чернолесье также является реликтовым флороценотипом, уровень его видового богатства довольно высок – 198 видов (10,5 % от всей аборигенной флоры), а набор характерных видов утрачен (верных – 1).

На рисунке 2 орграф отражает высокий уровень связей всех лесных флороценотипов, представляющих как гумидный, так и криогумидный ряды растительности Бореального подцарства. На уровне связи d> = 35 к комплексу лесных флороценотипов гумидного и криогумидного ряда добавляются и криосемигумидные типы растительности – боры и арчовые стланики, проявляя связь в первом случае с флороценотипом черневые леса, во втором – с таежным флороценотипом. Через ключевой для нашей территории контактный флороценотип белолесья проявляется наиболее высокая связь комплекса лесных флороценотипов с криогумидным травяным типом растительности – лугами, имеющим значительный экологический диапазон. Этот флороценотип оказывается связующим как специфические гумидные флороценотипы травяных и торфяных болот, так и криосемигумидные травяные флороценотипы лугостепи и степных кустарников с лесным комплексом видов. Важным является и значительное сходство другого криосемигумидного флороценотипа – боров с луговым флороценотипом и с белолесьем (d> = 50). Корни и характер указанных связей проясняет представление о «плейстоценово-сосново-лиственнично-березовой лесостепи» как о сложном комплексе, кроме лесов включавшим: растительность болот и водоемов, перигляциальные степи с древними лесными, луговыми формами и оттесненными на равнины с севера и гор мигрантами арктических областей и высокогорной растительности (Иванова, КрашеРис. 2. Ориентированный граф включений и сходства флороценотипов Алтайского края.

Акронимами в вершинах орграфа обозначены: АС – арчовые стланики, ТГ – тайга, ЧТ – черневая тайга, ЧЛ – черневые леса, МЛК – мезофильные листопадные кустарники, БЛ – белолесье, ВТ – высокотравье, БР – боры, МГТ – мезофильные горные травники, ЛГ – луга, ТБ – травяные болота, ТОБ – торфяные болота, ЛС – лугостепи, СТК – степные кустарники, СТ – степи, ПС – псаммофитон, ГЛ – галофитон, КЗ – крупнозлаковники, ГТ – горные тундры, АК – альпийские ковры.

нинников, 1934; Камелин, 1998).

Кустарниковые типы растительности в полученном орграфе демонстрируют сходство с теми группами флороценотипов, от которых они появились в филоценогенезе. Высокой оригинальностью отличаются горные тундры и альпийские ковры (верных видов 32,1 и 13,9 % соответственно), имеющие низкий уровень связи с другими флороценотипами. Мезофильные горные травники проявляют наибольшую связь (32,1 %) с луговым флороценотипом, при этом проявляя высокую оригинальность (почти 40 %).

ГЛАВА 6. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА 6.1. Палеоботаническая изученность и теоретические предпосылки анализа.

В разделе рассмотрены основные флорогенетические и филоценогенетические идеи, изложенные в работах многих авторов (Коржинский, 1894, 1898; Крылов, 1891, 1898;

Литвинов, 1927; Лавренко, 1930; Крашенинников, 1919, 1927, 1934 – совмест. с Ивановой, 1937, 1939; Баранов, Смирнов, 1931; Ревердатто, 1934, 1940, 1960; Ильин, 1938, 1941; Клеопов, 1941, 1990; Криштофович, 1957, 1958; Куминова, 1960, 1963; Камелин, 1973, 1990, 1996, 1998, 2005; Малышев, Пешкова, 1984; Жилин, 1984; Кузьмичев, 1992; Пешкова, 2001; и др.).

Также рассмотрены основные палеогеографические факторы, определявшие развитие растительного покрова на территории края с позиций теорий гляциализма и маринизма.

С флорогенетических позиций оценены основные результаты палеокарпологических и палинологических, археологических и этноботанических исследований на юге Западной Сибири. Определены собственные подходы к анализу палеогеографических и палеоботанических сведений.

1. К внеледниковой области Западной Сибири относились вся равнинная и предгорная территория Алтайского края. Каждому ботанико-географическому району края присуща своя геологическая история и определенная гетерохронность геологических процессов при их общей взаимосвязи. Катастрофических изменений во флоре и растительности не наблюдалось как в плейстоцене, так и в голоцене.

2. В горной части края во все периоды плейстоцена на верхних уровнях гор Алтая не было единого и единовременно залегавшего покровного оледенения. Тип оледенения всегда был типично горным, расчлененным на отдельные массивы (Адаменко, 1974; Богачкин, 1981; Барышников, 1998). Предгорья Алтая являлись областью, в которой происходили миграции растений между горами и равнинами Сибири. Здесь в среднем неоплейстоцене и голоцене никогда не было перигляциальных ландшафтов типа холодных степей, «тундро-тайги».

3. Как и для всех умеренных широт на изучаемой территории на фоне доминирующего процесса постепенного похолодания и аридизации проявлялись внутренние пики похолодания-иссушения и потепления-увлажнения. Количество климатических циклов «потепление-похолодание» направленно возрастало, а их временные интервалы сокращались. При этом пики увлажнения приходились на конец термохронов и начало криохронов, пики аридизации – на вторую половину криохронов и первую половину термохронов. Общая тенденция развития экологической обстановки заключалась в постепенно учащавшихся чередованиях тепло-влажных, холодно-влажных, холодносухих и тепло-сухих условий среды на фоне глобальной континентализации климата (Зубаков, Борзенкова, 1987).

6.2. Палеоген. В олигоцене усилившиеся поднятия Алтая затронули и прилегающие части мезозойско-раннекайнозойской Кулундинской впадины, которая постепенно превращалась в Предалтайскую предгорную впадину (Богачкин, 1981). В современном рельефе ей соответствует Предалтайская возвышенная равнина, расположенная в виде «залива» между горными сооружениями Алтая на юге и Салаира на востоке, северовостоке и севере. Границы предгорной впадины продолжали расширяться на северовосток и юг, захватывая прилегающие части Алтае-Салаирского мелкосопочника (Адаменко, 1976). К концу олигоцена Алтай достиг высот среднегорной страны. По палеоботаническим материалам атлымской, новомихайловской, журавской, абросимовской, знаменской, крутихинской свиты, а также по итогам изучения лагерносадских палеофлор и флоры Бухтармы, сделан вывод о развитии в олигоцене на территории края и прилежащих регионов различных вариантов полидоминантных хвойношироколиственных лесов тургайского экотипа. В это время развивались тилиетальные, фагетальные и кверцетальные элементы. Предполагается, что часть видов гидрофильного и мезогигрофильного комплекса непрерывно существует на территории края с конца олигоцена.

6.3. Неоген. В миоцене в Горном Алтае продолжаются интенсивные тектонические движения, соответствующие третьей среднеолигоцен-миоценовой главной фазе новейшего горообразования Алтая, продолжительность которой составляет около 23 млн.

лет (Богачкин, 1981). На прилегающих к Алтаю равнинных пространствах продолжалась некоторая аридизация климата. Об изменениях климатических условий среднеговерхнего миоцена свидетельствуют отложения таволжанской и рубцовской свит.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»