WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В виду огромного разнообразия страховых интересов, а также угрожающих им страховых рисков, как правило, требуются специальные знания для выявления и оценки последних. Специальная правоспособность страховщика не позволяет и не должна позволять последнему осуществлять какие-либо иные кроме страховой виды деятельности, в том числе в различных отраслях науки и техники.

В этой связи автор полагает необходимым передать деятельность по анализу и оценке страховых рисков специализирующимся в конкретных областях знания лицам. Это позволит повысить качество оценки, а также придать ей большую независимость, что привнесёт баланс в цепочку интересов:

страхователь ± совокупность страхователей ± страховщик ± общество.

Второй параграф главы четвёртой работы «Правовые аспекты формирования страховых фондов и управления ими» посвящён раскрытию специфики правового регулирования основы страховой деятельности.

Здесь подчёркивается значение страхового фонда для страховщика и страхователя. Автор отмечает, что размер страховой суммы применительно к имущественному страхованию ограничивается не только действительной стоимостью объекта страхования, а применительно к личному ± договорённостью сторон. Принципиальное значение здесь имеет также и финансовое состояние страховщика, обеспечение которого является предметом прежде всего публично-правового регулирования.

См.: Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве (Часть общая). Душанбе, 1972. С. 77.

См.: Кабышев О.А. Предпринимательский риск: правовые вопросы. Дисс. канд. юрид. наук.

М., 1996. С. 36-37.

В целях более углубленного исследования автор рассматривает структуру страхового фонда. Динамика страховой деятельности, временная протяжённость процесса формирования страхового фонда предопределяет его неоднородность.

В структуре страхового фонда должно быть учтено то обстоятельство, что в процессе осуществления страховой деятельности возникает субъектный и временной разрыв между этапом взноса страховой премии ± принятия единичным страхователем участия в формировании страхового фонда и этапом использования страхового фонда в отношении другого единичного страхователя, также участвующего в данном страховом фонде, обусловленный тем, что вносимая в страховой фонд первым страхователем премия обеспечивает в силу специфики страхования как механизма распределения рисков среди круга лиц одновременно и интересы всех других страхователей ± участников данного страхового фонда.

Данное обстоятельство делает необходимым выделение таких структурных элементов страхового фонда, как резерв незаработанной премии;

резерв заявленных, но неурегулированных убытков; резерв произошедших, но незаявленных убытков; стабилизационный резерв1.

В целях надлежащего формирования страхового фонда, адекватного принимаемым страховщиком на себя обязательствам, необходимо использование страховых тарифов, рассчитанных на основе анализа и оценки страховых рисков, а также исходя из размера страховой суммы. Взимание страховых премий без учёта данных двух показателей подвергает рискам финансовую устойчивость страховщика и, как следствие, его платёжеспособность. На сегодняшний день требование об обязательном использовании тарифов страховщиком не предусмотрено законодательством.

Приказ Министерства финансов РФ от 11.06.2002 № 51н «Об утверждении правил формирования резервов по страхованию иному, чем страхование жизни» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2002. № 33.

В ходе исследования было выяснено, что согласно действующему законодательству1 имущественные интересы страхователей оказываются незащищёнными перед требованиями всех иных кредиторов, в особенности, если дело не доходит до банкротства. Данная проблема обусловлена отсутствием законодательного требования о раздельном размещении средств, составляющих страховой фонд. В настоящее время страховые резервы, образующие страховой фонд, формируются лишь посредством их обособленного отражения на счетах бухгалтерского учёта. Таким образом, при обращении взыскания на имущество страховщика по долгам перед тем или иным кредитором не существует никакого формального препятствия реализовать любое его имущество, в том числе, предназначенное для страховых выплат.

В этой связи автор полагает необходимым размещать активы страховщика, составляющие страховой фонд отдельно от всего иного его имущества, в частности, посредством учёта их на отдельных банковских счетах, лицевых счетах, счетах депо и так далее. Аналогичное требование предусмотрено, например, в отношении средств негосударственных пенсионных фондов, выступающих страховщиками в рамках пенсионного страхования2.

В качестве альтернативы обособленному размещению средств страхового фонда автором предлагается формирование его на балансе отдельного юридического лица. Подобное лицо будет обладать специальной правоспособностью, не будет иметь штата работников, кроме исполнительных органов управления, будет иметь права и обязанности исключительно связанные со страховыми правоотношениями. Данная мера позволит оградить страховой фонд от каких-либо обязательств, не связанных со страхованием, и тем самым предоставит страхователям дополнительные гарантии обеспеченности их интересов.

Закон «Об организации страхового дела».

См.: ст. 36.14 ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» от 07.05.1998 № 75-ФЗ // СЗ РФ.

1998. № 19. Ст. 2071.

Управление таким страховым фондом ± самостоятельным юридическим лицом ± в этом случае будет управляющая страховая компания, обладающая уже общей правоспособностью, что позволит ей, в частности, осуществлять профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг в целях более эффективного размещения средств страхового фонда.

Кроме того, автор высказывается за необходимость формирования правового обеспечения инфраструктуры страхового рынка, позволяющей использовать механизм синдицированного страхования, иными словами сострахования, который даёт возможность в значительной степени увеличить финансовые возможности страховщиков. В соответствующих правовых нормах должна быть учтена специфика формирования и размещения страховых резервов, расчётов между страховщиками, правовой статус страховых андеррайтеров, представляющих страховой синдикат (пул), и иные особенности, вытекающие из такой деятельности.

По мнению автора, перестрахование не есть страхование, а представляет собой механизм обеспечительного финансирования страховщика, заключающийся, на что правильно обратил внимание В.К. Райхер, в формировании дополнительных вторичных страховых фондов1.

Заключая договор прямого страхования, страховщик производит оценку страхового риска, взимает взнос в страховой фонд (нетто-премию) и стоимость своих услуг (надбавку), и, следовательно, страховая выплата выступает для него надлежащим исполнением страхового договора, то есть вполне нормальным, укладывающимся в нормальный ход предпринимательской деятельности обстоятельством, равно как и надлежащее исполнение любых иных, кроме страховых, обязательств. Признавая возможность страхования факта надлежащего исполнения страховщиком своего обязательства по договору прямого страхования, с таким же успехом необходимо признать возможность такого страхования применительно к любому иному договору, в См.: Райхер В.К. Указ. соч. С. 183.

том числе договору купли-продажи, подряда, кредитования и так далее.

Естественно такая позиция входит в противоречие с фундаментальным принципом страхования, согласно которому последнее не должно выступать источником прибыли для страхователя, а лишь несёт компенсационную функцию. Конечно, здесь можно возразить, что страхование осуществляется на случай гипотетического дефицита страхового фонда страховщика, способного повлечь невозможность исполнения им своих обязательств, как это имеет место в личном страховании, но перестрахование явно не вписывается ни в один из видов последнего. В имущественном же страховании невозможно говорить лишь о гипотетической потребности в финансировании как о достаточном условии действительности страхования, здесь потребность может выступать только как реальная и подтверждённая доказательствами.

Данное обстоятельство послужило возникновению определённого различия в правовом регулировании страховой и перестраховочной деятельности. Сама статья 967 ГК РФ указывает на то, что нормы, регулирующие страхование предпринимательских рисков, могут только применяться к перестраховочным отношениям, что, однако, не делает последние первыми.

В третьем параграфе главы четвёртой диссертации «Правовое регулирование использования средств страховых фондов, страховые выплаты» автор исследует завершающий этап страховой деятельности, заключающийся в предоставлении страхователю финансирования, необходимость в котором возникает в силу наступления того или иного страхового случая.

Рассматриваемый в данном параграфе этап страховой деятельности можно условно разделить на две составляющие: во-первых, урегулирование убытка и, во-вторых, непосредственное производство страховой выплаты.

Урегулирование убытка включает в себя выяснение причин и обстоятельств страхового случая, установление его соответствия страховому риску, а также определение фактического размера убытка применительно к имущественным видам страхования.

В этой связи В.П. Крюков отмечал следующее: «Успешное развитие страховой деятельности много зависит от точного и безусловного выяснения причин страхового случаяглавный принцип страхования проявляется в точном определении причин страхового случая при каждом отдельном событии»1.

Страховая выплата должна находиться в точном соответствии с созданным для её осуществления страховым фондом, размер которого определяется расчётным путём на основании оценки страхового риска, которому подвержен объект страхования, и страховой суммы, то есть заранее зафиксированного максимального её размера.

При этом также как и в случае с анализом и оценкой страховых рисков установление причин и обстоятельств страхового случая, определение размера обязательства страховщика потенциально сопряжено с конфликтом во всё той же цепочке интересов: единичный страхователь ± совокупность страхователей ± страховщик ± общество. Соответственно единичный страхователь заинтересован в получении максимально возможной суммы, остальные участники данного страхового фонда и страховщик ± в уменьшении размера страховых выплат. Для страхователей ± это сохранность страхового фонда, а, следовательно, финансовая устойчивость страховщика, для страховщика ± возможность увеличения собственных доходов.

Определённое решение найдено в Соединённых Штатах Америки, где практикуется использование как штатных экспертов по урегулированию убытков, так и независимых, представляющих специализирующиеся в данной области организации. В качестве одной из таких организаций можно назвать, например, Генеральное бюро по урегулированию убытков (General Adjustment Bureau)2.

Крюков В.П. Очерки по страховому праву. М., 1992. С. 94.

См.: Vaughan Emmett. Essentials of risk management and insurance. New York, 2001. С. 118.

При этом существует весьма удачный опыт функционирования так называемых «общественных» экспертов, которые в отличие от первых, привлекаемых страховщиком, действуют по инициативе страхователя.

Отделение функции урегулирования убытков от страховщика позволит достичь одновременно двух целей: беспристрастности в урегулировании убытка, гарантирующей обеспечение интересов всех участников складывающихся здесь отношений, и углубление специализации страховщика на сугубо финансовой стороне страхования посредством сужения круга его правоотношений, что в свою очередь позволит укрепить его платёжеспособность.

Кроме того, в данном параграфе рассматриваются различные формы страхового финансирования и сопутствующие им проблемы правового характера, в частности: косвенное финансирование (восстановление имущественного интереса страхователя в натуре за счёт средств страхового фонда), выдача займов, выкуп, редукция, участие в прибылях, возврат премий.

Автором обозначаются риски, сопутствующие данным формам выплат, а также предлагаются пути их снижения.

Автор также не оставляет без внимания такой значимый для страхования институт, как суброгация.

Страховщик формирует страховой фонд за счёт страховых премий страхователей таким образом, что его средств должно быть достаточно для надлежащего производства страховых выплат. Перевод же прав страховщику в порядке суброгации выступает по сути повторным внесением средств в страховой фонд за одну и ту же страховую выплату. Учитывая, что услуга страховщика уже однажды была оплачена, передача прав требования выступает уже в качестве безвозмездной. Данный момент был обоснованно отмечен В.И.

Серебровским: «Не может быть, по нашему мнению, оправдано право регресса ещё и потому, что за принятый на себя риск страховщик уже получил вознаграждение (премию). Предъявляя же требование к виновнику ущерба, страховщик может получить (включая полученные им премии) даже больше того, нежели он сам уплатил страхователю»1.

Решение данной ситуации представляется возможным посредством возврата страховщиком уплаченной страхователем нетто-премии пропорционально и в пределах фактически полученного первым в результате осуществления приобретённого в порядке суброгации права требования к лицу, ответственному за убытки. Вследствие данной операции услуги страховщика окажутся оплаченными в виде надбавки в составе страховой брутто-премии, а страховой фонд - пополненным путём внесения в него средств, полученных за счёт реализации права требования к виновному лицу. При этом страхователь будет непосредственно заинтересован в надлежащем осуществлении права требования и будет оказывать максимальное содействие страховщику.

Опубликованные работы по теме диссертации:

1. Широков А.В. Правовые вопросы страхования ответственности директоров и иных должностных лиц // Предпринимательское право. 2007. № 4. 0,4 п.л.

2. Широков А.В. Теоретические и практические аспекты правоспособности страховщика // Предпринимательское право. 2008.

Специальный выпуск. 0,6 п.л.

Серебровский В.И. Указ. соч. С. 539.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»