WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Данная коммуникативная модель, отражая последовательность коммуникативных действий лоббиста от момента инициирования лоббистской кампании до принятия государственного решения, дает возможность увидеть внутреннюю связь основных задач по достижению целей, вскрыть резервы для повышения эффективности этого типа коммуникации. Фиксируя определенный жизненный цикл активности лоббиста, эта модель обретает некий нормативный характер, позволяя выявлять и тиражировать факторы, ведущие как к оптимизации информационного взаимодействия, так и к ухудшению позиционирования коммуникатора в системе власти. Одновременно такая модель дает возможности и для диверсификации путей и направлений решения одной задачи за счет применения различных информационных технологий. Открывая возможности итерации и рекурсивных шагов, возвращающих информационную активность к более ранним фазам и пересмотру конкретных технологий лоббирования, модель дает возможность осуществлять корректировку выбранных ранее механизмов информационного обмена, поддержания обратной связи, получения сведений о реакции реципиента и в ответ на содержание переданных сообщений, и на характер коммуникативного процесса.

В § 3 «Коммуникативная среда информационного лоббизма: стратегии ведения конкурентного взаимодействия» исследуются специфика коммуникативной среды, в которой действует лоббист, включающей всю совокупность акторов и явлений, способных повлиять на возможности установления и поддержания коммуникации лоббиста с ЛПР/ЦПР.

Как показано в диссертации, такое окружение может быть благоприятным (если сам ЦПР является сторонником продвигаемого лоббистом решения или союзником лоббиста, или в информационной среде имеются силы, активно поддерживающие точку зрения коммуникатора); нейтральной (если ЦПР, общественное мнение и другие участники информационного поля не имеют четко выраженной позиции по отношению к продвигаемому решению или лоббисту и не предпринимают активных действий по продвижению иных решений по данной проблеме); агрессивной (если в отношении ЦПР конкурентами ведется контр-кампания или предпринимаются информационные атаки, целью которых является подавление информационной активности коммуникатора).

Автор обращает внимание на то, что лоббисту зачастую приходится действовать в условиях агрессивного информационного окружения, для которого характерна (в том числе и недобросовестная) конкуренция, возникающая в силу принципиальной ограниченности возможностей по информационному продвижению своих намерений и принятию решения в системе государственной власти, а также по причине дефицита ресурсов у каждого отдельного лоббиста, не позволяющая ему установить монополию на общение с ЛПР/ЦПР. В этой связи автором выделяется три уровня конкуренции в информационно-коммуникативном пространстве лоббизма: (1) пороговый, представляющий собой конкуренцию за внимание реципиента к информации, относящейся к теме лоббирования; (2) убеждение ЦПР любого уровня (направленный на то, чтобы заставить его принять точку зрения коммуникатора относительно лоббируемого решения); (3) конкуренция подготовленных проектов решений за одобрение конечным ЦПР.

Таким образом, помимо коммуникативных задач лоббиста, перед ним стоят три обязательные задачи по разработке и реализации конкурентной стратегии:

распределение ограниченных ресурсов перед началом кампании и обеспечение их защиты от атак конкурентов; выбор стратегии подавления активности конкурента;

корректировка собственной стратегии по ходу кампании, учитывая текущую и прогнозируемую активность конкурента.

Реализация конкурентной стратегии предполагает гибкое использование широкого диапазона информационных каналов продвижения решения. Анализ лоббистской практики демонстрирует, что построить кампанию по принятию решения на федеральном уровне с использованием одного коммуникативного канала практически невозможно. Это объясняется сложностью процесса принятия государственных решений, с одной стороны, и персонифицированным характером информационного лоббизма, с другой стороны. В отличие от иных видов политической коммуникации, которые используют информационные технологии и оперируют критерием приблизительного покрытия целевой аудитории, информационный лоббизм - так как коммуникатор, следуя по маршруту принятия и продвижения решения вступает во взаимодействие с различными ЛПР/ЦПР - должен сочетать в себе различные коммуникативные средства.

В развитии предложенных автором теоретических подходов и трактовок информационного лоббизм в главе III «Современные практики информационного лоббизма (на примере анализа разработки закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (ОСАГО)» представлен анализ информационной лоббистской кампании относительно принятия данного Закона.

В этой связи автором были исследованы субъекты (инициаторы кампании и их конкуренты, выступающие против ОСАГО) и объекты лоббирования; динамика взаимодействия с ЦПР на различных этапах кампании; описаны каналы коммуникации и методы лоббистского воздействия; показана специфика сообщений; определена эффективность и результативность действий лоббистов. Каждый этап кампании был проанализирован с точки зрения коммуникативного контекста и формата мероприятия;

коммуникативной компетентности лоббистов; оценки факторов успеха и эффективности мероприятия. Был проведен сравнительный анализ этапов информационного лоббирования. Отдельной познавательной задачей стало раскрытие причинно-следственных связей между событийным контекстом, взаимоотношениями лоббистов и государства, используемыми технологиями и результатами кампании.

Использование вышеперечисленных приемов способствовало решению задачи выявления сильных и слабых сторон, достижений и ошибок конкретных лоббистов, анализ их коммуникативных стратегий и оценки возможностей эффективного управления лоббистской коммуникацией.

В §1 «Общая характеристика лоббистской кампании» раскрываются основные параметры проведенного исследования, покрывающего период с 2000 по 2003 гг. В данной связи отмечается, что задачей инициаторов лоббистской кампании было создание принципиально нового механизма взаимодействия граждан, бизнеса и государства. Общая коммуникативная атмосфера определялась тем, что три участника будущей системы: государство, страховщики и граждане преследовали свои противоречивые интересы и в той или иной степени стремились воплотить их в государственные решения. Государство отстаивало систему ОСАГО, поскольку она снижала расходы бюджета и приводила уровень защиты прав граждан в соответствие с мировыми стандартами. В то же время государство стремилось ограничить свободу действий страховщиков. Страховщики выступали за создание системы ОСАГО и старались выработать механизмы, которые бы максимизировали их прибыль, а также сделали выгодным участие в ОСАГО компаний определенного типа (лидеров рынка).

Граждане были заинтересованы в более полном возмещении вреда, но желали минимизировать собственные затраты на страхование. Таким образом, интересы трех сторон совпадали лишь частично, хотя в целом консенсус был вполне достижим.

«Кампания ОСАГО» имела ряд особенностей, определивших ее ход и тип коммуникативных обменов. Во-первых, это относительная слабость коммуникатора, т.е. группы интересов, инициировавшей кампанию. Ограниченный круг крупнейших страховых компаний, стремился открыть для себя новую нишу, однако даже лидеры рынка не были достаточно сильны и консолидированы, чтобы оказывать существенное давление на государственные структуры. Страховой сектор в России находился в то время в стадии становления, и на момент начала кампании большинство его участников были разрозненны и не могли объединиться для достижения общей цели. Даже уже существующие отраслевые объединения не стали ни движущей силой, ни финансовым и ресурсным центром лоббистской кампании. Более того, именно процесс создания института ОСАГО способствовал консолидации и институциализации страхового рынка.

Во-вторых, цели государства (реципиента) частично совпадали с интересами страховщиков, именно поэтому отдельные представители госструктур стали инициаторами лоббирования и активными участниками лоббистской кампании.

Исключительным является тот факт, что в некоторые моменты кампании представители госструктур были даже более активны, чем представители групп интересов. Однако даже усилий отдельных госпредставителей не было достаточно, чтобы государственное решение было принято без затруднений. Только дальнейшее наращивание коалиции с привлечением все новых и новых сторонников позволило преодолеть все трудности и добиться не только принятия, но и реализации государственного решения.

Анализ практики лоббирования показал, что восстановить полный комплекс взаимодействий участников кампании почти невозможно, поскольку по своей природе процесс лоббирования является закрытым. Объективную сложность представляет составление полной хронологии публично-правовых действий государственной власти, являвшихся ключевыми узлами лоббистской кампании. В целях анализа таких различий предлагается этапизация кампании, в основу которой легли ключевые акты принятия решений, результат которых изменил ее дальнейший характер:

1.лоббирование в законодательных органах власти в период первого чтения 2000 г.;

2. лоббирование в законодательных органах власти в период первого чтения 2001 г.;

3. лоббирование в законодательных органах власти в период первого второго чтения 2002 г. и принятия закона; 4. лоббирование в федеральных органах исполнительной власти, весна 2002 г. – лето 2003 г.; 5. рассмотрение законопроектов по изменению, приостановке или отмене ОСАГО, осень 2003г.; 6. реализация закона, лето 2003 г. – по настоящее время.

Задачи коалиции варьировались на разных этапах кампании. На 1-ом, 2-ом и 3ем – принятие закона об ОСАГО; На 4-ем – принятие всех подзаконных актов, необходимых для вступления в силу и реализации закона; на 5 и 6 этапах – недопущение пересмотра принятых решений. В результате кампании коалиция лоббистов, продвигавшая ОСАГО, победила: закон об ОСАГО был принят и вступил в силу. Иными словами, цели коммуникатора были достигнуты благодаря последовательному выстраиванию цепочки коммуникативных взаимодействий с реципиентом.

В §2 «Информационно-коммуникативный анализ лоббистской кампании» представлен анализ информационных действий лоббистов, а также раскрыто содержание информационных единиц коммуникации, описаны каналы, характер сообщения и эффект коммуникации.

В этой связи в диссертации показано, что в рамках кампании «ОСАГО» одновременно действовало несколько коммуникаторов, часть из которых занимали твердую позицию относительно закона и активно конкурировали друг с другом, другие – играли в основном второстепенную роль, вступая во взаимодействие лишь эпизодически. С точки зрения позиции, которую занимали коммуникаторы относительно ОСАГО, их можно классифицировать следующим образом: силы, выступающие за принятие закона об ОСАГО («лучше плохой закон, чем никакой»):

страховые компании, объединение Российский союз автостраховщиков, представители Правительства, профильного Комитета; силы, поддерживающие закон, однако недовольные определенными его параметрами: объединение Ассоциация страховщиков России (АСР) и входящие в него компании, фракция СПС; силы, выступающие против принятия закона об ОСАГО: депутаты левых фракций ГД: КПРФ, Аграрной партии;

силы, считающие, что закон надо кардинально пересматривать, и потому ведущие активную контр-кампанию: депутат В.Похмелкин, представляющий Движение автомобилистов России (ДАР); силы, не имеющие определенной позиции и не участвующие активно в кампании, но иногда выступающие с самостоятельными инициативами: представители отдельных министерств и ведомств, ГИБДД, ГТК; силы, меняющие свою позицию в зависимости от обстоятельств и поддерживающие ту или иную сторону: депутат А.Коваль, представители Совета Федерации.

В целях дальнейшего анализа было выделено 6 групп ключевых коммуникаторов, которые были основными конкурентами: К1 – «Страховщики», лоббируют ОСАГО; К2 – «Представители Комитета», лоббирует ОСАГО; К3 – «Представители Правительства», лоббируют ОСАГО; К4 – «Левые», выступают против ОСАГО; К5 – «В. Похмелкин», выступает против ОСАГО; К6 – «А. Коваль», лоббирует ОСАГО. Каждая из групп находилась в определенных отношениях с остальными группами. В.Похмелкин конкурировал со всеми остальными силами на протяжении всей кампании. «Представители Комитета» и «Представители Правительства» были посредниками «Страховщиков», и на этапе второго чтения вместе с ними и А. Ковалем составили коалицию лоббистов. «Левые» являлись не постоянными, а лишь точечными конкурентами для большинства коммуникаторов (К1, К2, К3, К5, К6), поскольку их деятельность проявлялась только в публичных дискуссиях на пленарных заседаниях и в виде законодательных инициатив в период «Волны». Таким образом, основная ось конкуренции между лоббистами проходила по линии К1-К5, поскольку в целом К2, К3 и К6 являлись силами, поддерживающими К1, а К4 вступали в конкурентные отношения только эпизодически.

Лоббистская кампания по продвижению ОСАГО являлась сложной с точки зрения реципиентов, поскольку затрагивала, во-первых, все ветви власти, а во-вторых, целый спектр федеральных органов власти и их подструктур. Реципиентам был свойственен феномен «матрешки», т.е. «вложенности» одного реципиента в другого.

Полный круг реципиентов охватил все три ветви власти. Работа с некоторыми из реципиентов должна была вестись последовательно, а с некоторыми параллельно.

Среди всех имеющихся реципиентов ключевыми ЦПР для коалиции лоббистов являлись Государственная Дума, Совет Думы, Комитет, Правительство, Минфин, Росстрахнадзор, Президент, Конституционный Суд, поскольку именно их решения предопределяли дальнейший ход кампании. К ЦПР, также оказавшими влияние на кампанию, можно отнести ГИБДД и Администрацию Президента.

В работе была проведена оценка эффективности деятельности лоббистов на различных этапах кампании. С этой целью были проанализированы «точки принятия решения», поскольку именно в эти моменты становилось ясно, насколько качественно лоббисты провели подготовительную работу и встроились в процесс принятия решений. В целях иллюстрации для некоторых этапов представлены коммуникативные схемы, отражающие направление информационно-коммуникативного потока, а также взаимоотношения и активность коммуникаторов.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»