WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Гистограмма Низкая Соц.СЭ Высокая Соц.СЭ Средние значения копинг-стратегий ть ие ть ем ие ие ие с н с н л н в о е о т е б а н с д н в о д ь ь й е р е л е в л ро п в е д о е и о т т з г п п я ие е я а е е в е Б ое т д ое р д н с т ь ая ое ая оц л су н с н а т в н о и он и в е О ц и т и в о к ц т с с о А о о о р м К р П Э П Рисунок 1. Взаимосвязь академической самоэффективности, копинг-стратегий «Активная деятельность» и «Косвенная деятельность», академической успеваемости и субъективного школьного благополучия (девушки) Субъективное школьное благополучие 0,24* 0,28* Активная деятельность 0,31** Суммарный балл успеваемости 0,42** 0,26* Академическая самоэфективность Успеваемость по русскому языку 0,30** 0,28* Успеваемость по Косвенная математике деятельность Рисунок 2. Взаимосвязь академической самоэффективности, копинг-стратегий «Активная деятельность» и «Косвенная деятельность», академической успеваемости и субъективного школьного благополучия (юноши) Субъективное школьное 0,25* благополучие 0,25* Активная деятельность Суммарный балл 0,68** успеваемости Академическая самоэфективность -0,30** Успеваемость по русскому языку Косвенная -0,23* деятельность -0,29** Успеваемость по математике При исследовании связей социальной самоэффективности и копинг-стратегий с успешностью социального функционирования по социометрическим характеристикам было обнаружено, что социальная самоэффективность негативно связана с непопулярностью среди одноклассников (r=-0,20, p=0,03). Анализ корреляций копинг-стратегий и данных социометрии показал, что стратегия «Активная деятельность» отрицательно связана с непопулярностью среди одноклассников (r=-0,20, p=0,03), стратегия «Противосоциальное поведение» положительно связана с непопулярностью (r=0,20, p=0,03), а стратегия «Бездействие» позитивно связана с популярностью среди сверстников (r=0,19, p=0,05). Применение копингстратегии «Противосоциальное поведение» положительно связано с отвержением одноклассниками (r=0,21, p=0,03).

Проведенный анализ связей самооценочных и социометрических характеристик показал, что у подростков собственные оценки своего социального поведения и оценки сверстников достаточно хорошо согласуются между собой.

Гендерных различий в уровне социальной самоэффективности обнаружено не было, что согласуется с данными по академической самоэффективности. Анализ гендерных различий в использовании копинг-стратегий продемонстрировал, что у девушек сильнее выражена стратегия «Эмоциональное реагирование», а у юношей – «Бездействие». Таким образом, при возникновении трудностей в общении девушки чаще испытывают негативные эмоции, то есть расстраиваются или злятся, в то время как юноши чаще не предпринимают активных действий.

Гендерные различия во взаимосвязях между социальной самоэффективностью, копингстратегиями и личностными самооценочными характеристиками представлены в Таблице 1.

Таблица Самоэффектив- Лидерство Отзывчи Способность к Пол ность вость эмпатии Самоэффек М 1 0,54** 0,25 0,36** тивность Ж 1 0,46** 0,20 0,Активная М 0,48** 0,39** 0,24 0,деятельность Ж 0,43** 0,01 0,35** 0,27* Косвенная М 0,42** 0,08 -0,05 -0,деятельность Ж 0,23 0,35** 0,31* 0,Просоциаль- М 0,36** 0,15 0,17 -0,ное поведение Ж 0,30* 0,33* 0,24 0,** Значимость на уровне p 0,01. * Значимость на уровне p 0,05.

Результаты исследования гендерных различий свидетельствуют о том, что у юношей активное преодоление трудностей связано с лидерскими качествами, а у девушек – с выраженностью у них отзывчивости и эмпатии. У девушек «Косвенная деятельность» позитивно связана с лидерскими качествами и отзывчивостью, склонность девушек обращаться к поддержке окружающих также связана с их лидерскими качествами. Возможно, это связано с тем, что от юношей, как правило, ожидают более активного поведения, прямых попыток разрешить проблему, в том числе и в общении со сверстниками, в то время как в девушках традиционно ценится скромность и умение завоевать расположение с помощью «обходных путей» (см. А. В. Либин, 1999). Это подтверждает и анализ взаимосвязи самооценочных и социометрических характеристик, согласно которому только у юношей лидерские качества положительно связаны с популярностью в классе.

Четвертый параграф второй главы диссертации посвящен обсуждению результатов эмпирического исследования. Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что подростки с высокой академической самоэффективностью значимо чаще применяют такие копинг-стратегии, как «Активная деятельность» и «Отсутствие проблем». Академическая самоэффективность положительно связана с учебной успеваемостью, использование копингстратегии «Активная деятельность» также позитивно коррелирует с успешностью в учебе.

Таким образом, подтвердилась гипотеза о позитивной связи академической самоэффективности и конструктивных копинг-стратегий с учебной успеваемостью и субъективным школьным благополучием. Полученные нами данные, свидетельствующие о связи самоэффективности и эффективных стратегий преодоления трудностей, согласуются с результатами исследований, полученных на австралийских и американских учащихся (С. Jenkin, 1997; С. Levin, M. Ilgen, R.

Moons, 2007).

Проведенное нами исследование гендерной специфики связей между академической самоэффективностью и успеваемостью показало, что межполовые различия в уровне академической самоэффективности и в отдельных ее составляющих (ощущении контроля и владении средствами достижения успешного результата в учебе) отсутствуют. В то же время, успеваемость девушек выше и по русскому языку, и по математике, что согласуется с данными многих зарубежных исследований (B. Roothman, D. Kirsten, M. Wissing, 2003; G. KenneyBenson, H. Patrick, E. Pomerantz, R. Ryan, 2006). Тем не менее, наши результаты несколько противоречат данным А.П. Стеценко, обнаружившей значимые гендерные различия в отношении такой важной составляющей самоэффективности, как «доступность усилий» (А. П.

Стеценко и др., 1997). Возможно, что такое расхождение в полученных результатах связано с возрастом респондентов, так как возраст нашей выборки – 15 – 17 лет, а данные А.П. Стеценко были получены на 8—12-летних детях.

В нашем исследовании было обнаружено, что и у юношей, и у девушек высокий уровень академической самоэффективности положительно связан с использованием копинг-стратегии «Активная деятельность». Однако ее взаимосвязь со школьной успеваемостью обнаруживается только у женской части выборки, а у юношей активное преодоление трудностей позитивно связано с субъективным школьным благополучием. В соответствии с результатами нашего исследования, в академической сфере юноши чаще, чем девушки, используют стратегию «Противосоциальное поведение», то есть в случае возникновения сложностей хотят остаться в одиночестве и не верят в то, что помощь других людей может быть полезна. Возможно, это объясняется стремлением юношей справляться с проблемами самостоятельно и нежеланием показать свою несостоятельность в чем-либо учителям, родителям или сверстникам.

Согласно полученным данным, самоэффективность оказалась положительно связана с успеваемостью только у девушек, у юношей эта связь не достигла значимого уровня. Повидимому, это связано с тем, что самоэффективность не просто влияет на успеваемость, но и сама в некоторой степени определяется ею. Возможно, что девушки строят веру в собственную эффективность, опираясь на оценки учителей, самооценка юношей отличается большей независимостью. В литературе имеются данные о том, что обществом в мужчинах больше ценится своеобразие и независимость, самостоятельность суждений, в женщинах же больше поощряется конформность и зависимость от окружающих (А. В. Либин, 1999).

В проведенном нами эмпирическом исследовании также подтвердилась гипотеза о связи социальной самоэффективности с конструктивными стратегиями преодоления трудностей в общении. Установлено, что юноши и девушки с высокой социальной самоэффективностью чаще используют активное преодоление трудностей и обращение к социальной поддержке, а также переключаются на другую деятельность и не воспринимают трудную ситуацию как проблему. Связь самоэффективности и позитивных проблемно-ориентированных копингстратегий может быть хорошо объяснена в соответствии с теоретическим подходом А.

Бандуры: самоэффективность – это не просто восприятие владения некоторыми ресурсами, а именно убеждение в способности выполнить некоторые действия, в данном случае, справиться с трудностями.

На материале результатов исследования обосновывается продуктивность раздельной диагностики самоэффективности в академической и социальной сфере, что подтверждает положения социально-когнитивной теории о том, что суждения о самоэффективности не являются глобальной диспозицией, а также хорошо соотносится с положениями развиваемого в отечественной психологии деятельностного подхода.

В Заключении еще раз обобщаются результаты исследования, формулируются выводы, намечаются перспективы дальнейших исследований механизмов связи самоэффективности и успешности деятельности.

Анализ результатов проведенного нами эмпирического исследования позволил сделать следующие выводы:

1. Теоретический анализ литературы по проблеме самоэффективности и механизмов ее влияния на успешность деятельности показал, что изучение самоэффективности в российском социокультурном контексте является перспективным направлением в научной и практической психологии.

2. В исследовании показано, что подростки с высоким уровнем академической самоэффективности при возникновении трудных ситуаций в учебе чаще используют стратегии активного преодоления трудностей и обращаются за социальной поддержкой.

3. Академическая самоэффективность и эффективные копинг-стратегии (активное преодоление трудностей) в учебе положительно связаны с учебной успеваемостью и субъективным школьным благополучием, а менее эффективные копинг-стратегии (бездействие и переключение на другую деятельность) негативно связаны с академической успеваемостью.

4. Подростки с высоким уровнем социальной самоэффективности при возникновении трудных ситуаций в общении чаще используют более эффективные социальные копинг-стратегии, такие как активное преодоление трудностей, переключение на другую деятельность, поиск социальной поддержки и отсутствие фиксации на проблеме, чем подростки с низкой социальной самоэффективностью.

5. Исследование показало, что социальная самоэффективность и применяемые копингстратегии в общении со сверстниками связаны с успешностью социального функционирования. Подростки с высокой социальной самоэффективностью, применяющие конструктивные копинг-стратегии, лучше принимаются сверстниками.

6. Выявлена определенная гендерная специфика характера связей самоэффективности, копингстратегий и успешности в учебе и в общении со сверстниками. У девушек академическая самоэффективность и стратегия активного преодоления трудностей являются предикторами академической успеваемости, у юношей академическая самоэффективность позитивно связана с использованием стратегии активного преодоления трудностей, но не связана с успеваемостью.

7. Такая копинг-стратегия, как переключение на другую деятельность при возникновении трудной ситуации, является продуктивной при возникновении трудностей в общении со сверстниками и непродуктивной в учебной деятельности.

8. Суждения о самоэффективности зависят от специфики деятельности. В частности, академическая и социальная самоэффективность подростков взаимосвязаны между собой, но не тождественны и обладают определенной собственной спецификой, что свидетельствует в пользу продуктивности раздельной диагностики самоэффективности в социальной и академической сферах.

Публикации по теме диссертации В рецензируемых журналах, утвержденных ВАК МО и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Шепелева Е.А. Гендерные различия в академической и социальной самоэффективности и копинг-стратегиях у современных российских подростков / Гордеева Т.О., Шепелева Е.А. // Вестник МГУ, серия 14. Психология. № 3. 2006. С. 78 – 85.

В других изданиях:

2. Шепелева Е. А. Влияние самоэффективности на выбор копинг-стратегий в социальной и академической сфере / Шепелева Е. А., Шевяхова В. Ю. // Материалы международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых Ломоносов – 2003. Москва, 2003. С. 227 – 228.

3. Шепелева Е.А. Особенности гендерных различий в академической и социальной самоэффективности у подростков / Шепелева Е. А. // Материалы международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых Ломоносов – 2006. Москва, 2006. С. 426 – 427.

4. Шепелева Е. А. Особенности связи академической самоэффективности, копингстратегий и интеллекта у подростков / Шепелева Е. А. // Интеллектуальный потенциал российского общества: состояние и актуальные проблемы исследования. Тезисы междисциплинарной научно-практической конференции. Москва, 27 апреля 2006 года. Изд-во СГУ, 2006. С. 115 – 116.

5. Shepeleva E. A. Gender differences in self-efficacy and coping in Russian adolescents / Gordeeva T. O., Shepeleva E. A. //

Abstract

to the 19th ISSBDmeeting. Australia, Melbourne. July 2-8, 2006. Abstract book, 2006. P. 57.

6. Shepeleva E. A. Motivation and Coping Strategies in Russian Adolescents: Relations with Subjective Well-being / Gordeeva T.O., Shepeleva E.A. // Abstract to the 26th International Congress of Applied Psychology. Greece, Athens. July 16-21, 2006.

Abstract book, 2006. P. 103.

7. Шепелева Е. А. Особенности академической и социальной самоэффективности школьников / Шепелева Е. А. / Современная психология от теории к практике. Материалы XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2008», секция «Психология», часть 1. Москва, 2008. С. 278 – 280.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»