WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения, списка литературы и 19 приложений, содержащих результаты статистической обработки данных. Список литературы состоит из 159 источников, из них 94 – на английском языке.

Объем основного текста работы составляет 135 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность изучения проблемы самоэффективности, определяется методологическая и теоретическая основа исследования, его цели и задачи, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования. Излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе рассматриваются основные подходы к изучению когнитивных механизмов саморегуляции деятельности, представляются основные исследования проблемы самоэффективности и копинг-стратегий. Глава состоит из четырех параграфов.

Первый параграф первой главы посвящен анализу теоретических подходов к изучению когнитивных предикторов саморегуляции деятельности. Анализируется развитие представлений о движущих силах и регулирующих механизмах человеческих действий в контексте различных теорий мотивации (М. Зелигман, 1997; Дж. Капрара, Д. Сервон, 2003; А.Н.

Леонтьев, 1975/ 2004; Д.А. Леонтьев, 2002; А. Bandura, 1986; C. Dweck, 1999; D. Schunk, B.

Zimmerman, 1998; Е. Skinner, 1995; В. Weiner, 1986). Рассматриваются психологические концепции, в которых побуждение к действию определяется различными когнициями субъекта, связанными с ощущением контроля – локус контроля (J. Rotter, 1966), атрибутивный стиль (М.

Зелигман, 1997), представления о причинах прошлых событий (B. Weiner, 1986), об изменяемости своих способностей (C. Dweck, 1999), самоэффективность, понимаемая как вера в свою способность эффективно действовать (A. Bandura, 1977, 1986, 1997; A. Бандура, 2000).

Разнообразные мотивационные и личностные когнитивные факторы – мотивация достижения, оценка своих способностей, самоэффективность, предпочитаемые стратегии преодоления трудностей и другие личностные когнитивные переменные имеют большое значение для эффективного функционирования человека в различных жизненных ситуациях. В последние два десятилетия данная проблематика активно изучалась как в зарубежной (А.

Бандура, 2000; Дж. Капрара, Д. Сервон, 2003; Х. Хекхаузен, 1986, 2001), так и в отечественной психологии (И.А. Васильев, М. Ш. Магомед-Эминов, 1991; Т. О. Гордеева, 2002; 2006; М. М.

Далгатов, 2006; М. Ш. Магомед-Эминов, И. А. Васильев, 1986; В.И. Чирков, 1996).

Социально-когнитивный подход в психологии, объясняющий поведение и психику посредством анализа сознания субъекта и взаимного влияния личности и среды, и предложенная в его рамках концепция самоэффективности А. Бандуры в основных своих положениях соотносится с деятельностно-смысловым подходом, разрабатывающимся в отечественной психологии. Деятельность субъекта имеет сознательный характер, вытекающий из ее целесообразности и целеподчиненности (Т. В. Корнилова, С. Д. Смирнов, 2006). Помимо сознательности деятельности, важнейшая роль в ее регуляции принадлежит личностному смыслу. В деятельностно-смысловом подходе, разрабатывающимся Д. А. Леонтьевым, смысловая реальность человеческой деятельности предстает не как статичная характеристика индивидуального сознания, а как системная, многомерная, динамичная и трансформирующаяся реальность, имеющая также формы межличностного и внеличностного существования (Д. А.

Леонтьев, 2003). Д. А. Леонтьевым было введено понятие личностного потенциала, под которым понимается системная организация личностных особенностей, представляющих основу, или «стержень», личности. Личностный потенциал можно считать универсальной характеристикой системной организации личности, включающей в себя психологическое здоровье, зрелость и успешность деятельности субъекта (Д. А. Леонтьев, 2007). В рамках данного подхода самоэффективность является одной из составляющих личностного потенциала.

Второй параграф первой главы раскрывает понятие самоэффективности.

Рассматривается теоретический подход А. Бандуры к изучению самоэффективности как личностной когнитивной переменной, влияющей на мотивацию и результаты деятельности.

Самоэффективность определяется как «убеждения в том, что индивидуум способен успешно осуществить поведение, необходимое для достижения ожидаемых результатов» (А. Бандура, 2000, с. 115 – 116). Понятие самоэффективности было введено в 1977 году, к настоящему времени опубликованы тысячи исследований, посвященных самоэффективности.

Результаты различных исследований показывают, что восприятие собственной эффективности влияет на решения, действия и переживания, на целеполагание и настойчивость, на каузальные атрибуции, а также на ряд других когнитивных и эмоциональных факторов, воздействующих в свою очередь на поведение и эффективность деятельности (А. Bandura, 1997;

D. Cervone, 1997).

Концепция самоэффективности опирается на многочисленные экспериментальные данные, полученные в рамках других подходов, таких как теория ожидаемой ценности Дж.

Аткинсона, концепция каузальных атрибуций Б. Вайнера, теория локуса контроля Дж. Роттера, теория воспринимаемой я-компетенции Р. Уайта и др., но самоэффективность как конструкт существенно отличается от понятий, лежащих в их основе. В параграфе развернуто анализируются сходства и различия самоэффективности и других сходных с ней понятий.

Локус контроля, в отличие от самоэффективности, не связан с представлением о своих способностях, он отражает представления субъекта о том, что влияет на результат – собственные действия или внешние силы, такие как удачные обстоятельства или судьба.

Каузальные атрибуции – это воспринимаемые причины позитивных или негативных результатов произошедших событий, в то время как самоэффективность – это воспринимаемые убеждения о своих способностях справиться в будущем с определенной деятельностью.

Конструкт воспринимаемого контроля включает в себя представления о средствах, о доступности средств и о контроле, Представления о доступности средств и о контроле сопоставимы с понятием самоэффективности в теории Бандуры. В то же время, самоэффективность отражает личное убеждение человека о наличии у него способностей и способствует развитию мотивации к определенной деятельности, в то время как представления субъекта о своем контроле над результатами не гарантируют возникновения мотивации.

Я-концепция – комплексный конструкт, включающий в себя когнитивный и аффективный компоненты (самооценку), она подвержена влиянию социальных сравнений.

Самоэффективность является когнитивным конструктом, базирующимся на личном опыте успешного выполнения деятельности. Изначально я-концепция рассматривалась как обобщенная личностная переменная, в то время как самоэффективность изучалась в конкретных сферах деятельности. Несмотря на данные различия, эти конструкты имеют схожую внутреннюю структуру – иерархичность и многофакторность. Сходства самоэффективности и уверенности в себе заключаются в том, что оба конструкта описывают представления индивида о своих способностях, однако самоэффективность является только когнитивным конструктом, а у уверенности в себе, как и у я-концепции, есть эмоциональный аспект. Уверенность в себе является более обобщенной личностной характеристикой, тогда как самоэффективность узкоспецифична в отношении выполняемой субъектом деятельности.

А. Бандура выделил характеристики самоэффективности, определяющие ее влияние на поведение субъекта – уровень, обобщенность и силу. Уровень самоэффективности описывает представления человека о своей способности справляться с одной и той же деятельностью при разных степенях ее сложности. Сила самоэффективности характеризует степень уверенности человека в своей способности осуществлять какую-либо деятельность. От нее зависит, насколько устойчивой будет вера человека в свои способности перед лицом неудач. Широта (обобщенность) области самоэффективности показывает, как переносятся убеждения в собственной эффективности, сформированные в одной сфере деятельности, на другие сферы, например, на другие учебные дисциплины.

Самоэффективность в целом является релевантной деятельности личностной когнитивной переменной, которая характеризует степень уверенности человека в успешности решения какой-либо задачи. Рассматриваются четыре основных источника информации о собственной эффективности – личный опыт достижений в деятельности, косвенный, или чужой опыт, вербальные убеждения и воспринимаемое эмоциональное или физиологическое состояние. Личный опыт достижений обладает наибольшим влиянием на самоэффективность.

Успех, особенно достигнутый самостоятельно и посредством усилия, помогает человеку поверить в свою способность добиваться необходимых результатов и защищает от деструктивных реакций на неудачи впоследствии. Косвенный опыт, второй важный источник самоэффективности, представляет собой наблюдения индивида за деятельностью других людей, обладающих сходными с ним способностями и возможностями. Вербальные убеждения представляют собой наиболее простой и доступный способ формирования самоэффективности, однако он обладает наименьшей эффективностью. Эмоциональные и физиологические реакции также воздействуют на уровень воспринимаемой эффективности. Получая физиологическую обратную связь от своего организма, человек может извлекать информацию об уровне своих способностей.

Многочисленные экспериментальные исследования посвящены изучению влияния самоэффективности на успешность деятельности. Высокая самоэффективность, как правило, оказывается связанной с высокой результативностью деятельности (J. Berry, R. West, 1993; M.

Chemers, Hu Li-tze, B. Garcia, 2001; K. Multon, S. Brown, R. Lent, 1991; A. Staycovic, F. Luthanas, 1998; B. Zimmerman, 1995), однако в некоторых случаях слишком сильно выраженная самоэффективность может оказаться дисфункциональной. Делается вывод о том, что, хотя традиционно самоэффективность считается линейной характеристикой, необходимо учитывать специфику деятельности, в которой самоэффективность измеряется, и определять ее оптимальный уровень.

Для педагогической психологии представляют особый интерес эмпирические исследования академической, или учебной самоэффективности, и ее влияния на достижения в учебной деятельности. Исследования показывают, что воспринимаемые убеждения в собственных способностях независимо влияют на успешность в учебе, а не просто отражают имеющиеся знания и навыки. Метаанализ ста четырнадцати исследований, посвященных влиянию специфической самоэффективности на профессиональные достижения, показал, что в среднем коэффициент корреляции между ними составляет 0,38. Метаанализ тридцати шести исследований, в которых изучалась связь самоэффективности и академических достижений, показал, что в среднем самоэффективность объясняет приблизительно 14% дисперсии в академических достижениях. Кроме того, было обнаружено, что самоэффективность важнее для слабоуспевающих учеников, чем для «отличников» (K. Multon et al, 1991).

Результаты некоторых исследований также показывают, что самоэффективность обнаруживает влияние также на успешность во взаимодействии с другими людьми. Получены данные в пользу того, что дети с высокой самоэффективностью более уверены в способности контролировать свое общение с окружающими, поэтому демонстрируют просоциальное поведение и популярны среди сверстников. Напротив, низкая самоэффективность связана с физической и вербальной агрессией, что приводит к неудачам в социальной сфере (B.

Zimmerman, 1995).

Согласно данным зарубежных исследований, существенных различий в воспринимаемой эффективности у мужчин и женщин нет (G. Kenney-Benson et al, 2003). В ряде исследований было показано, что самоэффективность имеет определенную культурную и гендерную специфику (C. Pastorelli et al., 2001; A. Stetsenko et al., 2000). А. П. Стеценко с соавторами показали, что российские девочки, в отличие от их сверстниц из западных стран, обнаруживают более высокую веру в доступность средств, необходимых для успешной учебы, чем мальчики.

На основании проведенного теоретического анализа литературы можно сделать предположение о том, что самоэффективность специфическим образом влияет на эффективность деятельности юношей и девушек, в частности через стратегии совладания с трудностями.

Третий параграф первой главы диссертации посвящен анализу современных исследований, изучающих стратегии преодоления трудностей. Раскрывается изначальное определение копинг-стратегии как комплекса когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления влияния стресса (R. Lazarus, 1991).

Обобщая данные научно-психологической литературы, можно сделать вывод, что копинг-стратегия – это сложное комплексное образование, которое можно рассматривать и как процесс, и как статическую характеристику субъекта. В формировании того или иного типа копинг-стратегий принимают участие и требования ситуации, и индивидуальные особенности человека.

В рамках различных психологических концепций предложено несколько оснований для классификации копинг-стратегий, выделяют проблемно- и эмоционально сфокусированные (S.

Folkman, R. Lazarus, 1980), когнитивные и поведенческие, направленные на решение проблемы и на избегание трудностей стратегии (Дж. Брайт, Ф. Джонс, 2003; А. В. Либин, 1999; E. Skinner, 2003). На основании анализа результатов исследований выделяются более эффективные копинг-стратегии, к которым можно отнести попытку решить проблему самостоятельно, поиск социальной поддержки и помощи, изменение собственных установок в отношении ситуации, поиск информации, объективную оценку ситуации, вмешательство в ситуацию, самоконтроль, принятие ответственности (E. Frydenberg, 2000). Менее эффективные копинг-стратегии, по данным разных авторов, включают закрытость для информации, вытеснение фрустрирующих факторов, избегание, самообвинение, отвержение проблемы, уход от социальной поддержки (Дж. Брайт, Ф. Джонс, 2003; C. К. Нартова-Бочавер, 1997), признание своего поражения (Л. И.

Анцыферова, 1994).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»