WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В этой связи естественное право предполагает следование принципам морального закона. У Конфуция средством поддержания справедливого порядка выступает не закон, а соблюдение традиций, моральных норм («ли»), закрепляющих образ идеального поведения, основанный на соблюдении меры во всем, что должно побуждать человека к уступкам и компромиссу.

Философское понимание меры предполагает отражение в деятельности человека гармонического ритма природы. Философско-правовая концепция Конфуция представляет собой одну из самых ранних попыток обосновать идеал государства, построенного на принципах морали и религиозном культе.

Главным оппонентом конфуцианцев в вопросах методов и форм государственного правления была школа фа-цзя, или легисты-законники, основателем которой считается Шень Бухая (400–337 гг. до н. э.). Легисты, считавшие в качестве субстанции божественное, благое начало, в противоположность сторонникам естественного права уверены в изначально злой природе человека. Они высказывали мнение, что человек изначально стремится не к общему благу, а к личному, что ведет к неизбежному столкновению разных эгоистических интересов, поэтому порядок в государстве может осуществляться лишь благодаря всеобщему жесткому повиновению существующему закону. Философ Мо-цзы (479–400 гг. до н. э.), который защищал идею естественного равенства людей («все люди равны перед Божественным Небом», «все люди – слуги Неба»), в противовес конфуцианской системе этико-правовой регуляции общественной жизни выдвинул «десять принципов», действующих в качестве закона. Легизм ориентировался в своем обосновании права и закона на политическую власть.

Так, выдающийся легист Шан Ян (390–338 гг. до н. э.), говоря о верховенстве законов, определял право как собрание единых и беспристрастных правил гражданского поведения людей, способствующих единству человеческого мышления, созданных мудрыми людьми или монархом, а легист Хань Фей Дэу (288–233 гг. до н. э.) полагал, что народные массы невежественны и не способны видеть дальше своих непосредственных интересов, поэтому для обеспечения общественного порядка необходимо создать строгие законы, применяемые совершенно беспристрастно.

Таким образом, философия права китайского общества не отвергала морального закона, но и обосновала закон, требующий строгих наказаний, предполагая взаимодействие строгости и снисхождения. Мораль задавала стереотип поведения, право с помощью наказаний запрещало от него отклоняться.

В четвертом параграфе «Особенности возникновения школ мусульманского права» определяется возникновение правотворческой деятельности и историческая судьба основных мусульманских богословскоюридических школ, обосновывающих действие шариата, его обусловленность божественным абсолютным началом, но, тем не менее, представляющим определенное своеобразие права Востока.

Возникнув в первой половине VII века, шариат как совокупность предписаний, содержащихся в Коране и в Сунне и имеющих основополагающий характер для мусульманского права, сначала ограничивается рамками родоплеменного восприятия мира. Уже к IX веку, благодаря активной правотворческой деятельности мусульманских богословов-правоведов, он развивается от абсолютного божественного правопонимания к необходимости включения элементов рационалистического и логического. Изначально правовые нормы были в прямой зависимости от божественных предписаний.

Автор обращает внимание на то, что источником шариата являются не только Коран и Сунна, но и Тефсир (толкование Корана и Сунны судьями), иджма (консультации отдельных теологов и юристов, одобренные мусульманской общиной), кияс (решение дел по аналогии), Канун (законы и постановления мусульманской государственной власти).

Основываясь на традиционных началах шариата, первые мусульманские юристы сумели выработать правовые доктрины и нормы (фикх), имеющие юридическую природу, но, безусловно, детерминированные божественным началом. Мусульманское право определяет поведение мусульман, исходя из их отношения к Аллаху и отношений между собой. В мусульманской концепции не существует разницы между религиозными, моральными и юридическими нормами, все они обладают единой обязательной силой. Шариат как исламский закон развивается в той форме, которая позволяет толковать его, поэтому правовые нормы углубляются и совершенствуются, не изменяя основ. Религиозное чувство мусульманина характеризуется соблюдением закона таким образом, как он записан в Коране, и поэтому закон выступает в качестве установленного именно Кораном в шариате предписания, трактуется как правовая норма, но при этом не перестает осознаваться частью мирового божественного порядка. Шариат соединяет в своем содержании правовые положения, религиознофилософскую догматику, мораль и нормы, определяющие отношения мусульман Аллахом, и по сути является мусульманской формой естественного права.

В третьей главе «Понятия справедливости и свободы в праве античного мира» автором анализируются правогенезис и правосознание правовых учений Древней Греции, Древнего Рима.

В первом параграфе «Философские идеи в правовых учениях Древней Греции» диссертантом проведен историко-философский анализ взглядов древних мыслителей, которые показывают не только укорененность правового закона в абсолютном Первоначале, но и связь права с личностью и свободой человека.

В работе отмечено, что в мифологии Древней Греции мы встречаемся с тем же решением справедливости правосудия, что и в Древнем Египте, Месопотамии. В «Илиаде» Гомер описывает, как Зевс на золотых священных весах правосудия взвешивает смертные судьбы людей, а в практической судебной деятельности под весами понимают сам суд как поиск равновесия, «взвешивание» аргументов в пользу виновности или невиновности. В древнегреческой мифологии отражена необходимость осознания того, что в факте проступка, нарушается равновесие отношений, появляется их дисгармония, противодействующая всеобщему естественному закону равновесия природы, закону гармонического единства мира. Нарушающие сложившийся «порядок» отношений противоречащие стороны: истец и виновный, вызывают объективную необходимость примирения, т. е.

восстановления природного равновесия.

Философские учения классической древности представляют собой попытку свести вопрос долга к вопросу знания, поскольку причиной несчастий считают людское невежество, недостаточное понимание законов.

Единственный путь к благу древние греки видели в знании, добродетели и мудрости, поскольку не может быть порочен тот, кто обладает истинным знанием, приводящим к пониманию, как соотнести свою деятельность с гармоническими законами природы. Неслучайно, по учению Платона, бессмертной считалась только разумная часть души человека, и Аристотель видел в воле действие разума. Можно сказать, что многие древнегреческие философы убеждали в том, что разум является главным божеством, и в нем соединяются номос как человеческий закон и мировой логос, которые неизменны. Поэтому вся задача человеческой жизни сводится к познанию законов и подчинению им своей деятельности.

Процессуальное право в Афинском государстве отличалось сохранением множества старинных обычаев и древних судебных учреждений. Право решать судебные тяжбы принадлежало и народному собранию, и ареопагу, и еще нескольким специальным коллегиям. Главным судебным учреждением Афин в эпоху расцвета демократии была гелиэя (или суд присяжных), предусматривающая государственные и частные судебные процессы.

В правовой древнегреческой философии проблемы морали и права сначала были смешаны и растворены в рассуждениях античных мыслителей о космосе, логосе, судьбе. Еще у Гомера божественная по своей природе справедливость выступает в качестве объективного основания и критерия правового, а Гесиод утверждает, что корни справедливости и закона едины.

Позднее представления о взаимосвязи справедливости и права были развиты в творчестве «семи мудрецов», которые доказывали необходимость соблюдения «меры» и «середины» во всех делах и поступках. Пифагорейцы были авторами положения весьма важного для всех последующих естественно-правовых представлений: «справедливое состоит в воздаянии другому равного», что является философской абстракцией и интерпретацией древнего принципа талиона. Гераклит считал, что законы человеческих отношений находятся в неразрывной связи с космическими процессами, а знание о справедливости – это часть знаний об «упорядоченной вселенной», «мировом порядке». Суждения о праве софистов, которые опирались на принцип релятивизма Гераклита, противоречат объективным принципам вообще, и главным предметом размышления они сделали человека, который стал «мерой всех вещей», согласно высказыванию известного философа Протагора. Эта идея антропоцентризма создала основу отличия европейских естественно-правовых взглядов от естественного права Востока, где антропоцентризм никогда не проявлялся в учениях мыслителей.

Произведение, посвященное рассуждению о сущностной взаимосвязи законов и права, впервые в истории встречается у Платона. Диалог «Законы»– это разговор о цели законов, где философ показывал, что мудрое законодательство посредством идеи блага регулирует отношения между государствами, гражданами внутри государства и доказывал необходимость победы добродетели над пороком в душе гражданина. Цель государства и его законов – мир и согласие, достигаемые только подчинением всех человеческих отношений требованиям добродетели. Аристотель также считал, что добродетель – самое главное, и подчеркивал, что она лежит между двумя крайностями и является «серединой», под которой он разумел нечто третье, представляющее согласие двух противоположностей.

Гражданином он считал того, кто исполняет законы.

Платон. Соч.: В 3 т. М., 1972. Т. 3. С. 89.

В целом, требовать справедливости в соответствии с античным правом – значит требовать возможности доказательства своей правоты в судебном порядке. Суд в данном случае выступает не как институт межличностного общения, а как безличностный институт правопорядка, но в котором личность получает охраняемую правом личную свободу.

В Греции это стало возможным в процессе превращения граждан общины в свободных граждан системы полисов. Статус свободного гражданина полиса впоследствии стал главной социально-политической ценностью греков. Этому способствовали не только антропо-центристские взгляды мыслителей, но и создание системы жестких и строго обязательных для исполнения правовых норм, которые были закреплены в законах Ликурга в Спарте, законах Драконта и реформах Солона в Афинах, ограничивающих произвол богатых и знатных граждан. В Древней Греции, таким образом, право сформировалось в виде системы законов, и, кроме того, как разработанная и беспрекословно соблюдаемая процедура, созданная для защиты прав и законных привилегий граждан, свободных полноправных членов общества. Этому способствовала развивающаяся демократия и власть большинства демоса в полисах, которая была введена в истории греками и стала главным признаком античного полиса.

В греческом обществе стало быстро формироваться и закрепляться понятие охраняемой правом личной свободы граждан, что способствовало развитию культа свободной личности в античности.

Во втором параграфе «Философия Римского права» автор исследования рассматривает своеобразие права и правового сознания в Древнем Риме. Примечательно, что именно там впервые появилась наука права как отдельная отрасль знания, которой овладевали римские юристы.

Политик, оратор и философ Цицерон, в своих правовых взглядах опирающийся на философию стоиков, считал, что люди созданы природой для общения и справедливости. В основе права, согласно Цицерону, лежит присущая природе справедливость как вечное, неизменное и неотъемлемое свойство природы, понимаемой в качестве космоса физического и социального мира и бытия вообще.

В Древнем Риме политики и юристы, используя ораторское искусство, состязались в споре, который был особенно характерен для римского судебного процесса. Ограничение состязательности связано с возникновением международного права, требующего, прежде всего, не состязательности, а дипломатии. В его рамках над разными сторонами конфликта возвышалась идея общечеловеческой общности, признающей своих членов представителями человечества. Эта космополитическая идея вошла в международное право из философии стоиков.

Римское право вначале формировалось в рамках религии. Первыми юристами были понтифики, в 300 г. до н. э. право освобождается от них и становится самостоятельным и с установлением Римской империи достигает своего полного развития. Произведения римских юристов носят казуистический характер; в данной форме они анализировали непосредственно практический, живой материал современной им юридической жизни. Первые произведения римских юристов были сборниками юридических формул, но они размышляли и о сущности права.

Известный юрист Цельс определил право как гармонический порядок интересов и улажения их столкновения. При таком понимании права римские юристы считали основой естественного права природу во всех ее проявлениях.

Вместе с политической и дипломатической культурой эллинизма римляне восприняли и основы цивилизованной международной судебной практики, что, безусловно, в последующем сказалось на становлении римского имперского суда и права в целом. Но главным достоинством римского правового наследия было закрепление в обществе идеи личной свободы, которая, возникнув в Древней Греции, получила в Древнем Риме господствующее влияние и не была забыта даже после перехода государства от республики к империи с всевластием императоров. Их произволу противостояло продолжающее развиваться римское право с его уважением к закону. Идея личной свободы определила существование в Риме защищенной законом частной собственности и приоритета гражданского общества над государством, властью.

В третьем параграфе «Сравнительный анализ правогенезиса и правосознания Запада и Востока» автор отмечает особенности развития права и правопонимания на Востоке и в античном мире.

Политико-правовые отношения в древности на Востоке мыслились в самом начале по аналогии с кровнородственными отношениями, и в основании общесоциальной модели лежала модель семьи, в границах которой вопрос о социальном равенстве не имел смысла: индивиды зависимы от своих родителей, а общество в целом от прародителя; равенства не может быть, а неравенство справедливо и оправданно. Главным для древних цивилизаций оставалось одно – действие лица, направленное на достижение социальной справедливости.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»