WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

1. Для текстовой парадигмы ФЕ в произведениях Л. Филатова принципиально взаимодействие семантических и прагматических аспектов. Первые – это специализация значений и системных смысловых отношений, определяемая у ФЕ в тексте. Прагматические аспекты ТП ФЕ – это признаки, характеризующие реализацию цели речевых актов 2. Семантические аспекты ТП ФЕ в материале связаны с соотношением традиционного и инновационного. В реализации фразеологической подсистемы у Л. Филатова синтезируются традиционные схемы и новаторские приемы; последние характеризуются своеобразием семантических переносов.

Это единство обеспечивает определенную устойчивость в проявлении историко-национальных характеристик языка.

3. Прагматические аспекты ТП ФЕ связаны с соотношением «общеязыковое / индивидуально-авторское». Грамматическое, семантическое наполнение фразеологизма отражает общеязыковую норму. Прагматизация семантических и грамматических характеристик в ФЕ отражает специфику текстового пространства. Контекстуальные связи ФЕ проявляют именно индивидуально-авторскую линию.

4. Взаимосвязь семантических и прагматических аспектов ТП в произведениях проявляется в отборе единиц (их метафоричность относится к духовной сфере) и в ассоциативных связях. Указанная специфика ФЕ сопутствует основному эстетическому эффекту произведений Л. Филатова – комическому.

Методологическая база исследования представлена единством общефилософских, общенаучных и частнонаучных принципов. Общенаучными принципами являются два основных: феноменологический и парадигматический. Опорный частнонаучный методологический принцип – обоснование сущностной специфики фразеологии как полисистемы, включающей ряд подсистем (В.Ю. Меликян; Т.Л. Павленко; Н.А. Янко-Триницкая). Единство и многообразие характеристик ФЕ определяются общеаналитическим комплексом, продуктивным для современной теории языка. Обосновываются системные соотношения между основными феноменами и аспектами: ФЕ – контекст, ФЕ – коррелятивное свободное сочетание, ФЕ как целое – компонент этой ФЕ. Компоненты объекта соотносятся в формальном, семантическом, функциональном, прагматическом планах. Обоснование и реализация избранной методологии раскрываются в первую очередь современными отечественными и зарубежными лингвистами: Н.Д. Арутюновой, Б. Браун, В.Л. Дашевской, А.В. Куниным, Л.А. Лебедевой, Р.У. Лонгакром, Ю. Найдой, Дж. Пётефи, Ю.С. Степановым, В.Н. Телия, В. И. Шаховским.

Основными методами, используемыми в работе, являются описательный и контекстологический. Учитываем, что выбор метода включает решение двух вопросов: «о способах выявления нового материала и его внедрения в научную теорию и …о способах систематизации и объяснения этого материала» (Степанов, Ю.С. Методы и принципы современной лингвистики [Текст] / Ю.С. Степанов. М.: Едиториал УРСС, 2002. С. 5). Материал выявлен описательно, а систематизирован комплексно, с преобладанием структурно-семантического анализа. Структурно-семантический анализ ФЕ помог раскрыть объект в совокупности его дифференциальных признаков, из которых важны форма и значение в их нерасторжимом единстве. Комплексное исследование потребовало использования и функционального анализа. Его смысл состоял в том, чтобы установить авторские интенции и определить способы их реализации.

Научная новизна результатов исследования определяется в трех основных позициях. Во-первых, систематизированы аспекты текстовой парадигмы ФЕ: семантические и прагматические. Во-вторых, фразеологическая подсистема определенного периода развития русского языка охарактеризована во взаимосвязях: «традиционное / инновационное» и «общеязыковое / индивидуально-авторское». В-третьих, обоснована специфическая метафоричность ФЕ.

Теоретическую значимость результатов составляет их осмысление в свете категорий общего и особенного, абстрактного и конкретного, а также понятия «парадигма». В работе рассмотрены две сферы устроенности объекта (в терминологии В.А. Белошапковой): общего и особенного, т.е. общих закономерностей языковой системы и особенностей подсистемы. Продуктивность определенных ФЕ объяснена на основе существенных отличий ФЕ, составляющих специфику отдельных уровней организации фразеологической подсистемы языка. Кроме того, выявлена, во-первых, избирательность, характерная для динамики языковой подсистемы. А во-вторых, намечены общие и индивидуально-неповторимые черты ФЕ в филатовском идиостиле, уникальном по лингвоэстетическому потенциалу. С ними связана особая, всенародная «востребованность» цитат из «Сказки про Федота-стрельца, удалого молодца». Соотношение общего и особенного объясняет тенденцию к узуализации окказиональных, индивидуально-авторских ФЕ, которая позволяет подтвердить теоретически значимую связь между ТП ФЕ и многоаспектной характеристикой личности. Эта связь, в свою очередь, реализует более общую теоретическую проблему субъективности в языке.

Практическая ценность избранного проблемного комплекса проявляется в двух взаимосвязанных аспектах: лексикографическом и дидактическом. Лексикографическая значимость реализуется в первую очередь как создание словаря нового типа, в котором обобщаются метафорические и национально-культурные компоненты семантики ФЕ в тексте.

Дидактическая значимость связана с высокой востребованностью творчества Л. Филатова в различных условиях обучения. Предпринятый в работе анализ может дать материал для интегрированных уроков по филологии в школе и для занятий в вузе при изучении курсов современного русского языка, стилистики, лингвистического анализа текста, культуры речи.

Апробация работы. Основные положения диссертации и результаты исследования излагались в докладах и сообщениях на внутривузовских научно-практических конференциях, на научно-методических семинарах кафедры русского языка и теории языка Ростовского государственного педагогического университета (2002-2006 гг.).

По теме диссертации опубликовано 8 работ, общим объемом 3,5 п.л., из них 8 статей, в том числе в изданиях списка ВАК РФ – 1.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Во введении обосновывается актуальность, научная новизна темы, излагаются цели, задачи, решаемые в диссертации, определяется объект, предмет, материал и методы исследования, раскрывается теоретическая значимость, практическая ценность работы.

В первой главе «Текстовая парадигма ФЕ в категориальном аппарате исследований фразеологии» обобщаются те направления категоризации, которые привели к понятию «текстовая парадигма».

Категоризация позволяет выделить закономерную последовательность трех этапов развития фразеологической науки. Первый период – выявление в общем пространстве лингвистических исследований ХVIII – начала ХХ века особой группы единиц (позднее названной «фразеология»). Соответствующие специфические единицы были определены на ранних этапах развития отечественной лингвистики – с использованием понятий и терминов «речение», «знаменование». Первые наблюдения и мысли о существовании в системе русского языка особых «фразем» и особых «слитных речений» зародились в недрах отечественной лингвистики ХVIII-ХIХ столетий и связаны с именами М.В. Ломоносова, И.И. Срезневского, В.К. Поржезинского, Ф.Ф.

Фортунатова. Идея семантической неразложимости отдельных словосочетаний была отчетливо выражена А.А. Шахматовым в начале ХХ века в книге «Синтаксис русского языка».

Специфичные объекты требуют спецификации познания. И во втором периоде категоризации фразеологической системности уже выделяется особая область знаний; с обоснованием семантической неразложимости соотносится выделение новой лингвистической дисциплины (1920-1940-е годы). О необходимости признать фразеологию самостоятельной лингвистической дисциплиной в 1928 году писал Е.Д. Поливанов: «Я позволю себе употребить термин «фразеология» для обозначения особой дисциплины (наряду с фонетикой, морфологией, синтаксисом и … лексикой), занимающей по отношению к лексике то же положение, какое синтаксис занимает по отношению к морфологии» (Поливанов, Е.Д. Труды по языкознанию и языковому строительству [Текст] / Е.Д. Поливанов. М.: София, 2006. С. 179, переизд. сб.

1928 г.). Подчеркнем, что соотнесенность новой дисциплины с морфологией, синтаксисом, лексикой имела и имеет разнообразные плодотворные последствия. В их числе – уместное распространение на фразеологию понятий и приемов, плодотворно используемых в иных подсистемах: понятия «парадигма», приемов контекстуального анализа.

Третий период категоризации фразеологической системности – выявление общих и специфических единиц, связей, отношений. Начало этому выявлению положено известными трудами академика В.В. Виноградова. В рамках данного периода, длящегося и в настоящее время, взаимодействуют четыре основных направления. Во-первых, складывается систематика ФЕ по различным признакам. С этим, во-вторых, взаимосвязано обоснование самих системных, классификационных признаков. В-третьих, устанавливаются связи в системе. В-четвертых, характеризуются отношения между ФЕ.

Так, в нижеследующем примере, лексикографируемом по специальному словарю, фразеологичность оборота КАК-НИКАК определяется системными связями: внешними и внутренними. К внешним принадлежит его корреляция с лексемами КАК и НИКАК. Из внутренних, парадигматических наиболее существенна полисемия оборота, при которой достаточно отдалены два радиально связанные фразеологические значения. Первое относится к сфере меры, а второе – к области уступки.

Пышка: Оделись бы! – прошу его с укором...

Ведь перед вами дама как-никак! (Д) «1. хоть как-то, хоть в какой-то мере, степени и т.п. 2. всё же, всё-таки» (ФФ, 206).

Факт полисемии очевиден. И в её рамках как раз отдаленные семантические связи акцентируют значимую для единицы системность. Данная единица связана с соотносительными в общем текстовом пространстве творчества Л. Филатова. Например, с ФЕ «КАКОЙ-НИКАКОЙ» из произведения «Золушка до и после». Вместе они образуют текстовую парадигму ФЕ. См.:

Мачеха: Но были, вероятно, и у вас какие-никакие ухажеры..

Хотя б на перспективу.. Про запас (З) «Про запас. Разг. На непредвиденный случай, когда понадобится».

«Какой-никакой. Прост. Любой, хоть какой, какой бы то ни был».

Такие связи свидетельствуют об определенных устойчивых тенденциях фразеоупотребления, прежде всего об акцентировании незначительности – см. в толковании «хоть какой». Так показана принципиальная готовность языковой личности к приятию любых «даров судьбы», заниженные запросы, такое отсутствие претензий, которое причудливо, оригинально и в то же время типизированно сочетается с амбициями. Отмеченная черта выделяет и определенный круг языковых личностей, характерных для творчества Л. Филатова. В их числе – амбивалентная языковая личность (Н.С. Котова). Причем оба примера из разных произведений подчеркивают семантикопрагматическую сочетаемость данного компонента «хоть какой» с другими фразеологическими значениями.

Единая системность в использовании таких ФЕ нуждается в соответствующем понятийном аппарате. Эту потребность реализуют понятие «парадигма» и его производные.

ТП соотносится с другими видами объединений: конфигурацией, полем;

необходимо оговорить её главное отличие от фразеосемантического поля – обязательную для ТП опору на дотекстовую парадигму. В то же время определенные единства могут рассматриваться как в аспекте поля, так и в аспекте ТП.

Для определения границ предмета исследования существенны свойства и виды ТП ФЕ. Свойства определяются обобщенно и конкретно, соотносятся со свойствами дотекстовой парадигмы, полей, иных системных образований.

Такое понимание соответствует системному подходу к текстовым объединениям, разработанному В.А. Кухаренко.

Обобщенно свойства ТП ФЕ заключаются в характере интеграции собственно-языковых («дотекстовых») и текстовых парадигматических свойств.

Наиболее важны два конкретных свойства ТП ФЕ. Это /1/ одноплановостьразноплановость взаимодействия парадигматических закономерностей, проявляемая в доминантах или в равновесии между формой и семантикой; /2/ область проявления парадигмы.

К основным видам ТП ФЕ принадлежат следующие, соотнесенные по двум критериям. Во-первых, разграничиваются три вида ТП по критерию «наличие / отсутствие и характер доминанты»: ТП с формальной доминантой, ТП с семантической доминантой, ТП с формально-семантическим равновесием.

Во-вторых, различаются два вида ТП по критерию «область проявления парадигмы»: ТП, реализуемые в рамках одного текста, и ТП, реализуемые в системе текстов – в сверхтексте, по Н.А. Купиной. Для характеристики ТП существенен также факт повтора ФЕ или её компонента в тексте.

Выделенные виды соотносятся с уже известными в учении о парадигмах:

так, семантическая доминанта определяется в морфологической парадигме при супплетивизме.

Внутри видов дифференцируются подвиды; так, в ТП с семантической доминантой различаются важнейшие подвиды: с синонимическими системными семантическими отношениями, с ассоциативно-деривационными отношениями, с комплексными отношениями. Подвиды ТП ФЕ определяются в масштабе текста и представлены в этом масштабе сложнее, нежели одноименные виды «дотекстовой» парадигмы.

Такие же подвиды, осложненные формальным аспектом, выявляются в ТП с формально-семантическим равновесием.

Итак, текстовая парадигма ФЕ выступает как закономерный этап систематики, имеющий свои предпосылки и связанный с развитием категоризации фразеологии.

Парадигматическая системность позволяет выявить и функциональную сторону материала. Показательны три функциональных аспекта. Это оригинальность, многообразие и упорядоченность использования ФЕ, которые уже отмечались при анализе языка талантливого художника. Эти аспекты связаны с представлением ТП ФЕ.

Представим текстовую парадигму ФЕ, учитывая особые системные отношения, соотносящие употребление единиц с определенным речевым планом, с качественными и количественными характеристиками. Элементарный пример текстовой парадигмы ФЕ – два следующих контекста из пьесы «Дилижанс», показывающих наиболее емкое системное смысловое отношение – семантическое поле, а также другие системные отношения.

/а/ Корнюде: Я вас знаю.

Всех знаю поименно. С давних пор.

«в зн. нареч. С давнего времени, очень давно» (БТС, 924);

/б/ Мадам Луазо (не выдерживает):

Ну что же мы не едем до сих пор!.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»