WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Севрук Наталья Михайловна СЕМАНТИЧЕСКИЕ И ПРАГМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕКСТОВЫХ ПАРАДИГМ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ (НА МАТЕРИАЛЕ ЯЗЫКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЛЕОНИДА ФИЛАТОВА) Специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2007

Работа выполнена на кафедре русского языка и теории языка ГОУ ВПО «Ростовский государственный педагогический университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Меликян Вадим Юрьевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Аликаев Рашид Султанович кандидат филологических наук, доцент Кравцов Сергей Михайлович

Ведущая организация: Кубанский государственный университет

Защита состоится «15» февраля 2007 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.206.01 по филологическим наукам при Ростовском государственном педагогическом университете по адресу:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б.Садовая, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ростовского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «15» января 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н.О. Григорьева 3 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ Фразеология занимает особое положение в системе русского языка.

Данная специфика позволяет раскрывать во фразеологической подсистеме актуальную лингвистическую проблематику. Во фразеологических единицах /ФЕ/ проявляется та сложная связь между многообразием и единством языковой системы, научная актуальность которой становится всё значительнее.

На материале фразеологии рассматриваются наиболее сложные способы взаимодействия единиц в тексте, что показано в исследованиях Т.Л. Павленко, Ю.С. Лычкиной. Укрепляется антропоцентрическая парадигма, так как «во фразеологизме в большей мере, чем в других языковых единицах, проявляется субъективный человеческий фактор, отражающий лингвокреативный потенциал человеческого мышления» (Грушевская, Т.М., Луговая, Н.В.

Идеографическое поле «Психоэмоциональное состояние человека» в русской и французской фразеологии: принципы построения и характеристика [Текст] / Т.М. Грушевская, Н.В. Луговая // Дискурсивное пространство: эволюция и интерпретации. Краснодар: КубГУ, 2006. С. 29, со ссылкой на Л.Ю. Буянову. Выделено нами. – H.С.). Предпочтительность ФЕ в этом ракурсе объясняется их природой, о чем свидетельствует характеристика «в большей мере».

Актуализация проблемы связей между единицами также побуждает привлекать материал ФЕ. Это проявляется в исследовании таких понятий, как валентность. Фразеологические категории, по мнению М.М. Булыниной, используются как опора для раскрытия лексических и синтаксических закономерностей. Специфику ФЕ обобщает «фразеологическая картина мира.., своеобразная сетка, накидываемая на наше восприятие, на его оценку... посредством специфических мыслительных процедур – категоризации, объективации, структурации, языковой концептуализации» (Буянова, Л.Ю., Коваленко, Е.Г. Русский фразеологизм как ментально-когнитивное средство языковой концептуализации сферы моральных качеств личности [Текст] / Л.Ю Буянова, Е.Г. Коваленко. Краснодар: КубГУ, 2004. С. 3).

Связь между природой фразеологии и актуальными лингвистическими направлениями объясняет систему тенденций науки о ФЕ. Фразеологизмы раскрываются в новых аспектах. К ФЕ применяют разнообразные парадигматические измерения (Е.А. Добрыднева; СМ. Прокопьева). Фразеологическую подсистему начинают специально рассматривать в прагматическом плане (Ю.К. Волошин, В.А. Пономаренко). Во фразеологии подтверждаются, актуализируются определенные прагмалингвистические закономерности (Г.Г. Матвеева). Индивидуально-творческие преобразования ФЕ характеризуют в плане специфической системности художественного текста (И.А. Басенко). Исследователи устанавливают смеховую спецификацию фразеологизмов (В.Т. Бондаренко); намечают взаимопредназначенность между свойствами определенных ФЕ и комизмом (И.А. Бутенко); связывают прагматику ФЕ, как и других единиц, с юмористической направленностью текста (В.И. Карасик).

Актуальность работы заключается и в том, что анализ различных типов текста, в которых реализуются ФЕ, показывает растущую интенсивность их использования там, где юмор, ирония или сатира определяют основную стилистическую направленность текста. ФЕ как единицы вторичной номинации, в большинстве своем обладают большими возможностями в выражении эмоционально-оценочного отношения человека к окружающей его действительности. Эта природа ФЕ обусловливает необходимость их исследования в рамках коммуникативно-прагматической и антропологической парадигм. Об актуальности коммуникативно-прагматического подхода в изучении фразеологизмов свидетельствуют недавние лингвистические работы (Н.Ф. Алефиренко, А.Т. Бозиева, Е.А. Добрыдневой, Е.В. Елисеевой, В.Н. Телия, Е.В. Тюменцевой, А.М. Эмировой). Комическое является оценочной категорией, свидетельствует о мироощущении и мировосприятии человека; в этой связи представляется актуальным исследование потенций ФЕ в создании комического, изучение их способностей передавать комические интенции автора.

Актуальность исследования подкрепляется и двумя общими теоретиколингвистическими установками. Это интегративная тенденция – синтез совместимых подходов к тексту, развиваемый в настоящее время целым рядом исследователей: А. Вежбицкой, В.И. Карасиком, А.В. Пузырёвым, А.Д. Шме- лёвым с опорой на идеи И.В. Арнольд, В.В. Виноградова, А. Гардинера, В.А.

Кухаренко, Дж. Лайонза. Разрозненные установки недостаточны для объяснения сложных объектов современного научного сознания, исследуемых во фразеологии и в теории художественной речи, в лингвистике текста. Фразеологическая единица характеризуется комплексом многоплановых свойств. На эту её черту нацеливают обобщения А.В. Кунина, В.Н. Телия. Познавательную потребность интегрировать аспекты ФЕ усиливают взаимосвязи между индивидуальными художественными мирами.

С фразеологическим аспектом идиостиля художника взаимосвязана разработка значимых проблем науки о русском языке: от коммуникативного стиля эпохи (И.А. Стернин) до разных граней комического (Л.М. Курносова). ФЕ в языке Л. Филатова не подвергались специальному исследованию, а они значимы для уяснения ряда соотношений: между универсалиями и национальными корнями текстово-языковых реализаций; между парадоксальными сближениями, семантическими контрастами, характерными для русской языковой картины мира. Показательна позиция самого Л. Филатова, который словами персонажа сказки-пьесы «Любовь к трем апельсинам» заявляет: «Я говорю народным языком, который всем и каждому знаком!.. Так говорят на сцене и на рынке, так отмечают свадьбы и поминки, и люди не придумали пока точнее и сочнее языка!..» Причем ещё показательнее, что в конкретном эпизоде пьесы эта метаоценка характеризует обсценные обороты и звучит из уст находчивой, но грубой, бескультурной особы. Общая справедливость данного суждения только подчеркивается таким прагматическим контрастом, специфическим для Л. Филатова.

Объект анализа – система ФЕ, реализованная в произведениях Л. Филатова. Акцентируются фразеологические средства создания комического в пьесах-сказках Л. Филатова. Описание фразеологических средств комического представляет собой благодатный материал для изучения смеха в лингвистических аспектах. Он расширяет представление об идиостиле Л. Филатова – значительного мастера слова, который не только пополнил корпус ФЕ русской речи, но и уже известные ФЕ сделал орудием, придавшим речи героев многогранное, в том числе комическое звучание.

В понимании ФЕ опираемся на единство дифференцированности и относительной широты. Такое понимание обусловлено общей и частной традициями. Общая традиция – установка разграничивать две противостоящих области: фразеологически связанные и свободные сочетания; переходную зону это не отменяет. Частная традиция – установка включать в подсистему ФЕ перифрастические выражения типа «принять решение» (отличаемые от фразеологизмов в крайне узком смысле), устойчивые сравнения, паремии. Избранное понимание в большей мере, чем узкое, обеспечено и лексикографически.

Языковым материалом для исследования явилась картотека фразеологических единиц; она составлена комплексно: сплошной выборкой из сказокпьес Л. Филатова и дополнительной – из других произведений: «Сукины дети» и т.д.; в качестве основного использовано издание: Филатов Л.А. Избранное. М.: АСТ, 2006. 522 с. ФЕ лексикографированы по системе источников, из которых основные: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб.: РАН; Норинт, 2004. 1538 с.; Федосов И.В., Лапицкий А.Н. Фразеологический словарь русского языка. М.: РАН; ЮНВЕС.

2006. 608 с.; Новейший словарь иностранных слов и выражений / Отв. ред.

Ю.Г. Хацкевич. М.; Минск: АСТ; Харвест, 2002. 976 с.; Солганик Г.Я. Толковый словарь: Язык газеты, радио, телевидения. М.: МГУ, 2004. 749 с. Иллюстрации помечаются соответственно сокращениями БТС, ФФ, НСИ, ЯГ и номером страницы. Наиболее показателен БТС. Его отличает комплекс существенных признаков: единство в представлении слова и ФЕ, значимое для решаемых в работе задач; репрезентативность, включая совпадение с данными других авторитетных источников; полнота и соответствие времени создания текста Л. Филатова и его активного читательского освоения, вхождения в обновляемую русскую языковую картину мира. Приводимые ФЕ в словарных статьях представлены системно, преимущественно во фразеологических отделах. В контекстах ФЕ выделяются полужирным шрифтом. Из рассматриваемых текстов Л. Филатова путем сплошной выборки извлечено около фразеологических единиц в 2000 контекстах, выступающих как единицы анализа.

Предмет настоящего исследования – специфические характеристики фразеологизмов в текстах Л. Филатова, отражающие общую систему свойств ФЕ и своеобразие художественного мира автора.

Соответственно, предметным пространством исследования являются текстовые парадигмы (ТП) ФЕ. ТП ФЕ – это единство системных отношений, обобщающих две подсистемы: языковые («дотекстовые») парадигматические закономерности и закономерности текста, значимые для употребления фразеологических единиц и отражающие семантическую, функциональную, прагматическую специфику, включая качественноколичественную.

ТП определяется единством двух основных критериев. Это /1/ наличие ФЕ, включенной хотя бы в один вид дотекстовых парадигматических отношений; /2/ любой вид текстовой связи между данной ФЕ и какой-либо иной ФЕ. Проиллюстрируем текстовую парадигму ФЕ, характеризующую в пьесе «Дилижанс» сферу метаязыка. Все ФЕ парадигмы так или иначе соотнесены с характеристикой манеры речи, в традиционном понимании – «язык о языке». Налицо соответствующие компоненты-маркеры: говорить(ся)/сказать, слово, называть(ся). См.:

Комендант: Он вас вчера приметил...

Пышка (в сторону): О, проклятье!..

Г-н Луазо (хихикает): И взял, как говорится, на прицел!..

«в зн. вводн. словосоч. Как говорят, как принято говорить» (БТС, 213);

Г-н Луазо (нервно): Нам надо рвать немедленно отсюда Во весь, что называется, опор!..

«в зн. вводн. словосоч. Как принято называть, говорить» (БТС, 581);

Граф (разводит руками): Нет слов от возмущенья!.

«Нет слов, как. Невозможно выразить словами, как» (БТС, 1211).

Из парадигматических отношений здесь требует внимания вариантность, охватывающая связь между лексической и грамматической подсистемами.

См.: Корнюде: Луазо…муж и жена. Ребята, мягко скажем, без затей.

В тексте автором выбран вариант ФЕ с компонентом – формой глагола 1-го лица множественного числа и семантикой совместности. Между тем фразеологически основным считается вариант с деепричастием – см.:

«ГОВОРЯ, деепр. В составе вводных слов в сочет. с нареч. или косвенным падежом сущ. образует устойчивые сочет. со знач.: выражаясь, излагая что-л.

каким-л. образом (в соответствии со знач. нареч. или сущ.). …мягко говоря» (ЯГ, 147). См. также толкование в другом источнике: «Говоря (в составе вводн. словосоч.). Выражая, излагая, рассматривая что-л. каким-л. образом (так, как обозначено наречием или существительным)» (БТС, 213). Выбор же варианта с компонентом СКАЖЕМ мотивирован именно в рамках текста, причем прагматическим условием: свойственная ему, в отличие от деепричастия, семантика совместного действия усиливает контактоустанавливающее назначение – служит принципу кооперации. Для сферы метаязыка такое назначение и способ его представления особенно оригинальны.

Критерии, определяющие наличие текстовой парадигмы, соотносятся с критерием её отсутствия. Так, в тексте возможна ФЕ, лишенная дотекстовых парадигматических связей и не соотносительная с другими ФЕ текста ни семантически, ни прагматически; такая ФЕ не входит в ТП, хотя может участвовать в иных, комплексных лексико-фразеологических объединениях.

При анализе учитывается различная степень продуктивности тех или иных ТП ФЕ в языке Л. Филатова.

Цель исследования – систематизировать семантические и прагматические аспекты ТП ФЕ, позволяющие представить единство и многообразие специфики ФЕ в творчестве Л. Филатова.

Целью определены задачи диссертации:

1. Дать характеристику взаимосвязей в ТП ФЕ, соотнося общие и специфические характеристики фразеологизмов в творчестве Л. Филатова.

2. Обосновать систему семантических аспектов ТП ФЕ, причем специально охарактеризовать метафоричность ФЕ в семантическом плане как их существенную черту в исследуемых текстах.

3. Обосновать прагматическими аспектами ТП ФЕ характеристику устойчивых сочетаний в связи со спецификой творческой манеры автора.

4. Выявить объем и характер фразеологических средств комического в идиостиле Л. Филатова; описать языковые средства комического на фразеологическом уровне в аспекте их прагматической заданности на комический эффект, при этом – проанализировать комические потенции узуальных и трансформированных ФЕ.

На защиту выносятся следующие положения:

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»