WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Допуская возможность лишения жизни человека лишь в связи с исполнением наказания в виде смертной казни, Конституция РФ устанавливает, что, во-первых, эта мера наказания является исключительной, а во-вторых, применяется она временно, "впредь до ее отмены" (ч. 2 ст. 20 Конституции РФ). Отсюда следует, что российское общество и государство ставят в перспективе цель - отказаться от данного вида наказания. Однако, предусматривая отмену смертной казни в Конституции РФ, нигде не говорится, каким способом эта отмена должна осуществляться.

В третьем параграфе первой главы – «Суд с участием присяжных заседателей в системе организационно-правовых форм судебной власти» – делается вывод о том, что судебная власть в России осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей.

Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей. Суд – это орган государства, осуществляющий правосудие в форме разрешения дел в установленном законом порядке. Таким образом, можно сказать, институт присяжных заседателей занимает одно из основных мест в системе судебной власти РФ наряду с судьями, так как они осуществляют судебную власть.

Институт присяжных заседателей играет значительную роль, так как он позволяет гражданам Российской Федерации участвовать в осуществлении правосудия в порядке, предусмотренном федеральным законом. Более того, участие присяжных заседателей в осуществлении правосудия является гражданским долгом.

Деятельность присяжных заседателей в судах представляет собой выполнение гражданского долга и служит реализации принципа коллегиальности правосудия. Обеспечение их участия в функционировании органов судебной власти служит залогом ее демократичности, представляет собой одно из средств социального контроля за законностью и справедливостью деятельности судей.

Сравнительный опыт деятельности суда присяжных в отдельных странах, в частности Западной Европы и США, дает нам возможность классифицировать особенности этого института судебной власти, во-первых, самостоятельность судей права (юристы-профессионалы) и судей факта (коллегии присяжных заседателей); во-вторых, решение относительно виновности или невиновности подсудимого принимается самостоятельно коллегией непрофессиональных судей (жюри присяжных заседателей); в-третьих, суд присяжных есть не «суд улицы» и «не суд народа», а совокупная модель правосудия с участием как народного, так и профессионального элемента, роль каждого из которых конституирует суд присяжных как целое.

Хронологически вынесение решения коллегией присяжных заседателей – конечная фаза процесса, связанная с их участием, логически же – это ядро процесса, его логическое начало. Все процессуальные и организационные особенности группируются вокруг ядра и выводятся из него.

В четвертом параграфе первой главы – «Российская модель суда с участием присяжных заседателей как воплощение классического варианта участия населения в отправлении правосудия» – делается вывод о том, что уголовно-процессуальный закон не регулирует детально порядок исследования в суде с участием присяжных заседателей протоколов следственных действий и иных документов по делу, поскольку опирается на норму ст. УПК РФ. Однако мы не можем согласиться с этим порядком, поскольку он противоречит такому общему условию судебного разбирательства, как устность и непосредственность исследования доказательств в суде (ст. 240 УПК РФ). Получается, что если стороны не проявят инициативы в исследовании этих доказательств, то последние так и не будут оглашены в зале судебного заседания, а, следовательно, положены в основу вердикта и приговора. Поэтому если те или иные протоколы или документы не исключены из судебного следствия, они должны быть оглашены и исследованы в суде.

Необходимо, чтобы вопрос о возможном снисхождении к подсудимому решался присяжными заседателями совместно с судьей лишь после того, как ими уже вынесен вердикт, обсуждены его последствия и суд с участием сторон и присяжных заседателей исследовал данные о личности виновного. Что же касается возможного негативного «предубеждения» присяжных заседателей, сформировавшегося под воздействием подобного рода сведений, то закономерно возникает вопрос: почему именно в этом вопросе присяжным заседателям отказывают в здравом смысле самостоятельно решать, какие из названных сведений принять на веру и положить в основу вердикта, а какие искусственно навязываются им стороной обвинения.

Закрепленное в УПК РФ положение о том, что присяжные заседатели решают вопрос о виновности подсудимого, а председательствующий судья назначает виновному наказание, является абсолютно правильным и логичным. Присяжные не имеют высшего юридического образования, не знакомы с действующим законодательством, не обладают необходимыми навыками но назначению наказания, поэтому мы не можем возложить на них решение данного вопроса. Вопрос наказания представляет определенную сложность;

ответ на него требует глубокого знания норм УК РФ (причем как Общей, так и Особенной его частей), разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, практики решения этих вопросов по конкретным делам. Такое знание присуще профессиональным судьям, поэтому именно они должны назначать наказание подсудимому, признанному виновным присяжными заседателями.

Во второй главе диссертации – «Организационно-правовой и процедурный механизм реализации конституционно-правовых основ суда с участием присяжных заседателей» – диссертант исследует организационноправовое и процедурное обеспечение механизма реализации конституционно-правовых основ суда с участием присяжных заседателей.

Первый параграф второй главы – «Организационное обеспечение реализации конституционно-правовых основ деятельности суда с участием присяжных заседателей» – посвящен выявлению проблем и преимуществ реализации судебной власти посредством суда присяжных.

В суде присяжных заседателей основные вопросы правосудия – о деянии и виновности – решаются непосредственно представителями общества, отражающими структуру и разноликость состава этого общества. Не случайно в английском уголовном процессе до настоящего времени действует древний принцип: человек, которого обвиняют в серьезном преступлении, имеет право на решение вопроса о его виновности или невиновности равными ему.

Приоритет решения вопросов факта в суде присяжных принадлежит судьям, по своему социальному положению приближенным тому, кого обвиняют в преступлении.

Участие в правосудии представителей народа повышает авторитет суда и доверие к нему общества, поскольку граждане перестают оценивать суд как деятельность государственных чиновников, неподконтрольную народу. Но, с другой стороны, решение основного вопроса правосудия принимается не профессиональными судьями, что вносит существенные коррективы не только в процедуру, но и в характер деятельности участников судопроизводства.

В отличие от традиционного правосудия, где участники процесса не очень озабочены тем, убеждают ли их действия и аргументы заседателей и присутствующих в суде граждан в их законности и справедливости, в суде присяжных исследование доказательств «по сущей правде» и справедливости становится основным условием правосудия.

Вот почему присяжным заседателям не могут быть представлены эпизоды обвинения, от которых на предшествующем судебному разбирательству этапе процедуры отказался государственный обвинитель (обвинительное заключение после этого должно быть составлено заново); доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона (они исключаются из процедуры доказывания в суде и не представляются присяжным заседателям); вопросы юридического содержания, решение которых в присутствии присяжных может отрицательно отразиться на свободе их внутреннего убеждения, непредвзятости в оценке доказательств (вопросы юридического свойства решаются судьей, представителями обвинения и защиты «вне слышимости зала» либо после удаления из него присяжных заседателей).

Во втором параграфе второй главы – «Процедурные особенности реализации конституционно-правовых основ деятельности суда с участием присяжных заседателей» – соискателем делается вывод о необходимости внесения изменений в ч. 1 ст. 75 УПК РФ, оставив только то, что "недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения", а также установить, что при отсутствии возражений у сторон в судебном заседании могут быть исследованы все доказательства, независимо от их допустимости.

Присяжные заседатели основывают свое решение только на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые им наглядно представляются сторонами обвинения и защиты, поэтому особое значение приобретают такие моменты, как дача свидетелями, потерпевшими, специалистами заведомо ложных показаний, а также незаконное воздействие сторон на присяжных. Во всех странах, где рассматриваются дела с участием присяжных заседателей, дача свидетелем, потерпевшим, экспертом ложных показаний в суде расценивается как одно из самых тяжких преступлений, потому что фактически лжесвидетель способствует или уходу от уголовной ответственности и наказания виновного лица, или осуждению невиновного.

Третий параграф второй главы – «Особенности истины, достигаемой в суде с участием присяжных заседателей» – посвящен порядку и особенностям достижения истины по каждому конкретному уголовному делу, рассматриваемому судом с участием присяжных заседателей в России.

Диссертант утверждает, что не следует ставить вопрос так, будто бы суд присяжных как форма правосудия важнее всего, и ради него мы можем поступиться правосудием и справедливостью в остальных случаях, например, когда обвиняемый сознается в преступлении или обвиняется в совершении преступления, не относящегося к категории тяжких.

Это означало бы такое отступление от истины и справедливости, что все аргументы о защите прав личности выглядели бы демагогией. Соотношение ценностей в праве не позволяет решать вопрос подобным образом. Отсюда неизбежное ограничение подсудности суда присяжных конкретной категорией дел, а именно делами, где обвиняемому грозит суровое наказание, поскольку суд присяжных не без основания рассматривается как гарантия справедливости правосудия.

В суде с участием присяжных заседателей, в силу особенностей процессуальной формы доказывания, состоящих в отсутствии необходимости обосновывать и мотивировать свои выводы в процессуальных документах, нельзя считать установленной истину по делу в принятом, специальном уголовнопроцессуальном смысле этого понятия. Ее можно назвать обыденной, житейской истиной. Такая истина отличается от истины в уголовнопроцессуальном смысле, достигаемой по уголовному делу, во-первых, тем, что она не требует обоснования и мотивировки, во-вторых, тем, что за нее, за ее содержание и правовые последствия никто непосредственно не несет персональной ответственности.Это уже другая по своим правовым характеристикам истина. В этом проявляется ее явный недостаток с точки зрения сложившейся системы уголовно-процессуального доказывания. Но в этом и ценность данной формы судопроизводства. Суд присяжных внес в правосудие элементы народного правосознания, народный опыт и представления о справедливости, в значительной мере оградил подсудимого от профессиональной деформации судьи.

Вывод об особенностях истины, устанавливаемой по уголовным делам в суде с участием присяжных заседателей, имеет вполне конкретное практическое значение при решении о введении в той или иной судебной системе суда присяжных. В основе такого решения могут быть разные мотивы, среди которых и осознанные международные обязательства, и неосознанная дань моде, и желание выстроить «демократическую витрину», и вполне искренние заботы о совершенствовании судебной системы. Однако независимо от мотивов концептуальные особенности суда с участием присяжных заседателей будут объективно проявлять себя в конкретных вердиктах. Выражаться это будет в том, что получаемая в результате судебного разбирательства истина будет не вполне той, которая ожидается от системы уголовного судопроизводства, не «обычной» уголовно-процессуальной истиной, а обыденной, житейской истиной, народной правдой по делу.

Подобный феномен будет сопровождаться всплесками неординарных процессов, могущих повлечь за собой элементы разбалансирования судебной системы. Зрелая, демократически выдержанная судебная система сможет в этой ситуации сбалансироваться без реформы классического варианта суда с участием присяжных заседателей. В противном случае должны последовать радикальные меры – от выхолащивания сути данного судебного образования до его полной ликвидации.

В четвертом параграфе второй главы – «Тактика поддержания государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей и практика их реализации» – сделан вывод о том, что суд в условиях состязательности и ограничения законом его полномочий в исследовании обстоятельств заинтересован в максимальном проявлении активности обеими сторонами, что для него является гарантией объективного приговора, вынесенного на основе всесторонне исследованных обстоятельств. Но с позиции защиты в условиях состязательности тезис об активности сторон не является обязательным элементом деятельности, а выбор пассивного поведения обязывает обвинение максимально восполнять данную пассивность, в ином случае суд лишается возможности постановить приговор на полно и всесторонне исследованных обстоятельствах дела.

На основе Конституции РФ и ст. 324 УПК РФ, обращаться в суд присяжных - это право обвиняемого, результат его свободного волеизъявления.

Выбор суда присяжных носит сугубо добровольный характер. В нынешнем составе суда даже самый порядочный и квалифицированный председательствующий судья не имеет возможности посоветоваться с коллегами-юристами, обсудить сложные вопросы применения норм права, разрешить какие-то свои сомнения, которые, конечно, у него возникают при постановлении приговора.

В суде с участием присяжных подсудимый оказывается в более благоприятной ситуации, чем в обычном суде, что нарушает принцип равенства, а также права потерпевших, личность которых может исследоваться с различных сторон.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»