WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

6. Смирение, в отличие от кротости, может указывать на то, что субъект изображает смирение, не испытывая его. Ср., с одной стороны, показное <напускное, притворное, ложное, наружное> смирение при менее характерном показная <напускная, притворная, ложная, наружная> кротость, и, с другой, истинное <подлинное> смирение при неправильном истинная <подлинная> кротость.

7. Слово кротость способно к сдвинутым метафорическим употреблениям, описывающим не человеческое свойство, а состояние, никак не связанное с человеком (часто – состояние природы). Ср. Раз ночью был обломный дождь, а потом горячее солнце как-то сразу вошло в силу, весна потеряла свою кротость и бледность, и все вокруг на глазах стало меняться не по дням, а по часам (И. Бунин, Митина любовь). Употребление в подобных контекстах смирени гораздо менее естественно.

8. В словах смирение и кротость ярко проявляется связь с христианскими понятиями. Для семантики смирения этот смысл оказывается важнее, чем для семантики кротости; ср. большую характерность сочетания христианское смирение по сравнению с христианская кротость. Показательно также, что в МАС’е именно в толковании лексемы смирение сказано: «одна из основных добродетелей по христианскому учению». И смирение, и кротость обычно оцениваются говорящим положительно. В то же время смирение, в отличие от кротости, в большей степени может восприниматься как проявление слабости и безволия и оцениваться по этой причине отрицательно; ср. сочетания рабское <холопское, плебейское> смирение при нехарактерном рабская кротость. В таких контекстах в семантике смирения на первый план выходит идея «примиренности» (являющаяся, по мнению А. Вежбицкой, центральной для русского смирения). Действительно, говоря о рабском смирении, говорящий осуждает не столько отсутствие гордости и низкую самооценку, сколько пассивность и отказ от борьбы.

Толкования Смирение X-а перед Y-ом = ‘состояние, заключающееся в том, что X, считая, что его жизнь зависит от высшей силы Y, признает свою малую значимость и ограниченность своих сил и не считает происходящее с ним чем-то, чему он может противодействовать; это проявляется в его поведении’.

Кротость = ‘свойство, заключающееся в том, что в любой ситуации субъект не испытывает агрессивных эмоций по отношению к другим людям, что проявляется в его поведении’.

3.2. Дериваты смиренный и смиренно Специфика этих дериватов, отличающая их от существительного смирение, состоит в том, что для них характерно описание манеры поведения, внешних аспектов ситуации, а именно отказа от демонстрации собственной значимости, своих заслуг или достоинств даже в ситуации, когда, по мнению говорящего, это было бы естественно. Ср. смиренно поклониться <потупиться, согласиться>. Самооценочный компонент в семантике этих дериватов отступает на второй план. По этой причине они не управляют предложной группой перед чемл.; ср. неправильность Это был смиренный перед Богом <перед судьбой> человек; *смиренно перед Богом. Именно этот акцент на внешних аспектах ситуации определяет существование у прилагательного смиренный устаревшего подзначения ‘скромный и непритязательный’ (по МАС’у); ср. у Пушкина смиренная обитель, смиренная трапеза.

3.3. Глагол смириться В семантике этого глагола самооценочный компонент так же, как и в дериватах смиренный и смиренно, отступает на второй план, затеняясь другими смысловыми компонентами. Рассмотрим два основных значения глагола.

Смириться Эта лексема так же, как и существительное смирение, способна указывать на отказ от активных действий как результат признания субъектом собственного бессилия или своей малой значимости перед лицом высшей силы или обстоятельств. Ср. Тут уж подсказывается русское решение вопроса, «проклятого вопроса», по народной вере и правде: «Смирись, гордый человек, и прежде всего сломи свою гордость. Смирись, праздный человек, и прежде всего потрудись на родной ниве» (СДост).

Для смириться 1 также характерны контексты, где самооценочный компонент затеняется указанием на отказ от борьбы с действительностью – без указания на его внутренние причины. И то, что она назвала кого-то неведомого, кто займет её место, так спокойно и равнодушно «человек», значило, что она смирилась и ни о чём говорить не нужно (Ю. Трифонов, Предварительные итоги).

Глагол смириться в рассматриваемом значении может описывать ситуацию, в которой человек оказывается сломлен. По этой причине смириться вполне может оцениваться со стороны говорящего отрицательно. Ср. Если бы в долгие часы тюремного одиночества он видел только кусок моря, перечеркнутый железными прутьями, он смирился бы или сошел с ума (Ф. Искандер, Рассказ о море).

У лексемы смириться 1 есть особый круг употреблений, стилистически окрашенный как церковный. Ср. Обыкновенно --- все в доме делаются святыми, как только кто-нибудь захочет карабкаться на небо, потому что все должны терпеть, смиряться, всё выносить от «подвижника» (Митрополит Антоний (Блум), Без записок).

Этот круг употреблений указывает не столько на отказ от борьбы с чем-то внешним, сколько на активное сдерживание своих (часто агрессивных) импульсов или ответной реакции на агрессию. При этом движет субъектом доверие Божьей воле и сознание малой значимости собственной воли. Особенности этого круга употреблений состоят в следующем.

(а) Церковное смириться указывает на действие, протяженное во времени.

По этой причине форма НЕСОВ для него значительно более характерна, чем форма СОВ. Более того, для церковного смириться допустимо даже употребление в актуально-длительном значении формы НЕСОВ, ср. Он на меня кричит, чуть не с кулаками лезет, а я сижу и смиряюсь. Для смириться в основном круге употреблений форма НЕСОВ вообще нехарактерна, а актуально-длительное значение невозможно.

(б) Церковное смириться всегда оценивается говорящим безусловно положительно. В отличие от основного круга употреблений, оно не может указывать на вынужденное действие. По этой причине затруднена сочетаемость типа приходится <вынужден> смиряться перед Богом и под.

Толкование Предложим толкование лексемы смириться 1 – единое как для центральных, так и для церковных употреблений.

X смирился 1 перед Y-ом = ‘признав, что жизнь X-а определяется высшей силой Y или обстоятельствами Y, X перестал считать происходящее с ним чемто, чему он может противодействовать’.

Смириться Эта лексема двухактантна, однако вместо валентности высшей силы в её модель управления вводится указание на определенную ситуацию, в которую субъект вовлечен, которую он оценивает отрицательно и от борьбы с которой он отказывается. Эта валентность оформляется предложно-именной группой с чем-л. Ср. С отсутствием машины и водопровода пришлось смириться (Ю. Евстифеев, Реаниматоры традиций); После седьмой девочки он смирился с тем, что у него не будет сына (Ф. Искандер, Сандро из Чегема).

Самооценочный компонент в семантике смириться 2 значительно ослабляется по сравнению со смириться 1: в таких контекстах как смириться с отсутствием водопровода причиной отказа от борьбы является не сознание субъектом собственной малой ценности, а, скорее, признание бессмысленности такой борьбы или просто привычка; не случайно рассматриваемая лексема толкуется в МАС’е как ‘привыкнув, примириться с чем-л.’.

Отказ от борьбы с отрицательно оцениваемой ситуацией включает два аспекта – внутреннее прекращение борьбы (субъект перестаёт воспринимать эту ситуацию как нечто, с чем он может бороться) и внешнее (субъект перестаёт прилагать усилия для ликвидации неприятной ситуации). Первый компонент – внутреннее прекращение борьбы – оказывается важнее второго; ср. нормальность фразы Она уже с этим смирилась, хотя для виду продолжала протестовать при аномальности фраз *Она смирилась с этим только для виду; *Она уже с этим смирилась, хотя продолжала переживать.

Акт смириться 2 всегда предполагает волевое усилие. Ср. Я решил с этим смириться; Мне оставалось только смириться с этим; Пойми: ты должен с этим смириться.

Смириться можно не только с конкретной ситуацией, но и с судьбой, стихией, неизбежным, обстоятельствами и т. д. Ср. А работяги темные, вполне смирившиеся со своей корявой темной судьбой, сговариваются, как им на новом месте составить бригаду получше да подпасть под сносного бригадира (А. Солженицын, Архипелаг ГУЛАГ).

В таких контекстах смириться 2 сближается со смириться 1, хотя и сохраняет указание на отрицательную оценку ситуации. Ср. смириться с судьбой <с неизбежным> – смириться перед судьбой <перед неизбежным>.

Толкование X смирился 2 с P = ‘X оценивает P отрицательно; считая что противодействовать P невозможно или бессмысленно, X решил перестать или перестал противодействовать P’.

Проведенный анализ позволяет подвести итоги описания смирения и сопоставить его с трактовками А. Вежбицкой и А. Д. Шмелёва.

Вслед за А. Д. Шмелёвым мы считаем, что основу семантики смирения составляют два компонента – (1) отсутствие гордости и (2) идея «примиренности», готовности принять всё, что с субъектом происходит и всему подчиниться. Однако второй компонент, который, как мы отмечали, большинство словарей вообще не выделяют, а А. Д. Шмелёв считает дополнительным, мы склонны считать основным. В этом отношении наша позиция сближается с трактовкой Анны Вежбицкой. На наш взгляд, в пользу нашего понимания смирения говорит, в частности, отмеченная в главе 1 несвязанность смирения со шкалой самооценки и метафорой верха и низа и включение в ситуацию высшей силы или обстоятельств (ср. смирение перед чем-л.).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Сформулируем основные выводы и результаты работы.

1. Выделен круг самооценочной лексики русского языка. Из этого круга для подробного описания выбраны ключевые слова, представляющие особый лексикографический интерес.

2. Обнаружены существенные различия между наивно-этическими и «неязыковыми» (научными, культурологическими, религиозными) представлениями о ключевых понятиях сферы самооценки – достоинстве, гордости, смирении и др.

3. Выделены основные семантические противопоставления, релевантные для самооценочной лексики. Важнейшие из них – качество самооценки (высокая vs. низкая самооценка) и оценка со стороны говорящего (уверенность в себе оценивается положительно, самоуверенность – отрицательно; гордость и самолюбие могут оцениваться по-разному).

4. Предложен ряд системных различий между лексикой высокой самооценки (достоинство, гордость и др.) и лексикой низкой самооценки (смирение и др.).

Основные из этих различий следующие. Во-первых, нормой в наивной этике признается достаточно высокая самооценка, в то время как для лексики низкой самооценки характерна отрицательная семантика. Во-вторых, несовершение субъектом тех или иных действий может выходить на первый план, затеняя смысл ‘низкая самооценка’. В-третьих, в области высокой самооценки наивной этикой осуждается, прежде всего, завышенность самооценки, в то время как в случае низкой самооценки осуждение вызывает не заниженность самооценки, а неискренность, притворство. В-четвертых, лексику высокой самооценки пронизывает метафора верха и низа, нехарактерная для лексики низкой самооценки.

5. Ключевым понятием высокой самооценки является достоинство. Оно представлено самой лексемой достоинство, а также достаточно близкими лексемами самоуважение, честь, гордость, самолюбие и некоторыми другими. В лексико-семантической системе русского языка особенно хорошо разработан смысл ‘нанесение ущерба самооценке’. Он представлен глаголами унижать, оскорблять, их дериватами, а также большим числом глаголов, включающих смысл ‘смех’: издеваться, измываться, глумиться, осмеять и мн. др.

Ключевым понятием низкой самооценки является смирение, представленное словом смирение и его дериватами, а также словами кротость, скромность и некоторыми другими.

6. На материале ряда самооценочных лексем (достоинство, честь, гордость, самолюбие и др.) выделен новый семантический класс предикатов, который предлагается называть атрибутами личности.

Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

(1) Достоинство, гордость и самолюбие в русской наивной этике // «Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии» Тр. Междунар. семинара Диалог’2002. М., 2002. 0,6 печ. л.

(2) Издевательство в наивной этике // «Русистика па пороге XXI века:

проблемы и перспективы». М., 2003. 0,4 печ. л.

(3) Смех и насмешка в русской наивной этике // «Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии» Тр. Междунар.

конференции Диалог’2003. М., Наука, 2003. 1 печ. л.

(4) Понятия смирения и достоинства // Апресян Ю. Д. и др. Русская языковая картина мира и системная лексикография. М., (в печати). 4 печ. л.

(5–7) Словарные статьи «Высмеивать, вышучивать, осмеивать, засмеять», «Достоинство, гордость, самолюбие», «Издеваться, измываться, глумиться» // Ю. Д. Апресян, В.Ю. Апресян, О. Ю. Богуславская, Т. В. Крылова, И.Б. Левонтина, Е.В. Урысон, Е. Э. Бабаева, М. Я. Гловинская, А. В. Санников, Б. Л. Иомдин и др. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Третий выпуск.

Под общим руководством академика Ю. Д. Апресяна. М., 2003. 1,печ. л.

(8–10) Словарные статьи «Высмеивать, вышучивать, осмеивать, засмеять», «Достоинство, гордость, самолюбие», «Издеваться, измываться, глумиться» // Ю. Д. Апресян, В.Ю. Апресян, О. Ю. Богуславская, Т. В. Крылова, И. Б. Левонтина, Е.В. Урысон, Е. Э. Бабаева, М. Я. Гловинская, А. В. Санников, Б. Л. Иомдин и др. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. 2-е издание, исправленное и дополненное. Под общим руководством академика Ю. Д. Апресяна. М., 2004. 1,75 печ. л.

(11) (в соавторстве): Ю.Д. Апресян, И.М. Богуславский, Л. Л. Иомдин, Б. Л. Иомдин, В. З. Санников, А. В. Санников, В.Г. Сизов, Л. Л. Цинман. Синтаксически и семантически аннотированный корпус русского языка: современное состояние и перспективы // Национальный корпус русского языка 2003–2005 г. (результаты и перспективы). М., 2005. 0,9 печ. л.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»