WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В первом разделе, «Пути распространения нидерландского стиля», обозначены пути, формы и способы распространения нидерландского стиля в европейской живописи XV века. На фоне представленной панорамы Мастер из Мулена предстает участником широкого процесса, характеризующего художественное развитие европейских стран. Распространение нидерландского стиля основывалось на интенсивном экономическом, династическом и художественном обмене. Основу художественного обмена составляло «перемещение мастеров» («la mobilit des artistes»), которое, наряду с вывезенными произведениями, напрямую способствовало циркуляции новых художественных форм. Обоюдная миграция» («la migration mutuelle») художников между Нидерландами и Францией, участником которой был Мастер из Мулена, представляет отдельную, наиболее существенную сторону вопроса «перемещения мастеров». Необходимо подчеркнуть, что особенно интенсивно художественный обмен протекал между Нидерландами и Францией, Испанией и Португалией. Таким образом, Мастера из Мулена в общеевропейском контексте можно определить как одного из участников процесса «перемещения мастеров», способствовавшего распространению нидерландского стиля, носителем которого он изначально являлся.

Во втором разделе, «Восприятие нидерландского стиля в европейских школах», проводится сравнительный анализ французской живописной школы с ведущими европейскими школами с точки зрения восприятия нидерландского стиля и его взаимодействия с местной традицией. Во Франции следует выделить южный регион, бывший эпицентром восприятия нидерландского стиля. Начиная с середины XV века, многочисленные выходцы из Нидерландов концентрируются в Южной Франции, прежде всего в Провансе, роль которого в этот период сопоставима с ролью, выполняемой в начале столетия Парижем.

Проведенный анализ творчества Николя Дипра, работавшего в Авиньоне с по 1531() гг. наглядно демонстрирует разницу между южнофранцузской живописью, в которой в конце XV века доминирует итальянская традиция, и творчеством Мастера из Мулена, в котором итальянизирующее начало проявляется в виде отдельных тенденций.

Наибольший интерес с точки зрения сопоставления с французской школой в XV веке предоставляет художественный материал Испании, где можно выделить мастеров, обладающих сходством с Мастером из Мулена. Во второй половине XV века в испанском искусстве доминировал «испанофламандский стиль» («el estilo hispanoflamenco»), представляющий собой соединение национальной традиции с нидерландским началом. «Испанофламандский стиль» нашел наиболее полное выражение в творчестве Бартоломе Бермехо (известен с 1460 по 1501 гг.), который стал ключевой и одновременно завершающей фигурой его развития. Творчество Бермехо сочетало в себе андалусскую и кастильскую традиции с нидерландскими принципами. Алтари Бермехо отмечены стилистическими заимствованиями у нидерландских мастеров, среди которых кроме Р. ван дер Вейдена можно выделить Р. Кампена, Д. Боутса и Х. Мемлинга. Однако главным в его картинах является выражение национального начала, основанного на готической традиции, условности которой очевидно сковывали одаренного мастера.

В этом отношении сравнение творчества Б. Бермехо и Мастера из Мулена является показательным для выявления принципов восприятия нидерландского стиля в испанской и французской школах. Бермехо ограничивается воспроизведением отдельных приемов и, несмотря на полноту своего художественного дарования и обращение к нидерландским образцам, остается в рамках средневековой традиции. Мастер из Мулена, напротив, вырабатывает собственный художественный язык, основанный на реалистическом методе, применительно к национальной традиции. Наглядный пример тому представляет «Богоматерь-млекопитательница» (Валенсия, Музей изобразительных искусств, ок. 1468) Бермехо, с которой перекликается аналогичный образ Мастера из Мулена из Коллекции Бакри.

Не менее наглядно развитие испано-фламандского стиля иллюстрирует творчество Педро Берругете (ок. 1450-1503). Среди современных художников стилистически Мастеру из Мулена наиболее близок именно П. Берругете, творческий стиль которого также основан на двойном воздействии нидерландского и итальянского искусства. Таким образом, очевидно, что в испанской и французской школах наблюдаются общие моменты в восприятии нидерландского стиля. Именно в этой школе работали художники, стилистически близкие Мастеру из Мулена – Б. Бермехо и П. Берругете.

Однако творческий метод этих мастеров открывает принципиальное различие, корень которого кроется в разнице художественного развития двух школ. Если французская живопись, несмотря на подверженность иностранным влияниям, обладала самостоятельностью, то испанская школа, скованная условностью средневековой традиции, шла по пути подражания модным тенденциям.

Принципиально иной тип реакции на нидерландский стиль открывает немецкая школа, сравнение с которой служит выявлению специфики творческого метода Мастера из Мулена. Особо восприимчивой к новым веяниям оказалась южнонемецкая область Швабия, где работали Л. Мозер, К.

Виц и Х. Мульчер, а также Кельн, бывший наиболее важным художественным центром севера страны. Представитель немецкой школы Мартин Шонгауэр (1435/40-1491) воспринял нидерландский стиль на качественно ином уровне и стал первым представителем немецкой школы, органично усвоившим живописный язык ars nova. Сравнение алтарных картин Шонгауэра с произведениями Мастера из Мулена демонстрирует отличия в восприятии нидерландского стиля двумя мастерами, корень которых лежит в разных путях эволюции национальных школ.

Таким образом, на примере рассмотренного материала выявляются различные варианты реакции на нидерландский стиль, как на одно из наиболее ярких явлений своего времени. Вариант, носящий характер внешнего следования в школе Испании и вариант процесса выработки нового национального стиля, базирующегося на национальной традиции, в школах Германии и Франции. Именно сопоставление с различными вариантами сочетания нидерландской художественной системы с местной традицией на примере творчества М. Шонгауэра и Б. Бермехо, а также ее вступления в противодействие с итальянизирующей струей, на примере творчества П.

Берругете и Й. Лифферинкса, позволяет выявить особенности метода Мастера из Мулена. В свете проведенного сопоставительного анализа его можно охарактеризовать как носителя нидерландского начала, глубоко воспринявшего изобразительную традицию центральной Франции, что привело к формированию нового художественного языка, составившего суть его творческого метода. Постановка вопроса в ракурсе распространения нидерландского стиля способствует четкому определению художественной проблематики эпохи, и тем самым помогает яснее представить место в европейской живописи такого художественного феномена, как Мастер из Мулена. Таким образом, вопрос идентификации Мастера из Мулена отходит на второй план, тогда как его творческое наследие получает всесторонний анализ.

В заключении подводятся итоги всему исследованию. Анализ творчества Мастера из Мулена в контексте историко-культурного и художественного развития Франции конца XV столетия, определение истоков его метода, лежащих в живописи середины столетия и заключающих процесс формирования новой национальной традиции, позволяют автору не только полнее и шире, но и по-новому осветить вопрос его наследия. Мастер из Мулена в данном свете занимает особое место во французском искусстве.

Сформировавшийся в стилистике Г. ван дер Гуса художник не пошел эпигонским путем, но, интегрировавшись в художественную школу Бурбонне, осуществлял интенсивные поиски по выработке собственной стилистики на основе достижений именно французских мастеров, что было показано в третьей главе исследования. Достижения нидерландской школы, а также итальянской, составлявшие тогда часть художественной культуры Бурбонне, были органично вписаны мастером в собственный стиль, влившийся в процесс сложения новой национальной традиции. Очевидным становится его место в художественной системе своего времени: как участника общеевропейского стилистического обмена, в котором главенствующее место занимала нидерландская традиция, воздействие которой имело важное место в формировании художника, но не лишило его самостоятельности. В этом и заключается подлинное значение этого художника для истории французского искусства, восстановление и оценка которого составила главную задачу данной диссертации.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые предпринята попытка комплексного исследования творческого наследия Мастера из Мулена в контексте художественной среды Бурбонне как ее основного представителя.

Подобная задача не ставилась в исследованиях ни отечественных, ни зарубежных ученых, которые затрагивали данные вопросы в отдельности. В исследовании представлен комплексный анализ обозначенных вопросов и последовательный анализ произведений Мастера из Мулена, что в совокупности позволяет воссоздать его творческий путь и выявить закономерности эволюции французского искусства конца XV века. Автор направил в единое русло исследовательские потоки информации, что позволило дать многостороннюю оценку изучаемому художественному явлению.

Новизна исследования состоит и в том, что художественная среда Бурбонне рассматривается с точки зрения преломления стилистических влияний и исторических тенденций. Выделение характерных особенностей, позволяющих говорить о школе Бурбонне в истории искусства, и анализ творчества Мастера из Мулена составляют основу для выявления становления новой художественной традиции, который находит завершение именно в его произведениях. Представленная в четвертой главе панорама распространения нидерландского стиля в европейских школах живописи, на примере сравнительного анализа творчества М. Шонгауэра, Б. Бермехо и Мастера из Мулена и других центральных мастеров национальных школ, также проводится впервые и позволяет добиться особой полноты раскрытия темы диссертации.

Практическая значимость работы. Исследование может быть использовано при написании как обобщающих, так и конкретных трудов по истории французского искусства конца XV века и школы Бурбонне в частности. Научные положения и выводы, сформулированные в работе, описание и анализ конкретных художественных памятников может быть представлен в сводных работах по истории искусств, энциклопедических статьях и разделах различных учебных пособий. Отдельные положения исследования могут быть использованы при чтении лекционных курсов, проведении семинаров по средневековой иконографии и истории искусства Средних веков.

Апробация работы. Основные положения и значительная часть выводов исследования нашли отражение в публикациях и прошли апробацию на ряде научных и научно-практических конференций: Проблемы изучения памятников духовной и материальной культуры – Оружейная палата, Государственный историко-культурный музей-заповедник Московский Кремль (2003), Лазаревские чтения – Исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова (2005), Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного и декоративноприкладного искусства – Государственная Третьяковская галерея (2007).

Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры Всеобщей истории искусства Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Мастер из Мулена и развитие французского живописного портрета в последней четверти XV века // Традиции и современность. Межвузовский сборник научных статей. Москва-Уфа, 1999. С.54-67.

2. Французская шпалера эпохи Раннего Возрождения // РосЗИТЛП.

Современные проблемы текстильной и легкой промышленности.

Межвузовская научно-техническая конференция. Тезисы докладов. Часть 3. Москва, 2000. С. 7.

3. Католический и православный мир в пятнадцатом столетии на примере России и Франции: связь с современностью // РосЗИТЛП. Россия и мировая культура на рубеже XX-XXI столетий. Межвузовская теоретическая конференция. Научные доклады. Москва, 2000. С. 32-34.

4. Научные принципы преподавания дисциплины «история искусства».

Проблема включения в учебную программу французского Возрождения // РАО, МАНПО, МПГУ. Ценностные приоритеты общего и профессионального образования. Материалы международной научнопрактической конференции. Часть 4. Москва, 2000. С. 83-86.

5. Шпалерный цикл «Дама с единорогом» // ИГТА. Молодые ученые – развитию текстильной и легкой промышленности. Поиск – 2001.

Межвузовская научно-техническая конференция аспирантов, магистрантов и студентов. Тезисы докладов. Иваново, 2001. С. 228-229.

6. «Открытие Италии» - культурное значение итальянского похода Карла VIII // МГУ им. М.В. Ломоносова. Ломоносов – 2003. Труды научной конференции студентов и аспирантов. История. Сборник тезисов.

Москва, 2003. С. 211-214.

7. «Лица ровесников, живших в далекие времена…» Образы детей в живописи мастеров Северного Возрождения // «Искусство в школе» Общественно-педагогический и научно-методический журнал.

Москва. 2007 №4. С. 11-14.

8. Догмат Непорочного Зачатия и воплощение этого новозаветного сюжета в изобразительном искусстве. Муленский Триптих // Вестник МГУКИ. 2007 № 6. С. 200-203.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»