WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Садыкова Елена Юрьевна МАСТЕР ИЗ МУЛЕНА И ФРАНЦУЗСКОЕ ИСКУССТВО КОНЦА XV ВЕКА Специальность 17.00.04. – изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре Всеобщей истории искусства Исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант: кандидат искусствоведения, доцент Ефимова Елена Анатольевна

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения Соколов Михаил Николаевич кандидат искусствоведения, доцент Яйленко Евгений Валерьевич

Ведущая организация: Российский государственный гуманитарный университет

Защита диссертации состоится «26» марта 2008 г. в 16 ч. 00 мин.

На заседании Диссертационного совета (Д.501.001.81) при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Адрес: Москва, ГСП-2, Ленинские горы, 1-й корпус гуманитарных факультетов, аудитория 550.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки им. А.М. Горького 1-го корпуса гуманитарных факультетов МГУ им. М.В.

Ломоносова.

Автореферат разослан «_» _ 2008 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, доктор искусствоведения С.С. Ванеян 3 Предметом исследования является творческое наследие Мастера из Мулена (годы деятельности ок. 1480- ок. 1498), представленное в контексте французского искусства конца XV века. Мастер из Мулена – условное имя, введенное в конце XIX века историками искусства Ж. Уленом де Лоо и А. Бушо для обозначения анонимного автора Триптиха «Богоматерь во славе» собора Нотр-Дам в Мулене, исполненного ок. 1498 года по заказу герцога Пьера II Бурбонского и его супруги Анны Французской. Впоследствии вокруг Муленского Триптиха был объединен живописный корпус алтарных картин, подтверждение авторства которых Мастера из Мулена основано на стилистической общности и особенностях художественного строя. В настоящее время мастеру приписывается солидный корпус произведений, включающий пятнадцать алтарных работ, в большинстве своем створки алтарей, разрозненных в XVII-XVIII вв., карандашный рисунок и миниатюру.1 Подобная полнота наследия предоставляет уникальную возможность проследить эволюцию отдельно взятого мастера на фоне ключевых процессов эпохи и выявить взаимосвязь между основными этапами развития французской живописной школы и творчества художника.

Выбор в качестве предмета исследования живописного наследия Мастера из Мулена не случаен и имеет определенные основания. Творчество Мастера из Мулена, одного из наиболее значительных живописцев своего времени, отражает национальную специфику французской живописи конца XV века.

Этот период является переломной эпохой, когда живописные достижения предыдущего этапа подвергаются переосмыслению, а художественные процессы интенсифицируются. Центральным процессом этого периода стало формирование новой художественной традиции, начало которой было положено в середине столетия. Существенной частью этого процесса стало восприятие изобразительной традиции Нидерландов и Италии. Работы Мастера из Мулена, соединившие черты нидерландского и итальянского искусства на основе национальной традиции, отражают процесс взаимодействия различных стилевых воздействий, охвативший живопись Франции того времени. По своему творческому методу и формам выражения Мастер из Мулена принадлежит раннеренессансной традиции. Особенно явно реалистическая сущность его искусства проявляется в донаторских и светских портретах, созданных с натуры. Вместе с тем его произведения содержат ряд условностей и архаизмов, которые свидетельствуют о сохранении средневекового мировоззрения. Подобная двойственность является проявлением общей ситуации во французском искусстве того времени, которое находилось в состоянии трансформации и перехода в новое качество.

См.: Jean Hey, le Matre de Moulins. Exposition documentaire. Catalogue par Lorentz Ph., Regond A. – Moulins, 1990.

Хронологические рамки исследования охватывают период второй половины XV века, с момента завершения Столетней войны в 1453 году до начала XVI века. Основное внимание уделено художественному развитию Франции в период правления Карла VIII (1483-1498), который включает период регентства Анны Французской (1483-1491). Именно в эпоху правления Карла VIII процесс сложения новой национальной традиции находит окончательное выражение. Центральным событием правления Карла VIII явился Неаполитанский поход (22.08.1494 - 23.10.1495), существенно сказавшийся на французском искусстве. Поход Карла VIII, приведший к непосредственному соприкосновению французов с ренессансной культурой и новым для них образом жизни, стал поворотным пунктом проникновения итальянской культуры во Францию, лишь отдельные проявления которой были видны раньше. Период конца XV века привел к рождению нового сплава искусства Франции и Нидерландов и Италии, в котором все более заметную роль играло воздействие итальянской традиции.

Во время неаполитанского похода Мулен, в котором располагался королевский двор, оказался в центре событий. Именно в Мулен прибыла знаменитая команда из двадцати двух мастеров, приглашенных Карлом VIII из Италии в Амбуаз, часть из которых осталась в бурбонском герцогстве. Таким образом, именно в конце XV века школа Бурбонне, анализ которой составляет существенную часть исследования, исполняла роль проводника новых влияний, которые отразились как в архитектуре, так и в живописи, о чем красноречиво свидетельствуют произведения Мастера из Мулена, созданные после итальянского похода. Верхний хронологический рубеж, отмеченный концом правления Карла VIII и созданием Муленского Триптиха, является естественной границей для настоящего исследования.

Касаясь степени научной разработанности темы исследования, следует отметить, что творчество Мастера из Мулена получило достаточно широкое освещение в научной литературе, прежде всего во французской историографии.

Со времени представления работ Мастера из Мулена на парижской выставке «Французских примитивов» 1904 года до 1960-х гг. большинство исследователей его творчества сосредоточились на проблеме воссоздания его живописного корпуса. На этом этапе проблема атрибуции произведений Мастера из Мулена была неразрывно связана с разрешением вопроса его анонимности: в зависимости от того, какой версии по этому поводу придерживался исследователь, ему приписывались различные работы. Уже в 1901 году К. Бенуа сравнил Триптих «Богоматерь во славе» (Мулен, Собор Нотр-Дам, ок. 1498) с донаторскими портретами Бурбонских герцогов, впервые установив между ними стилистическое и иконографическое сходство.2 Однако Benoit C. La peinture franaise la fin du XV sicle (1480-1501). Le Matre des portraits de ou le Matre aux fleurs de lys // GBA – 1901 – II – P. 318-332, 368-380.

он обозначил их автора как Мастера портретов 1488 года (согласно дате, нанесенной на раме одного из портретов), тогда как сам Триптих был приписан Мастеру ангелов. Позиция К. Бенуа получила противодействие. Так, бельгийский исследователь Ж. Улен де Лоо заявил о едином авторе луврских портретов и Муленского Триптиха и первым сделал попытку обрисовать круг работ мастера.3 Вместе с Триптихом «Богоматерь во славе» и луврскими портретами Бурбонов другое представленное на выставке произведение, «Рождество кардинала Ролена» (Отен, Музей кардинала Ролена, ок. 1480), легло в основу группы бесспорных работ мастера, вокруг которых объединялись другие произведения.

В этот период, несмотря на наличие круга работ, объединенных общими стилистическими чертами и единой художественной манерой, существование их автора неоднократно подвергалось сомнению. Полемическую ноту в вопрос существования Мастера из Мулена внес Л. Димье. Вслед за К. Бенуа он настаивал на разрозненности наследия Мастера из Мулена, часть которого приписывалась иностранным мастерам.4 Точка зрения Л. Димье имела последователей, которые оспаривали цельность корпуса работ Мастера из Мулена. Так, в 1946 году П. Дюпье пришел к выводу, что Муленский мастер соединяет в своем лице как минимум трех художников.5 Наиболее четко эта позиция была сформулирована в вышедшей в 1961 году первой монографии, посвященной Мастеру из Мулена, М. Юйе д’Истриа, в которой его работы были разбиты между двенадцатью мастерами.Мнение научной общественности выразил А. Шатле, откликнувшийся на монографию М. Юйе д`Истриа статьей «Оправдание Мастера из Мулена».Ученый убедительно опроверг ее исследовательский метод и восстановил на основе стилистического и иконографического анализа цельность наследия Мастера из Мулена, которая с тех пор не подвергалась оспариванию.

Проведенные в 1963 году исследования в рентгеновских лучах выявили цельность творческой манеры Мастера из Мулена и лишили гипотезу М. Юйе д`Истриа смысла.8 Установившийся круг работ Мастера из Мулена поддержало большинство исследователей европейского искусства XV века, из которых можно выделить М. Фридлендера, Ш. Стерлинга и А. Шатле.9 Ряд факторов Hulin de Loo G. L`exposition des Primitifs franais au point de vue de l`influence des frres Van Eyck sur la peinture franaise et provenale. – Brussels-Paris, 1904. – P. 7.

Dimier L. Les Primitifs franais // GBA – 1938 – V-VI. – P. 81-102, 208-236.

Dupieux P. Les Matres de Moulins. – Moulins, 1946.

Huillet-d`Istria M. La Peinture franaise de la fin du Moyen Age. Le Matre de Moulins. – Paris, 1961.

Chtelet A. A plea for the Master of Moulins // BM – 1962. – 717. – P. 517-524.

Hours M. Le Matre de Moulins radiographi //Lettres franaises. – 1962. – 955 – Р.12.

Friedlnder M.J. A painting by the Matre de Moulins in the Naitonal Gallery // BM – 1925. – 47.

– P. 187-191; Sterling Ch. Du nouveau sur le Matre de Moulins // L`Oeil – 1963 – 107 – P. 2-15, (главный из которых – возраст изображенных заказчиков) привел к возможности приблизительной датировки работ и выстраиванию условной эволюции творческого метода мастера. В середине 1960-х гг. процесс атрибуции нашел завершение в каталоге Г. Зернера в соавторстве с Ш. Катик, собравших на основе предыдущих исследований под именем Мастера из Мулена корпус работ, дошедший без особых изменений до современности.Таким образом, очевидно, что творчество Мастера из Мулена получило достаточно широкое освещение в ряде трудов специалистов, посвятивших себя его изучению. Однако следует отметить, что в значительной мере это было однобокое изучение: во всех обозначенных выше трудах акцент ставился на разрешение вопроса анонимности и атрибуцию произведений Мастера из Мулена, которые рассматривались вне связи с историческим контекстом и художественной средой. Следует также отметить, что атрибуционная сторона вопроса, которой посвящено большинство публикаций, еще в 1960-е гг. зашла в тупик. Исследовательскую перспективу приобрели проблемы иностранных влияний, а также местных художественных центров во Франции в конце XV века. Однако, эти проблемы не получили существенной разработки с точки зрения взаимодействия с ними Мастера из Мулена, который по-прежнему рассматривался в некой изоляции от современной ему художественной среды и насущных вопросов развития французской живописной школы в конце XV века. Подводя итоги вопросу изучения наследия Мастера из Мулена, можно сделать вывод, что с 1960-х гг. оно вступило в стадию определенной стагнации.

Другим насущным вопросом изучение наследия Мастера из Мулена является вопрос определения их автора. Относительно каждого из приписываемых Мастеру из Мулена произведений было высказано немало полемичных точек зрения, иногда снова приводивших к разделению круга его работ на составные «группы». Имеет смысл обозначить лишь те, которые находили приверженцев. Первая устойчивая точка зрения – отождествление Мастера из Мулена с художником Жаном Перреалем, – была высказана в году Р. де Мод ла Клавьер, приписавшей ему создание «Муленского Триптиха», и поддержана Ж. Улином де Лоо и П. Дюрье.11 Однако впоследствии эта позиция вызвала справедливую критику Б. Хочстетлера Мейера и В. Веллса, которым удалось точно воссоздать биографию и творческий корпус Ж. Перреаля – придворного художника Карла VIII, 65-68; Chtelet A. Au temps des Jean : l`nigme du Matre de Moulins // Anne de Beaujeu et ses nigmes. Actes du colloque national du 28 mai 1983. – Villefranche-sur-Sane, 1984. – P. 110-123;

Zerner H., Katic Sh. Il Maestro di Moulins. – Milano, 1966 (2-е изд.: Zerner H., Katic Sh., Grouvel F. Le Matre de Moulins. – Paris, 1966.) Maulde la Clavire R. de Jean Perral, dit Jean de Paris : sa vie et son uvre // GBA – 1896 – XV – P. 367-381; Hulin de Loo G. L`exposition des Primitifs franais au point de vue de l’influence des frres Van Eyck sur la peinture franaise et provenale // Bruxelles&Paris, 1904. – P. 3-4; Durrieu P. La Peinture en France depuis l’avnement de Charles VII jusqu’ la fin des Valois (1422-1589).

– Paris, 1911. – P. 721-723.

Людовика XII и Франциска I, жившего в Лионе и оставившего после себя ряд миниатюр и алтарных картин.12 Альтернативу кандидатуре Ж. Перреаля составил Ж. Прево, которого отождествляли с Мастером из Мулена П.Дюпье, а также Л. Гродеки, Ж.Дюпон и А. Шатле, до сих пор пропагандирующий эту версию.13 На связь с этим лионским витражистом исследователей навела стилистическая близость художественного языка Муленского Триптиха с витражами Муленского собора и капеллы Бурбонов в лионском соборе. Однако свидетельств о выполнении Мастером из Мулена эскизов к этим витражам не сохранилось, таким образом, эта версия лишена фактического обоснования.

Наиболее последовательное обоснование получила идентификация Мастера из Мулена с художником немецкого происхождения Жаном Хеем, оставившим подпись, дату создания, а также имя и обозначение социального статуса заказчика на обороте картины «Ecce Homo» (Брюссель, Королевские музеи изобразительных искусств, 1494), стилистически близкой работам, приписываемым Мастеру из Мулена. Эта версия высказывалась М.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»