WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

2. Необычность и индивидуальность авторского восприятия цвета заключается в том, что цветовые аллегории свойственны только триаде цветовых концептов красный-белый-чёрный, наиболее активно представленных в символическом значении. В китайской литературе Лу Синь стал новатором сложного литературного метода – критического реализма. Переносный смысл, проявляемый в аллегориях, не может быть воспринят без знания специфики творчества писателя и исторического фона его произведений. Используя пейзажные аллегории, отражающие эстетическое восприятие цвета в природе, Лу Синь делает цветовые концепты средством символической образности. Доминирование красного цвета в языковой картине мира и в индивидуальной концептосфере объясняется непосредственным эстетическим восприятием цвета и положительной символикой надежд на перемены в китайском обществе, например: На вершине могильного холмика лежал венок из красных и белых цветов (“” «Снадобье», 1926). Венок был возложен на могилу казненного революционера, отдавшего свою жизнь в кровавой борьбе против тирании, а его горячая кровь распродавалась палачом как «верное целебное средство от чахотки»; красный венок становится символом надежды на выздоровление общества.

Концепт красный выступает как структурно-композиционный элемент китайского менталитета в лингвокультурологической картине мира, символизируя активность как движущую жизненную силу. Бело-черная эмблема Великого Предела «Инь-Ян» сочетает философское бездействие, ожидание перемен и безнадежность в принятии Судьбы. В художественной системе Лу Синя Черный Ян соответствует древнему китайскому образу испорченного, больного общества: то есть тьмы, внедрившейся в область света, например:

На темной, пустынной улице не было не души. Во мраке выделялась лишь пепельно-серая полоска дороги (“” «Снадобье», 1925).

Белый создает спокойную, умиротворенную атмосферу для пробуждения духовного сознания: Сверху свинцовое небо, без всяких оттенков; в воздухе снова затанцевали безжизненно белые снежинки (“” «В кабачке», 1925). Свинцовый стал символом серости и беспросветности существования, на фоне которого лучик белоснежной надежды.

Доминирование красного в концептосфере нейтрализует негативную семантику черно-белой гаммы. Цвет помогает воспринимать жизнеутверждающее мировоззрение, характерное для всего творческого пути Лу Синя. Авторская концептосфера цвета Лу Синя соотносится с национальной цветовой концептосферой по способам вербализации концептов и их положительной коннотации, как цветовых жизнеутверждающих символов китайской цивилизации.

Взаимодополняемость аспектов бытия, представления китайцев о взаимодействии двух полярных факторов отражены у Лу Синя в великом единстве Инь и Ян как сплетении черного и белого.

Сопоставление представленности цветовых концептов в национальной и авторской концептосферах цвета в аспектах синхрония – диахрония позволяет сделать вывод, что концептосфера цвета входит в ядро китайского национального сознания и структурирована по восьми базовым цветовым концептам. Благодаря преемственности цветовых канонов, закрепленных за жанрами художественной литературы, структура концептосферы цвета (восемь цветовых концептов) и широкое интерпретационное поле цветовых концептов (347 цветообозначений (ЦО) – поэзия (национальная концептосфера), 206 ЦО – разговорный язык (современная национальная концептосфера), 159 ЦО – проза (авторская концептосфера) в китайском языковом сознании характеризуется стабильностью и идентичными доминантами цветовых концептов (см. табл. 1). По мнению В.И. Карасика, наличие большого количества номинаций концепта свидетельствует о высокой «номинативной плотности» цветовой зоны в языковой картине мира, что доказывает актуальность языковых репрезентаций концептосферы цвета [Карасик, 2002].

Как показало проведенное исследование, для китайского языка изучение его структуры в лингвоконцептологическом направлении весьма перспективно.

Предложенная комплексная модель структуры концепта цвет позволила раскрыть содержание концепта и детально проанализировать его репрезентацию всеми языковыми средствами.

В дальнейшем представляет интерес провести сопоставительное исследование концептосферы цвета в различных этнических культурах, что позволило бы выявить своеобразие цветового восприятия, значимого для конкретного народа.

Таблица Концептосфера цвета в китайской языковой картине мира № 73 21 36 10, 4 31 8, красный 55 15,8 26 7,5 30 8,черный 50 14,4 26 7,5 29 8,белый 56 16 15 4,3 42 зеленый 29 13 11 3,2 21 желтый 22 8,4 7 2 10 2,серый 17 6,3 6 1,7 11 3,фиоле- товый 45 4,9 6 1,7 32 9,голубой концепт Цветовой Количество репрезентантов концепта в национальной цветовой концептосфере (ЦО) Репрезентация концептов в национальной концептосфере цвета (%) Количество репрезентантов концепта в творчестве Лу Синя (159 ЦО) Репрезентация концептов в авторской концептосфере цвета (%) Количество репрезентантов концепта в современной цветовой концептосфере (206 ЦО) Репрезентация концептов в современной концептосфере цвета (%) Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Морозова, Т.А. Историосемантика и символика красного цвета в китайском языке [Текст] / Т.А. Морозова // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – № 2 февраль 2008. – С. 121 – 123.

Публикации в прочих изданиях:

1. Матвиенко, Е.В. Color Symbolism in Idiomatic Set Phrases in English and Chinese [Текст] / Е.В. Матвиенко, Т.А. Морозова // Общие проблемы, общие решения:

преподавание языков в различных культурных контекстах. Материалы 5 – й Паназиатской конференции. Владивосток, 24 – 27 июня 2004 г. / На англ. яз. “Sharing Challenges, Sharing Solutions: Teaching Languages in Diverse Contexts” the fifth Pan-Asian conference at FEELTA 2004. Conference proceedings. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С. 80 – 83.

2. Морозова, Т.А. Историосемантика цветообозначений в китайском языке [Текст] / Т.А. Морозова // Общетеоретические и типологические проблемы языкознания [Текст]:

материалы Международной научно-практической конференции (Бийск, 4 декабря – декабря 2007 г.) / Бийский пед. гос. ун-т им. В.М. Шукшина. – Бийск: БПГУ им. В.М.

Шукшина, 2007. – С. 61 – 71.

3. Морозова, Т.А. Базовые цветовые лексемы китайского языка в культурно-лингвистическом аспекте [Текст] / Т.А. Морозова // Иностранные языки:

лингвистические и методические аспекты: Межвуз. сборник научных трудов. Вып. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. – С. 98 – 105.

4. Морозова, Т.А. Концептуальный статус цвета в китайской языковой картине мира [Текст] / Т.А. Морозова // Картина мира: язык, литература, культура: сборник научных статей. Вып. 3 / Отв. ред. Н.И. Доронина. – Бийск: БПГУ им. В.М. Шукшина, 2008. – С.

49 – 56.

5. Морозова, Т.А. Этимология базовых цветонаименований китайского языка [Текст] / Т.А. Морозова // Современные проблемы взаимодействия языков и культур.

Материалы международной научно-практической конференции. Благовещенск, 25 – 26 апреля 2008 г. // Current Issues of Languages and Cultures Interaction. International Conference Proceedings. – Благовещенск: Изд-во Амурского государственного университета, 2008. – Ч. 2. – С. 52 – 57.

6. Морозова, Т.А. Концептосфера цвета в художественной системе Лу Синя (на материале произведений Лу Синя на китайском языке) [Текст] / Т.А. Морозова // Художественный текст: варианты интерпретации: Труды XIII – й Всероссийской научно-практической конференции (Бийск, 16 – 17 мая 2008 г.): в 2 частях. Ч. 1 – Бийск: БПГУ им. В.М. Шукшина, 2008. – С. 209 – 216.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»