WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Само существование полового диморфизма человека, также как и его географическая изменчивость, общепризнаны и подтверждены большим количеством данных. Продолжительность жизни мужчин и женщин сильно варьирует в масштабе всего мира - от 42 лет для женщин и 40 для мужчин в Чаде до 83 лет для женщин в Швейцарии и 76 лет для мужчин в Израиле и Японии. В то же время имеется сильная корреляция между продолжительностью жизни женщин и мужчин. Линейная регрессия продолжительности жизни мужчин в зависимости от продолжительности жизни женщин,, имеет вид Lm=0.93 Lf с уровнем значимости p<0.000001 и коэффициентом корреляции R=0.984. Это означает, что продолжительность жизни мужчин в среднем на 7% меньше продолжительности жизни женщин. Из этого уравнения также следует, что абсолютный диморфизм D = Lf - Lm должен увеличиваться с увеличением продолжительности жизни. Мы примем эту тенденцию как очевидную и естественную и сосредоточим внимание на изменении относительного диморфизма, который определим формулой d = D / [(Lf +Lm) / 2]. В настоящее время нет консенсуса относительно общих тенденций изменения полового диморфизма его и фундаментальных эволюционных причин. Мы исследуем эту проблему, во-первых, анализируя глобальные демографические данные по 168 странам, отражающие различные характеристики страны (географические, социально-экономические, этнографические, культурно-исторические, демографические, эпидемиологические) и, во-вторых, пытаясь объяснить основные эмпирические наблюдения, касающиеся полового диморфизма человека, в терминах эволюционной оптимизации жизненного цикла. Основное внимание уделяется именно половому диморфизму продолжительности жизни, но анализируется также и глобальная изменчивость диморфизма роста человека. Имеются основания полагать, что степень выраженности полового диморфизма в разных популяциях прямо или косвенно связана с экологическими условиями их обитания, поэтому мы попытаемся, используя как анализ реальных данных, так и результаты оптимизационного моделирования, выявить основные факторы внешней среды, определяющие уровень диморфизма.

Используемая для анализа полового диморфизма оптимизационная модель учитывает траты энергии на рост, репродукцию и репарацию. Основное уравнение этой модели, как и всех ранее рассмотренных, - это продукционное уравнение, выражающее скорость производства энергии de/dt в возрасте t в виде степенной функции (с параметрами a и b) массы тела wt в этом возрасте. Предполагается, что энергия делится между ростом или репродукцией, с одной стороны, и репарацией - с другой. А именно, доля ut будет направляться на рост или репродукцию, а остаток (1- ut) - на репарацию. Имеется 4 возможности использования первой части энергии, определяемые значением управляющей переменной vt: рост (vt=0), накопление репродуктивной энергии (vt=1), прямая (родительская) репродукция (vt=2), непрямая (прародительская) репродукция, т. е. забота о внуках или о детях близких родственников (vt=3). Мы, однако, будем предполагать, что для мужчин величины vt, равные 1 или 3, недопустимы (ни накопление репродуктивной энергии, ни прародительская забота невозможны). Динамика роста, начинающаяся с заданной начальной массы w0, описывается следующими уравнениями

а динамика репродукции - уравнениями

где rt - накопленная репродуктивная энергия и Rt - количество освобожденной репродуктивной энергии к концу шага ( r0 предполагается равным 0). Предполагается, что репродуктивный выигрыш Gt на шаге t может зависеть нелинейно от Rt, причем для женщин по-разному для прямой и непрямой репродукции

Энергия, направляемая на репарацию, служит для снижения скорости накопления повреждений в организме с возрастом. Предполагается, что смертность состоит из двух компонент: средовой смертности и возрастной смертности. Подчеркнем, что заранее не постулируется, что вторая компонента растет экспоненциально с возрастом в соответствии с законом Гомпертца. Напротив, мы постараемся получить этот феномен как результат моделирования, доказав тем cамым, что он является следствием предположений модели. Более точно, мы предполагаем, что на каждом шаге смертность равна сумме

где qt представляет необратимо увеличивающуюся (мы будем говорить - накапливающуюся) с возрастом компоненту смертности. В момент t=0 эта компонента равна 0, а затем с каждым шагом возрастает пропорционально (с коэффициентом пропорциональности c) некоторой степени d отношения долей энергии, направляемых на рост или репродукцию и репарацию.

Это означает, в частности, что если вся энергия направляется на репарацию, то накопления повреждений (старения ) не будет и, напротив, если на репарацию не выделяется никакой энергии, то скорость увеличения (накопления) смертности становится бесконечно большой.

Задача эволюционной оптимизации состоит в поиске оптимальной стратегии распределения энергии между ростом, репродукцией и репарацией, т. е., более точно, в поиске такой функции, выражающей управляющие переменные ut и vt через переменные состояния wt, qt, и rt, которая обращала бы в максимум критерий приспособленности G, вычисляемый, с учетом сделанных выше предположений, как

Для нахождения оптимальной стратегии используется метод динамического программирования. Уравнение динамического программирования имеет вид

где wt+1, qt+1 и rt+1 вычисляются на основании значений wt, qt и rt с помощью приведенных выше уравнений состояния, а функция выигрыша F(wt, qt, rt., T) на последнем шаге T предполагается равной 0 для всех значений переменных состояния wt, qt и rt.

Рис. 16. Сетевая схема, моделирующая процесс нейроэндокринной регуляции распределения энергии между ростом, репродукцией и репарацией.

Наряду с описанной моделью оптимального управления была также построена сетевая модель распределения энергии (рис. 16). Она работает следующим образом. На каждом временном шаге t элемент E производит некоторое количество энергии et, определяемое размером индивида wt в соответствии с продукционным уравнением. Произведенная энергия делится между ростом (элемент W), репарацией (элемент Q) и репродукцией (элемент R) пропорционально значениям управляющих сигналов uwt, uqt и urt. Изменения размера wt, уязвимости (смертности) qt и накопленной репродуктивной энергии rt зависят от долей энергии, направленных на рост, репарацию и репродукцию так же, как и в описанной выше модели оптимального управления. Еще одна переменная uft, принимающая только два значения (1 или 2), блокирует (uft=1) или стимулирует (uft=2) освобождение накопленной репродуктивной энергии rt. Репродуктивный выход ft (направляемый на выходной блок F) зависит нелинейно (сигмоидально) от накопленной репродуктивной энергии. В свою очередь, значения управляющих сигналов wt, qt и rt зависят от значений переменных состояния Эта зависимость реализуется управляющими элементами Q-WR, W-R и R-F сети.

Описанная сетевая модель содержит неизвестные веса связей s1, …,s9, для нахождения которых использовался генетический алгоритм. Нахождение весов для сетевой модели соответствует нахождению оптимальной стратегии в модели оптимального управления. Генетический алгоритм в нашем случае работает следующим образом. Случайным образом генерируются N систем весов и имитационно моделируются полные жизненные циклы каждой из соответствующих сетей (будем называть их индивидами). В зависимости от случайно выбранных весов и от случайного момента гибели разные индивиды будут иметь разные репродуктивные успехи. После смерти всех индивидов формируется набор из N новых индивидов (детей), состоящий из копий индивидов предыдущего поколения (родителей) в количестве, пропорциональном жизненным репродуктивным успехам родителей. При этом веса могут подвергаться случайным изменениям (мутациям) и скрещиванию. Процедура повторяется, порождая все новые и новые поколения, и, как результат, все большая и большая часть индивидов начинает иметь больший репродуктивный успех. Когда прирост среднего репродуктивного успеха становится незначительным, процесс останавливается и значения весов индивидов с максимальным репродуктивным успехом принимаются за оптимальные.

Для того, чтобы понять феномен формирования полового диморфизма в процессе эволюции человека, мы провели расчеты с помощью модели оптимального управления и нейросетевой модели в двух режимах: в одном без накопления репродуктивной энергии ("мужчины")., а в другом - с ее накоплением - ("женщины"). На рис. 17 и 18 представлены оптимальные стратегии распределения энергии соответственно для мужчин и женщин полученные методом динамического программирования (генетический алгоритм дал аналогичные результаты). В случае мужчин мы видим, что эволюционно оптимальные траты на репарацию uq уменьшаются с увеличением риска гибели индивида от внешних причин или старости qt (следствием этого, как уже было ранее показано, является ускоренное старение организма). Что же касается роста и репродукции, то из рис. 17 видно, что рост (vt=0) оптимален при не слишком большом размере тела wt и не слишком большом риске смерти qt, тогда как при увеличении wt и/или qt становится оптимальной репродукция, происходящая у мужчин в форме освобождения репродуктивной энергии без ее накопления (vt=2). Репродуктивная стратегия женщин сложнее (рис. 18): после роста (vt=0) при достаточном размере и малом риске смерти начинается аккумуляция репродуктивной энергии (vt=1), но если риск смерти велик и/или размер недостаточен, то происходит переход на непрямое (прародительское) репродуцирование (vt=3). При достаточно большом количестве накопленной репродуктивной энергии или при высоком риске смерти происходит ее освобождение (vt=2).

Рис. 17. Пример оптимальной стратегии распределения энергии между ростом, репродукцией и репарацией (мужчины). Четыре уровня серого (очень светлый, светлый, средний, темный) соответствуют четырем уровням инвестирования в репарацию (0-0.1; 0.1-0.25; 0.25-0.45; 0.45-1) и четырем режимам репродукции (рост;

накопление; освобождение; менопауза).

Рис. 17. Пример оптимальной стратегии распределения энергии между ростом, репродукцией и репарацией (мужчины). Четыре уровня серого (очень светлый, светлый, средний, темный) соответствуют четырем уровням инвестирования в репарацию (0-0.1; 0.1-0.25; 0.25-0.45; 0.45-1) и четырем режимам репродукции (рост; накопление; освобождение; менопауза).

Моделирование жизненных циклов мужчин и женщин в соответствии со стратегиями, представленными на рис. 17 и 18, дает следующие результаты:

Пол

Возраст

зрелости

Масса

тела

Возраст менопаузы

Продолжи-тельность

жизни

Мужчины

18

57

61

Женщины

14

41

49

63.5

Таким образом, мы видим, что оптимизационная модель на качественном уровне воспроизводит ряд особенностей жизненного цикла мужчин и женщин, позволяющих говорить о том, что половой диморфизм продолжительности жизни, возраста наступления половой зрелости, масса тела и наличие менопаузы только у женщин могут быть объяснены с точи зрения их эволюционной оптимальности. При построении оптимизационной модели мы предположили, что женщины нуждаются в более продолжительном периоде для вынашивания, вскармливания и воспитания своих детей по сравнению с мужчинами. Другими словами, они нуждаются в более длительных периодах для накопления репродуктивной энергии. Математически, это было выражено в форме предположения о сигмоидальной зависимости репродуктивного выхода от количества освобождаемой репродуктивной энергии. Идея состояла в том, что в случае необходимости репродуктивного накопления выживание становится более выгодным и, следовательно, больше энергии будет инвестироваться в репарацию. Более того, в этом случае должен снизиться возраст зрелости и, как следствие, - размер тела в возрасте зрелости. Мужчины же, в силу невозможности накопления репродуктивной энергии и, в то же время, необходимости больших трат в короткое время (защита от врагов, конкуренция), вынуждены увеличивать массу тела и, следовательно, удлинять период роста. Кроме того, они вынуждены для получения дополнительной энергии сокращать траты на репарацию, следствием чего является сокращение средней продолжительности жизни. Проведенные расчеты подтвердили эти предположения.

Следующий вопрос состоит в том, способна ли данная модель описать весь диапазон изменения характеристик жизненного цикла, наблюдающийся на земном шаре. В диссертационной работе проведен детальный статистический анализ вариабельности диморфизма продолжительности жизни и роста человека и его с факторами окружающей среды, прежде всего, с уровнем внешней (средовой) смертности. В частности, в табл. 1 представлены результаты сравнения предсказаний оптимизационной модели, параметры которой были подогнаны при зафиксированном постоянном уровне средовой смертности равном 0.007 (промежуточном между крайними значениями, встречающимися в реальности), с реальными значениями продолжительности жизни для широкого диапазона уровней средовой смертности с (табл. 1).

Таблица 1. Сравнение реальных значений жизненного цикла мужчин для разных уровней средовой смертности со значениями, полученными с помощью оптимизационной модели, подогнанной к уровню смертности 0.007.

Источник

Хар-ки

жизненного

цикла

Средовая смертность

0.001

0.004

0.007

0.010

0.013

0.016

0.019

Реальные

данные

Продолж-ть

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»