WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во втором параграфе «Интеграция социологических подходов к исследованию молодежной политики» автор рассматривает возможность интеграции макросоциологического и микросоциологического подходов для исследований молодежной политики. Макросоциологический подход к изучению молодежного вопроса может быть связан с видением молодежи в качестве социального института, который существует в широких социальном, политическом, экономическом, культурном контекстах региона, страны или в мировом, глобальном пространстве. Подобным образом в качестве макрообъекта можно рассматривать и молодежную социальную политику, которая, как правило, использует понятие молодежи в обобщенном, макрообъектном (или субъектном) смысле. Микросоциологическая точка зрения на проблемы молодежи и молодежной политики предполагает изучение взаимодействий различных типов поведения, ценностей, иными словами, такой подход больше способствует пониманию дифференциации, как в молодежной среде, так и в молодежной политике. Микросоциология также позволяет продемонстрировать несоответствие стереотипного видения молодежи реальным процессам и тенденциям молодежной активности. Основы указанных подходов были заложены в классических работах М. Вебера и Э. Дюркгейма. Изучение молодежной политики, его выводы и акценты, безусловно, будут зависеть от применяемых социологических подходов. Автор считает, что невозможно получить полное представление о феномене, опираясь на методологию одной парадигмы, и соглашается с П.Штомпкой в том, что социология создает общий единый контекст объяснений и интерпретации жизнедеятельности различных страт молодежной когорты, особенностей их взаимодействия с другими социальными общностями и институтами, применяемых биологией, психологией, педагогикой, антропологией, политологией, культурологией, историей, демографией. Исследование динамики межличностных, индивидуализированных процессов в молодежных группах, а также субъективных процессов, сопровождающих разработку молодежной политики, по мнению автора, имеет инструментальную ценность. Методологическое и теоретическое значение, значительный потенциал повышения практической результативности и эффективности политики и ее мероприятий связаны с необходимостью понимания содержания деятельности государственных агентов в сфере молодежной политики, последствий такой деятельности, а также того, как данные агенты объясняют и интерпретируют смысл и содержание активности молодежи. Сочетание принципов макросоциологического и микросоциологического подходов, по мнению автора, дает возможность представить проблему во всем многообразии ее проявлений, а также позволяет более эффективно осуществить поиск ресурсов для реализации государственной молодежной политики. Системный подход дает возможность объединить структуру и динамику молодежной политики, а также совместить аналитические систе­мы социального действия и социальной структуры, т.е. концептуально связать аспекты жизнедеятельности молодежи с социальным развитием и наладить методологический диалог, взаимное дополнение достоинств одной концепции преимуществами другой.

Третий параграф «Противоречия и ресурсы государственной молодежной политики» посвящен комплексному анализу современной социальной молодежной политики. Автор анализирует принципы развития молодежной политики в Европе, прослеживает влияние зарубежной политики на становление и трансформацию отечественной модели. В общих чертах молодежная политика России идеологически согласуется с общемировыми тенденциями, хотя и имеет собственную специфику, связанную с действием культурных, социальных, политических, географических и социальных факторов. Анализ принципов отечественной политики позволяет автору сделать вывод о таких характеристиках, как патернализм, ведомственная разобщенность, недостаток субъектности. Социальная политика современной России в целом и молодежная политика в частности, безусловно, испытывают множество трудностей, связанных как с необходимостью решать проблемы предыдущих этапов, так и с социально-политической обстановкой этапа современного. Наследие прошлого проявляется в утрате многих элементов молодежной инфраструктуры, разрушении системы работы с молодежью по месту жительства, в учебных заведениях, в трудовых и производственных коллективах, остаточному принципу финансирования молодежных программ в постсоветской России. Вышеперечисленные тенденции, по убеждению автора, затрудняют определение вектора трансформации молодежной политики, чье современное развитие довольно хаотично использует черты либеральной, демократической и консервативной моделей. Разработка последовательной стратегии молодежной политики затрудняется еще и тем, что до сих пор окончательно не определена доктрина устройства социальной сферы Российской Федерации. Подводя итог главы, автор формулирует условия повышения эффективности государственной молодежной политики, оценивает риски и угрозы ее результативности, намечает направления, позволяющие снизить факторы риска, указывает на ресурсы молодежной политики.

Вторая глава «Трансформация направлений, принципов и структуры государственной молодежной политики в современной России» состоит из двух параграфов и содержит описание и анализ эмпирических исследований, проведенных автором. В четвертом параграфе «Дискурсивное оформление государственной молодежной политики» автор трактует сущность социальной политики не только как системы мер, но и системы дискурсов, что в значительной степени определяет и направляет практический вектор молодежной политики. Автор анализирует содержание социально-политических концепций и их связи с конкретными прикладными задачами. Совмещение акцентов «кто сказал» и «что было сказано» позволило автору совместить и сопоставить интересы государства и молодежи. Автор опирается на методологические принципы дискурс-анализа, заложенные М.Фуко и развитые в работах отечественных и зарубежных исследователей. Классификация политических дискурсов относительно молодежи и молодежных проблем позволит, как считает автор, показать векторы трансформации молодежной политики. Анализ политической риторики привел автора к выводу о том, что способ обозначать социальные группы и обсуждать социальные проблемы в современной России строится по довольно «традиционной» схеме. Он формулирует следующую классификацию дискурсов: дискурс социальной опасности (угрозы), дискурс социальной зависимости и пассивности, дискурс воздействия, дискурс утилитарной функциональности, дискурс поиска виновного (ответственного), дискурс взаимодействия, и приводит анализ их содержания во временной перспективе. Выводом из проведенного дискурс-анализа выступает тезис о том, что дискурсивное оформление молодежной политики не развивается поэтапно. Все перечисленные дискурсы существуют одномоментно, что свидетельствует об отсутствии единогласия как между субъектами политики, так и о существовании противоречивой позиции каждого отдельного субъекта. Далее автор вскрывает противоречия существующих дискурсивных практик относительно молодежи и молодежной политики. Основной вывод параграфа подчеркивает противоречия современного этапа реализации молодежной политики. Сочетание в одной модели молодежной политики принципов либерального подхода (адресная поддержка различных групп молодежи; развитие системы государственной поддержки, становления и укрепления молодых семей в решении нравственных и социальных проблем для улучшения демографической ситуации в России; содействие социальной адаптации молодежи, социальная защита молодежи, находящейся в трудной жизненной ситуации), консервативного (создание и развитие правовых и организационных условий для обеспечения равных прав молодых людей на образование, получение профессии и работы, активное вовлечение молодого поколения в социально-экономическую, политическую и культурную жизнь страны, увеличение доли молодых граждан, имеющих доходы выше прожиточного минимума; снижение удельного веса безработных молодых граждан трудоспособного возраста) и неопатерналистского (обеспечение сети учреждений для молодежи (досуговых, дополнительного образования, по месту жительства, каникулярной занятости и др.), обеспечение возможности регулярно заниматься в спортивных секциях, клубах и иных объединениях, развитие и поддержка молодежных и детских общественных объединений, движений, содействие реализации общественно-полезных инициатив молодежи, формирование культуры безопасности и навыков здорового образа жизни, первичной профилактики вредных привычек, разработка проектов по охвату всех категорий молодежи на основе изучения и учета их интересов, потребностей и условий жизнедеятельности) приводит к смешению и подмене одних ценностей другими, не позволяет четко установить приоритеты и выработать эффективные мероприятия, что делает политику скорее тактически, нежели стратегически выстроенной.

Пятый параграф «Интересы молодежи в контексте политических ожиданий» посвящен анализу количественного исследования, направленного на выяснение того, каковы же основные настроения молодежи при выстраивании отношений с государством, какой видится роль государства в современном обществе и насколько молодежь готова к политическому и гражданскому участию, на каких принципах она готова строить свое участие.

Опрос осуществлялся способом самозаполнения в малых группах с обсуждением некоторых вопросов «лицом к лицу». Общее количество респондентов составило 341 человек. Исследование проводилось в марте-мае 2008 года в г.Саратове и Энгельсе. Опрос проводился на основе применения гнездовой выборки: исследование проводилось в учреждениях образования с учетом их статусности: средние школы отдаленных районов, центральные школы, лицеи, средние специальные учреждения, высшие учебные заведения: гуманитарные и технические специальности. Опрос молодых людей старше 21 года проводился на основе выборки доступного случая. Данные исследования обрабатывались с помощью SPSS.13.0. Особенности взаимодействия государства и молодежи изучались автором через призму понятия гражданственности, структурные свойства которого операционализированы автором на основе идей Э. Гидденса. Гражданственность операционализирована через набор ценностей, норм и ролей, а степень ее проявления может быть построена на основе сопоставления системы ценностей человека со сложившейся в обществе (или политике) моделью, которая представляется как желаемая для общества и государства. В диссертационном исследовании автор использует следующие индикаторы субъективной модели гражданственности: первая группа индикаторов представлена иерархией личных, социальных и государственных проблем и ценностей в сознании молодых людей; вторая группа индикаторов представлена субъективными представлениями о распределении социальной ответственности между различными агентами политики; третья группа индикаторов позволяет выявить оценки феноменов социальной жизни, значимых для молодых людей, и субъективные оценки эффективности действий государства для улучшения жизни граждан; четвертая группа индикаторов отражает готовность молодых людей совершать те или иные действия в интересах государства и общества.

Кратко суммируя данные по индикаторам, автор делает вывод о том, что, несмотря на господство в системе ценностей личностных приоритетов, социально значимые и государственные проблемы находят отклик среди молодых людей. Упреки политиков в адрес молодых людей относительно их пассивности и низкого уровня ответственности частично опровергаются данными исследования по второму индикатору: хотя молодые люди и признают важность государственного участия в социальной жизни, многие считают, что ответственность за различные аспекты их благополучия должна ложиться на их плечи. Поддержка государства, семьи работодателей ожидается, но не столь интенсивно, как это ожидается на уровне политического принятия решения. Отношение к политической власти амбивалентно, тем не менее, большая часть опрошенной молодежи высказывает уважение и доверие к действующему Президенту РФ, а также к бывшему Президенту. Наиболее же популярными среди молодежи являются спортсмены. В целом, молодые люди отмечают множество достижений России, которыми можно гордиться: это освоение космоса, развитие науки, спорта, культура, политические достижения страны, история и размер страны. Немаловажным является факт, что более 95 % молодых людей гордятся победой в Великой Отечественной войне, что оправдывает направленность программ патриотического воспитания, которые часто подвергаются резкой критике. Поскольку гордость за свою страну лежит в основе феноменов гражданственности и патриотизма, то наряду с высокими показателями по другим индикаторам, можно сделать вывод, используя терминологию политической риторики, о высоком патриотическом и гражданственном потенциале молодежи. В большинстве своем современная молодежь готова предпринимать активные действия на пользу России, индикаторы активности в структуре субъективных представлений о гражданстве значительно преобладают над индикаторами пассивности (88,3% против 10 %), 87,2 % молодых людей считают, что условием улучшения жизни в России является их личная ответственность за благополучие страны. Таким образом, автор делает вывод о несоответствии видения молодежи и понимания их готовности к социальному и гражданскому участию со стороны политических деятелей, что может значительно повлиять (и влияет) на принятие решений об идеологической и практической направленности молодежной политики, и, в свою очередь, может привести к ослаблению энтузиазма молодых людей принимать активное участие в жизни страны.

В заключении диссертации произведено обобщение результатов теоретического и эмпирического исследований, суммированы основные проблемные сферы молодежной политики, обоснованы теоретические выводы. В приложении представлены графики, таблицы, инструментарий исследования.

Основные положения работы отражены в публикациях автора:

Монографии

1. Страдзе А.Э. Сущность и проблемы социализации молодёжи в современных условиях / А.Э. Страдзе. Саратов: Приволжское книжное изд-во, 2006. 128 с. (6,2 п.л.)

Статьи в реферируемых журналах

2. Страдзе А.Э. Интеграция социологических подходов к исследованию молодежной политики / А.Э. Страдзе // Социально-гуманитарное знание. 2008. № 10. С. 86 - 92 (0,5 п.л.).

3. Страдзе А.Э. Динамика молодежной политики в современной России в контексте политической риторики // А.Э. Страдзе // Вестник Саратовского государственного технического университета. 2008. № 2. С. 177 – 181 (0,5 п.л.).

Статьи в сборниках

4. Страдзе А.Э. Новая генерация / А.Э. Страдзе // Молодёжь России и вызовы XXI века: материалы Междунар. конф. М.: Изд-во Академии труда и социальных отношений, 2003. С. 153 - 157 (0,4 п.л.).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»