WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Автор констатирует, что все указанные парадигмальные модели социального взаимодействия врача и пациента представляются весьма обоснованными и хорошо дополняют друг друга. Вместе с тем между методологическими принципами и категориальными аппаратами этих базовых теоретических построений существует значительная полисемия, что, в свою очередь, создает определенные ограничения для исследователей. Поскольку в качестве объекта диссертационного исследования выделяется социальное взаимодействие врача и пациента, автор прежде всего конкретизирует их определения. Не умножая количества дефиниций, где в качестве важнейших понятийных признаков выступают демографические характеристики, роль и место в социальной структуре, особенности социально-профессионального статуса, специфика сознания и поведения, автор останавливается на объектно-субъектной основе этих понятий. Врач и пациент рассматриваются одновременно как объект и субъект социального взаимодействия в системе здравоохранения, которая представляет собой совокупность государственных и общественных структур и институтов, а также определенного процесса принятия и реализации решений в этой сфере.

Диссертант считает, что уточнение исходной дефиниции «социальное взаимодействие» через сопоставление ее с такими категориями, как «социальное действие», «социальное поведение», «социальная деятельность», отражая моменты их реальной связи, не является достаточным основанием для уяснения обстоятельств, в результате которых объект и субъект приобретают новое социальное качество. Известным упрощением выступает и механическое приравнивание социального взаимодействия понятию «социальная коммуникация». Автор отмечает, что в научном дискурсе идут поиски интегративной парадигмы, способной синтезировать и концепты социальной коммуникации, и теории, делающие акцент на изучение интерсубъективных связей врача и пациента, включая речевые практики, диалог, общение, а также аналитические построения, рассматривающие процессы социального взаимодействия как деятельностные и системообразующие. В качестве интегративных концептов искомой парадигмы диссертант предлагает социологические категории «конфликт» и «консенсус».

Второй параграф «Конфликт и консенсус как социологические категории» посвящен социологической категоризации понятий «конфликт» и «консенсус». Исторический экскурс в историю социологии позволил автору сделать вывод, что конфликт и консенсус как социологические категории наиболее полно сформировались в рамках методологического дискуса конфликтологов и эволюционистов. Конфликтологи (К. Боулдинг, Р. Дарендорф, Л. Козер, К. Маркс, Э. Райт) считают конфликты динамической силой, основой развития любого современного общества, важнейшей проблемой социального взаимодействия на всех уровнях общественной системы. Эволюционисты в традициях Э. Дюркгейма, О. Конта, Г. Спенсера рассматривают, как устанавливаются функциональные соответствия, социальная системность, общественное согласие (консенсус). Исходя из работ М. Вебера, Л. Вирта, Ю. Хабермаса, Э. Шилза автор констатирует, что в социологическом смысле консенсус – это согласие значимого большинства людей любого сообщества относительно наиболее важных аспектов его социального порядка, выраженное в действиях. Та или иная степень согласия в мнениях и согласованности в действиях необходима для любой формы социального взаимодействия, любой социальной организации. Консенсус – это объективно существующая вероятность того, что, несмотря на отсутствие предварительной договоренности, участники той или иной формы социального взаимодействия достигнут согласия. Автор отмечает, что консенсус может быть вызван самыми разнообразными мотивами, целями и внутренними состояниями участников взаимодействия. Особую значимость при этом имеют не психические переживания индивидов, а их сознательная ориентация на консенсус и действие, основанные на нем.

Диссертант резюмирует: конфликтологи отличаются от эволюционистов тем, что в основе социального взаимодействия и строения общества видят противоречие, а не функциональное единство, как их оппоненты. На современном этапе развития социологии методологические ограничения каждого из указанных направлений преодолеваются путем разработки интегративных теорий: «многомерной социологии» (Д. Александер), «модерного общества» (Ш. Айзенштадт), «конвергенции» (А. Инкелс), «открытого общества» (А. Этциони), «глобализации» (И. Валлерстайн), «продолжающейся мутации» (М. Веверка), «зависимости развития» (Ф. Кардозо). Следуя данным теоретическим положениям, автор переходит на эмпирический уровень социологического анализа.

Во второй главе «Социологический анализ альтернативных практик конфликта и консенсуса в социальном взаимодействии субъектов здравоохранения» концептуализируются методологические и методические принципы прикладного социологического исследования по изучаемой проблеме, анализируются и обобщаются его результаты в сопоставлении с представительными данными статистики и социологических исследований. В третьем параграфе «Конфликт и консенсус в контексте общественного мнения субъектов здравоохранения» представлена авторская методология и методика проведения прикладного социологического исследования и его результаты. Исходя из работ Г. Алмонда, П. Бурдье, Б.А. Гуршина, П. Йоне, Ж.Т. Тощенко, П. Шампаня, автор рассматривает общественное мнение в широком значении этого понятия как состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение людей к социальным явлениям и процессам, к деятельности различных социальных институтов, групп и отдельных личностей. Автор аргументирует социологические перспективы методологического подхода (Я. Алстед, А.Г. Здравомыслов, М.Ф. Черныш, В.И. Чупров, А.И Шендрик), согласно которому состояние массового сознания следует рассматривать через категорию «мотивация», являющуюся базовой научной абстракцией, с которой связывают возможность интерпретации любого социального действия как на уровне личности, так и на уровне социальной системы (группы) общества. Мотивационная сфера сознания представляет собой сложное системное образование, состоящее из следующих операциональных конструктов – потребностей, интересов, ценностей.

Исходным для данного методологического подхода диссертант считает положение, согласно которому мотивы открываются сознанию только объективно, через потребности и интересы. Субъективно же они выступают только в ценностном выражении. Потребности рассматриваются как причина деятельности, а интерес трактуется как способ реализации потребности (А.Г. Здравомыслов). Под ценностью понимается наиболее общая жизненная установка, «высшие принципы», определяющие социальное и культурное значение тех или иных явлений действительности (Т. Парсонс). Иначе говоря, в определении ценностей выделяется не предметная их сторона, а субъективная, то есть ценности сознания как способ и критерий отбора наиболее значимых явлений. Система эмпирических показателей, индикаторов и единиц анализа мотивационной сферы сознания, с помощью которых, по мнению автора, можно зафиксировать тот или иной операциональный конструкт под разными углами зрения – когнитивным, эмоциональным, поведенческим, содержит: выбор из набора тестов, предназначенных для выявления уровня знаний; выбор из блока оценочных суждений; выбор из блока проективных ситуаций; факты деятельности. Авторское социологическое исследование показало, что по своей структуре общественное мнение врача и пациента является монистическим (единодушным в области согласия о терминальной и инструментальной значимости ценности здоровья) и плюралистическим, состоящим из ряда не совпадающих друг с другом точек зрения по вопросам возникновения и разрешения конфликтных ситуаций. Уровень и причинный комплекс конфликтности или согласия в социальном взаимодействии врача и пациента определяются личностными параметрами участников этого процесса, динамикой и характером взаимных ожиданий от предполагаемых итогов. В зависимости от знака достигнутых результатов общественное мнение подразделяется на позитивное и негативное.

Автор обобщает, что с точки зрения содержания высказываний общественное мнение врача и пациента выражается в оценочных и конструктивных суждениях, занимает определенную позицию, дает совет, выносит решение, поддерживая или отвергая те или иные представления, установки, ценности и нормы альтернативных практик конфликта и консенсуса. Диссертант делает вывод о достаточно специфическом сочетании в общественном мнении врача и пациента патерналистских и либеральных ценностей, установок и норм. Так, в вопросе о примате интересов личнос­ти и интересов государства наблюдается устойчивый баланс сил между сторонниками как одного, так и другого подходов. С одной стороны, общественное мнение свидетельствует о высокой степени доверия государс­твенной системе здравоохранения. С другой стороны, наблюдается определенная тенденция постепенного смещения массового сознания в сторону приоритета прав личности. На шкале терминальных ценностей заметно меняются роль и значение самой личности как активного, самостоятельного субъекта. Соответственно растет и понимание человеком себя как самоценности. Человеческая личность ставится в центр нового мировоззрения, и это важный залог успеха в формировании принципов консенсуса нового общества. На первое место среди значимых ценностей выходит здоровье, которое все больше интерпретируется как индивидуальное, личностное благо, идеал, к достижению которого личность стремится без социального принуждения. Таким образом, постановка вопроса о правах и свободах человека, о защите его чести и достоинства из пропагандистской плоскости стала переходить в плоскость практическую. Автор делает заключение, что в целом это позитивная тенденция. Патерналистские настроения еще доминируют в интерпретациях врачом и пациентом альтернативных практик конфликта и консенсуса, хотя уже заметно укрепление роли и значения либеральных ценностей, установок и норм правового поведения. Диссертант констатирует, что в качестве источника формирования общественного мнения врачей выступают многочисленные формы личного опыта (30%), научные знания (20,7%), официальная информация (25,2%), сведения, поставляемые государственными учреждениями (24%), а пациентов – опыт ближайшего социального окружения (45,3%), средства массовой информации (44,6%). Поскольку каждый из этих источников отражает действительность с разной степенью адекватности, по мнению автора, формирующееся на этой базе общественное мнение врачей может в большей степени считаться «истинным», а пациентов «иллюзорным». При этом фактическое содержание суждений общественного мнения врачей и пациентов определяется границами его функционирования – определенными условиями институциальной трансформации системы здравоохранения в современном российском обществе.

В четвертом параграфе «Типичные формы альтернативных практик конфликта и консенсуса в социальном взаимодействии субъектов здравоохранения в условиях институциальной трансформации системы здравоохранения в современном российском обществе» выявляются и обобщаются типичные формы альтернативных практик конфликта и консенсуса в социальном взаимодействии врача и пациента в условиях институциальной трансформации системы здравоохранения в современном российском обществе. Типологизация проводится автором в целях получения более сжатого описания больших массивов информации в виде групп данных, обладающих сходными свойствами. Большое количество индивидуальных описаний заменяется значительно меньшим числом. Неизбежны некоторое огрубление, частичная потеря информации о каждом отдельном объекте, но это дает возможность получения более наглядной общей картины, позволяет лучше уяснить структуру всего множества данных, что особенно важно на заключительных этапах обработки информации.

Диссертант отмечает, что в социологии (В.Г. Андреенков, В.Ф. Левичева, А.И. Орлов, Ю.Н. Толстова) хорошо зарекомендовали себя так называемые специальные методы типологизации, к числу которых относится и применяемый в данном исследовании многомерный статистический анализ. Предлагаемый автором алгоритм включает ряд последовательно реализуемых этапов. На начальном этапе обработки первичной социологической информации была применена процедура стандартизации данных. Таким образом был определен набор сравнительно небольшого числа наиболее информативных показателей. На следующем этапе анализа автором вводятся определенные формальные критерии содержательной значимости объектов, на основе которых их поиск автоматизируется. Следуя методике типологизации поведения людей в конфликтных ситуациях К. Томаса, автор выделяет следующие типичные формы альтернативных практик конфликта и консенсуса в социальном взаимодействии врача и пациента: конкуренция как стремление добиться своих интересов в ущерб другому; приспособление, означающее в противоположность конкуренции принесение в жертву собственных интересов ради другого; компромисс; избегание, для которого характерно как отсутствие стремления к кооперации, так и отсутствие тенденции к достижению собственных целей; сотрудничество, когда участники ситуации приходят к консенсусу, полностью удовлетворяющему потребности и интересы обеих сторон. В дальнейшем автором применялся корреляционный анализ – математические процедуры для изучения статистических связей между всеми изучаемыми признаками, отражающими условия институциальной трансформации системы здравоохранения в современном российском обществе. На последнем этапе посредством концептуализации полученных данных диссертант конструирует обобщённую модель альтернативных практик конфликта и консенсуса в социальном взаимодействии врача и пациента в заданных условиях.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»