WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Таким образом, мы видим, что, несмотря на наличие отдельных исследований по данной проблематике, взгляды Полибия на военное дело рассмотрены поверхностно. Помимо этого, некоторые выводы их авторов представляются нам довольно спорными и требующими переосмысления. Все это делает особенно актуальным продолжение исследований в данной области.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были представлены в докладах на следующих конференциях:

– Международная конференция «Политика, идеология, историописание в римско-эллинистическом мире», посвященная 100-летию со дня рождения профессора Фрэнка Уильяма Уолбанка (Казань, 9–11 декабря 2009 г.);

– Всероссийская конференция «Историческое знание: теоретические основания и коммуникативные практики» (Казань, 2006);

– Всероссийская научная конференция студентов и аспирантов «Новый век: Человек. Общество. История глазами молодых» (Саратов: СГУ, 2006 г.);

– XIV Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007 г.);

– Итоговые научно-образовательные конференции студентов КГУ за 2004 и 2005 гг.;

– Итоговые конференции КГУ за 2006 и 2008 гг.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений, а также приложения – списка войн, упоминаемых во «Всеобщей истории». Общий объем диссертации – 242 стр.

II. Основное содержание работы

Во введении определены проблема, объект и предмет исследования, представлены цели и задачи, дан анализ источников и историографии по основным изучаемым вопросам.

Первая глава «Теоретические и эмпирические подходы Полибия к военной истории римско-эллинистического мира» состоит из трех параграфов.

В § 1 «Личностный фактор и проблема субъективности греческого историка» основное внимание уделено таким проблемам, как взгляды Полибия на написание военной истории, его собственный военно-политический опыт, политические симпатии и антипатии, соотношение со взглядами других авторов, писавших о военном деле. Историк отводил огромную роль теоретическому осмыслению принципов написания военной истории, критикуя многих своих коллег по перу за неадекватное, по его мнению, освещение военных действий. По его мнению, рассказ о войнах должен базироваться на строго научном и беспристрастном анализе событий. В военной истории, считал Полибий, не должно быть места сверхъестественному. Наконец, историк, пишущий о войне, должен обязательно иметь военный опыт. Именно отсутствием опыта в военном деле, по мнению Полибия, были вызваны ошибки многих из критикуемых им авторов.

Историк получил достаточную теоретическую и практическую подготовку в военном деле, и поэтому его критика коллег по перу имела под собой веские основания. Вместе с тем, в некоторых случаях Полибий был несправедлив в своих порицаниях. Это объяснялось, прежде всего, его профессиональным соперничеством с тем или иным автором. Субъективные моменты во «Всеобщей истории» вызваны в первую очередь симпатиями автора к Ахейскому союзу и Римской республике, а также влиянием аристократических представлений. Другими объектами неприятия историка являются Этолийский союз (основной политический соперник ахейцев) и «варвары».

§ 2 «Полибий о войне: некоторые теоретические аспекты» посвящен рассмотрению взглядов историка на механизм зарождения войн, его отношению к конкретным конфликтам и соотношению войны и политики. Данные рассуждения являются наиболее полными во всей античной историографии.

У Полибия возникновение войны проходит через 3 стадии: 1) aijtiva, 2) provfasi", 3) ajrchv. Первая из них, aijtiva, является реальной причиной того или иного конфликта. Как правило, это фактор психологического свойства. Provfasi" – это предлог к ней (который, по мнению историка, может отличаться от реальной причины). Наконец, ajrchv – это первый шаг войны, ее начало, ведущее к реализации уже принятых решений. Свои рассуждения историк иллюстрирует конкретными примерами. Для историка огромную роль играет наличие благовидного повода к войне наряду с продуманностью ввязывания в конфликт. Если он является справедливым, каким, например, был лозунг об отмщении персам за их святотатства – война увенчается полным успехом. А вот если повод является лживым и призван лишь прикрыть дурные намерения виновника войны – конфликт будет неудачен для его инициатора. Разумеется, в своих рассуждениях историк не мог пройти мимо проблемы римской экспансии. Он объяснял внешнеполитические успехи римлян тем, что они никогда не начинали непродуманные войны и не вступали в конфликт без благовидного предлога. Во «Всеобщей истории» сильно желание показать, что Рим не был инициатором большинства конфликтов, а был лишь вынужден защищаться от нападений.

Большое место в своем труде историк отводил соотношению войны и политики. Тут в сфере внимания Полибия находятся два основных вопроса, а именно: 1) проблема наиболее выгодного и эффективного прекращения военных конфликтов; 2) выстраивание взаимоотношений между господствующими и подвластными государствами и народами.

Что касается первого из них, то тут историк главным для военного и государственного деятеля видит умение вовремя заключить мир, чтобы получить от войны наибольшие выгоды (или же минимизировать вред от проигранной войны, если дело идет к поражению). Но гораздо большее внимание историк отводил второму из этих вопросов. В этом нет ничего удивительного: данная проблема представлялась более чем актуальной для эллинистического мира в условиях римской экспансии. Историк считал, что эллинистическим государственным деятелям не следует доводить отношения с Римом до вооруженного конфликта. С другой стороны, он критиковал тех политиков, которые раболепно ведут себя с римлянами, провоцируя квиритов на высокомерное обращение с эллинами.

§ 3 «oiJ tou` polevmou novmoi»: взгляды Полибия на нравственные и юридические законы межгосударственных конфликтов» посвящен отношению историка к проблеме военных преступлений. Рассуждения о соотношении дозволенного и запрещенного в ходе конфликтов между разными государствами34 занимают во «Всеобщей истории» довольно значительное место. Греческий историк употребляет на этот счет термин «законы войны» oiJ tou` polevmou novmoi (V. 11. 3; VII. 14. 3). Полибий относил к разряду военных преступлений, прежде всего, нарушение договоров, массовые убийства и осквернение храмов, особое внимание отводя последнему из них. Во «Всеобщей истории» отчетливо прослеживается взаимосвязь между совершенными преступлениями и итоговыми неудачами того или иного государственного деятеля. Во всех размышлениях Полибия о военных преступлениях несомненно его стремление оправдать поведение Ахейского союза и Рима (наряду со стремлением опорочить врагов этих государств, главным образом – этолийцев).

Вторая глава «Взгляды Полибия на ведение войны: человеческий и технические факторы» состоит из трех параграфов.

В § 1 «Качества, необходимые военачальнику» рассматриваются взгляды Полибия на теоретические аспекты военного командования, а именно: знания и умения, необходимые полководцу, а также отношение историка к конкретным персоналиям военачальников. При этом, считал Полибий, военачальнику следует разбираться не только в военном деле, но и в таких науках, как астрономия и геометрия (IX. 12. 5) для эффективной организации переходов и разбивки лагеря, а также определения длины лестниц для штурма. Во «Всеобщей истории» автор пишет о трех «типах» военачальников: 1) хладнокровно и рационально действующий военачальник, чьи решения приводят его армию к победе; 2) стратег, удостоившийся неоднозначной или же недостаточно подробной аттестации со стороны греческого историка; 3) полководец, руководствующийся эмоциями и действующий непродуманно, что в результате приводит его к катастрофе.

К первой группе принадлежат такие военачальники, как Сципион35 Африканский, Сципион Эмилиан36 и Филопемен37. Несколько более противоречивым было отношение историка Ганнибалу, Клеомену III и Филиппу V. Наконец, к третьей группе военачальников относятся македонский царь Персей, римлянин Фламиний и карфагенянин Ганнон. Стоит отметить также и влияние аристократических воззрений на взгляды историка: он резко отрицательно относился ко всем без исключения военачальником, происходившим из низов (причем его критика очень часто была незаслуженной).

§ 2 «Стратегия, тактика и управление войсками» посвящен анализу взглядов Полибия на руководство войсками в ходе военных действий. Всякой военной кампании должна предшествовать эффективная разведка. Идеальными в этом случае историк видит действия Ганнибала, который накануне похода в Италию тщательно собирал информацию насчет этой страны, ее природы, населения и, самое главное, его отношения к римлянам38 (III. 34. 2–5). Огромное внимание Полибий уделял также организации перехода по пересеченной местности. В своих рассуждениях о генеральных сражениях историк делал упор на следующие факторы: 1) выбор подходящей местности39; 2) рациональное планирование военных операций40; 3) выбор подходящего времени для сражения.

В рассказах историка о воинских операциях нельзя не отметить определенные тенденции: военачальник тщательно анализирует ситуацию и, исходя из нее, составляет план действий, который впоследствии блестяще приводится в исполнение. Общий смысл, вкладываемый автором в описание всех описываемых им сражений, бесспорен: превознесение роли эффективного командования, которое воплощается прежде всего в личности военачальника. Стоит вообще отметить, что для греческого историка компетентное руководство на войне было синонимом тщательного планирования военных операций41: он считал, что на войне можно достигнуть успеха лишь тогда, когда имеется заранее составленный план действий. Пренебрежение даже одним из факторов успеха может привести полководца к краху.

Полибий был сторонником мобильной и маневренной тактики, направленной на решительное уничтожение противника путем ударов с фланга и последующего окружения, причем решающую роль в этом должна играть кавалерия. Огромную роль он также отводил установлению дисциплины в армии и военным инновациям, считая это одним из главных факторов для достижения успеха. Большое место во «Всеобщей истории» занимают рассуждения о том, должен ли полководец принимать личное участие в сражении. Историк считал, что военачальник имеет право лично сражаться в бою, но только в тех случаях, когда это имеет целью поднять дух солдат. Подобная точка зрения отражала сочетание в Полибиевом мировоззрении традиционного героического этоса с эллинистическими реалиями.

§ 3 «Флот, осадное дело и военная техника» посвящен рассмотрению отношения Полибия к этим аспектам военного дела. Греческий историк не был профессиональным моряком, но понимал важность флота на войне и обладал некоторыми представлениями в этой области. Вместе с тем, его повествованию часто свойственны некритическое отношение к источникам и зависимость в суждениях от них, что объясняется недостаточными познаниями историка в данной области. Положительно относясь к достижению морской гегемонии, Полибий игнорировал в ее достижении роль морской торговли и мореплавания, считая, что традиционный этос способен заменить любые военно-морские навыки. Что же касается осадного дела, то мы можем предположить, что недостаточное освещение Полибием теоретических аспектов осадного дела было вызвано также и влиянием традиционных представлений древних греков, согласно которым главным и наиболее почетным способом достижения успеха на войне являются доблесть и воинское искусство, проявленные в полевом сражении.

Во «Всеобщей истории» содержится довольно много описаний военной техники, но довольно сложно сделать выводы о систематических взглядах историка на роль техники на войне, т.к. подобные описания носят лишь повествовательный характер.

Глава III «Этнополитический аспект во взглядах Полибия на военное дело» делится на четыре параграфа. В § 1 анализируется отношение историка к современным ему эллинистическим армиям. Греческий историк более чем критически относился к современному ему эллинистическому военному делу. Главными чертами вооруженных сил большинства эллинистических стран он видел упадок дисциплины наряду с распространенностью вероломства. Единственным исключением он считал македонскую армию. Бесспорно, современные ему эллинистические армии не могли сравниться с римлянами по степени организации; вместе с тем, они по своей боевой эффективности намного превосходили полисные ополчения классического периода. Не подлежит сомнению, что военное дело предыдущих эпох греческий историк представлял в сильно идеализированном виде. Обманы, вероломства и военные преступления были в такой же степени свойственны и столь почитаемому греческим историком прошлому. Скорее всего, тут также проявилось влияние аристократического этоса.

В § 2 рассматривается отношение историка к римской армии Бесспорно, для греческого историка римская армия была наилучшей изо всех, существующих в тогдашнем мире. Несмотря на отдельные недостатки, ее сильными сторонами были эффективное сочетание оружия ближнего и дальнего боя, жесточайшая дисциплина и устройство четко спланированных, а также хорошо укрепленных лагерей. Одобрение Полибия вызывает комплектация армии по принципу народного ополчения. Все вышеперечисленные достоинства не были случайностью для историка, а проистекали из традиционной системы ценностей, столь дорогой для Полибия.

В § 3 рассматривается отношение Полибия к карфагенской армии. Историк в целом невысоко оценивал ее боеспособность: по его мнению, финикийцы мало заботились о коннице и совершенно пренебрегали пехотой. Им была свойственна пассивная оборонительная тактика. Как правило, карфагеняне проигрывали полевые сражения римлянам. В то же время, пунийцы были способны эффективно оборонять крепости, нанося большие потери римской армии, а при наличии компетентного командующего – побеждать квиритов в открытом бою. Стоит отметить, что историк был не совсем справедлив в своем критическом отношении к пунийской армии: даже римские авторы считали, что победа над Карфагеном далась Риму дорогой ценой. Подобное отношение Полибия было вызвано его неприязнью к наемным армиям (а карфагенская армия комплектовалась, в основном, именно «солдатами удачи»), а также негативным восприятием карфагенян как этноса.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»