WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

КОНОВАЛОВА Жанна Георгиевна

«АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА»

В ХУДОЖЕСТВЕННО-ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ США ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА

Специальность 10.01.10 – Журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань - 2009

Работа выполнена на кафедре зарубежной литературы Государственного образовательного учреждения «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина» Министерства образования и науки Российской Федерации (ГОУ ВПО КГУ им. В.И. Ульянова-Ленина МО и НРФ)

Научный руководитель - доктор филологических наук,

профессор

Несмелова Ольга Олеговна

Официальные оппоненты - доктор филологических наук,

профессор

Осовский Олег Ефимович

- кандидат филологических наук,

доцент

Туманов Дмитрий Валерьевич

Ведущая организация Нижегородский государственный

университет им. Н. И. Лобачевского

Защита состоится «21» декабря 2009 года в 11.00 на заседании диссертационного Совета Д 212.081.14 в Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д.35, корп.2, ауд. 1313

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета (Казань, ул. Кремлевская, д.35)

Автореферат разослан « » ноября 2009

Ученый секретарь

диссертационного Совета

кандидат филологических наук,

доцент Р.Л. Зайни

Актуальность диссертационного исследования обусловлена все возрастающим интересом к феномену «американской мечты». «Американская мечта» - одна из главнейших составляющих менталитета, культуры, истории, социальной и политической жизни США; миф, который глубоко укоренился в массовом сознании, предопределил восприятие мира американцами. «Американская мечта» сыграла важнейшую роль в становлении американского государства и нации, оказала решающее влияние на формирование американского национального характера, определила взаимоотношения США с окружающим миром.

Уже на ранних этапах развития США американские религиозные и политические деятели, критики и писатели обращались к «американской мечте». Так, первые положения, которые впоследствии вошли в понятие «американской мечты», были сформулированы в канонических публицистических текстах проповедей, памфлетов и дневников «отцов-основателей» США. В дальнейшем с развитием литературы «американская мечта» стала находить свое отражение и в художественном сознании американской нации. На всем протяжении истории американской литературы возникают произведения, непосредственно связанные с темой «американской мечты». Среди них - «Американский претендент» М. Твена, «Сын Америки» Р. Райта, «Американская трагедия» Т. Драйзера, «Великий Гэтсби» Ф. Фицджеральда, «Американская земля» Э. Колдуэлла, «Путешествие с Чарли в поисках Америки» Дж. Стейнбека, «Американская мечта» Э. Олби «Американская мечта» Н. Мейлера, «Реквием по мечте» Х. Сэлби, «Страх и отвращение в Лас-Вегасе: Дикое путешествие в сердце американской мечты» Х. Томпсона.

Параллельно с художественной развивается и документальная традиция литературы США. На развитие американской литературы большое влияние оказало бурное развитие газет и журналов. По свидетельству критиков, многие писатели пришли в американскую литературу из журналистики, среди них - У. Уитмен, М. Твен, Б. Гарт, С. Крейн, Дж. Стейнбек. Во многом это наложило отпечаток на всю литературу США, национальными особенностями которой становятся подчеркнутый интерес к факту, к документу и к соединению документального и художественного. Литературная ситуация ХХ века как нельзя лучше иллюстрирует национальную специфику американской литературы. По свидетельству многих критиков, в ХХ столетии можно проследить две устойчивые тенденции: с одной стороны, художественная литература тяготеет к публицистичности, к фактографической достоверности, с другой стороны, журналистика заимствует различные приемы беллетристики.

Особенно этот процесс характерен для США, где в 1960-70-е годы на стыке журналистики и литературы возникает такое специфически американское явление как Новый журнализм. По свидетельству Б. Лунсберри, его суть заключается в обращении к неким константным для американской литературы и публицистики темам, среди которых – конфликт личности и общества и особая сила воздействия «американской мечты»1. Представители этого течения ставили перед собой цель немедленно реагировать на происходящие события, используя при этом беллетристические приемы. Для США этот период был временем экономического, политического и духовного кризиса. Война во Вьетнаме, студенческое и антирасистское движение, уотергейтский скандал, рост безработицы и преступности, затронувшие все слои населения, вызвали широкий интерес к проблемам политики и общественной жизни. Соответственно документалисты, обращаясь к основным проблемам современной им действительности, не могли не учитывать той роли, которую играет «американская мечта» как в политике США, так и в ее культурной и общественной жизни.

Степень разработанности проблемы. В диссертационном исследовании изучаются две теоретические проблемы: «американская мечта» как национальный миф США и художественно-документальная литература, развивающаяся на стыке журналистики и литературы. Вопросом «американской мечты» в западной и отечественной науке занимались как социологи и историки (У. Аллен, С. Беркович, М. Лернер, Д. Бурстин, Дж. Сантаяна, М. Баркер, Р. Сэбин)2, так и литературоведы и культурологи (Ф. Карпентер, К. Линн, Д. Ноубл, Г.П. Злобин, Б.А. Гиленсон, А.М. Зверев, Т.Г. Голенпольский, В.П. Шестаков)3.

Проблема функционирования художественно-документальной литературы решается на стыке двух теорий - журналистики и литературы. С одной стороны, это дает возможность многоаспектного изучения данного явления, но, с другой стороны, возникают неизбежные столкновения позиций. Характеризуя сложившуюся ситуацию, Е.П. Прохоров довольно эмоционально пишет о «взбесившейся терминологии»: «терминология наша выделывает странные штуки»4.

Крупнейшие теоретики журналистики, среди которых Е.П. Прохоров, М.С. Черепахов, В.В. Ученова, А.А. Тертычный, М. Стюфляева относят подобные пограничные произведения к художественно-публицистическим жанрам, которые существуют наряду с аналитическими и информационными5. Отличительной особенностью таких произведений является присущая им наряду с публицистичностью (обращением к актуальным проблемам современности и прямой авторской оценкой описываемых явлений) художественная образность, эмоциональная насыщенность текстов, глубина авторского обобщения действительности.

Теоретики литературы П.В. Куприяновский, Л.А. Розанова, Е.А. Стеценко, Ю.А. Андреев используют такие определения, как «художественно-документальная литература», «художественная документалистика», «литература факта»6. К основным признакам художественно-документальных произведений исследователи относят включение реально существовавших лиц и произошедших в действительности событий в ткань художественно-организованного текста. Таким образом, и теоретики публицистики, и теоретики литературы, идя, казалось бы, от противоположного, тем не менее «встречаются» в своей попытке оценить соотношение документального и художественного в произведениях «литературы факта».

В целом, существует три точки зрения на феномен художественно-документальной литературы, которые приводятся в монографии О.О. Несмеловой: исследователи предлагают рассматривать «литературу факта» как особый род литературы (М.М. Шеховцов); как жанр литературы (Б.И. Гушанская, И.В. Киреева) или полностью отказаться от термина «художественно-документальная литература», а использовать термин «документализм», который будет означать особое качество литературы и публицистики (Я.И. Явчуновский, В.В. Филиппов )7.

Позиция В.В. Филиппова и Я.И. Явчуновского представляет собой попытку создать единообразный критерий для анализа беллетристических и публицистических произведений, но введение термина «документализм» по отношению к публицистике и литературе не снимает проблему «дублирования» терминологии и отсутствия четких критериев для разграничения художественно-публицистических и художественно-документальных текстов.

Попытку создать подобные критерии делает в своих работах В.А. Аграновский. Исследователь признает, что границы между публицистикой и беллетристикой стираются. Это проявляется в том, что прозаики все чаще обращаются к документу, а журналисты - к приемам работы прозаиков, Исследователь положительно оценивает данную тенденцию, говоря о том, что это способствует «процветанию» журналистики. Анализируя уровень домысла или вымысла как средство разграничения журналистики и литературы, автор приходит к мнению о его несостоятельности, так как в современных условиях этот критерий уступает место степени достоверности, который одинаково применим как к литературе, так и к журналистике. Основное отличие художественной публицистики (автор использует термин «художественная документалистика», что создает дополнительные трудности в разграничении) от документальной литературы заключается в масштабности тем, фундаментальности исследований и величине публикаций8. Такая попытка представляется вполне понятной, однако, по нашему мнению, не совсем отвечает поставленной цели, так как все эти критерии достаточно субъективны.

Мы разделяем точку зрения О.О. Несмеловой, что наиболее продуктивным подходом было бы выделение произведений, возникших на стыке публицистики и литературы в особый род (точка зрения, высказанная М.М. Шеховцовым) и признание его «гибридного» характера, что позволило бы упростить существующую и в теории журналистики, и в теории литературы систему жанров. Кстати, подобная точка зрения давно высказывается теоретиками публицистики, которые чаще всего определяют художественную публицистику как особый род литературы (Е.П. Прохоров, М.С. Черепахов). Нужно признать, что это довольно-таки революционная мысль и, вполне естественно, многими она воспринимается с опасением. Однако в настоящее время становится очевидным, что произведения художественно-документальной литературы невозможно рассматривать только с точки зрения теории публицистики или теории литературы. Более предпочтительным нам представляется комплексный подход к анализу данных произведений: учитывать и воздействие, которое подобные произведения оказывают на общественное сознание, и художественные приемы, которые используют документалисты. Это помогло бы избежать частой ошибки при анализе художественной документалистики: когда лишь схематично указывается публицистическое воздействие и акцент делается на литературоведческий анализ или, наоборот, публицистическое воздействие ставится «во главу угла» и только вкратце перечисляются авторские приемы. На подобную опасность указывал еще Е.П. Прохоров: «Беда подобных «анализов» состоит, прежде всего, в разрыве формы и содержания, в механической перечисленности обнаруженных черт и свойств, в отсутствии целостного понимания творческого мира произведения»9.

Феномен «литературы факта» изучался и зарубежными исследователями. В западной науке существует более упрощенная двухполюсная система - fiction и nonfiction, согласно которой литература относится к сфере fiction, а публицистика и весь остальной массив документальных жанров – к сфере nonfiction. Однако многие ученые приходят к мнению, что такая система не отражает современного состояния литературы, хотя nonfiction – более емкое понятие, чем отечественный термин «художественно-документальная литература». Акцентируя внимание на пограничном характере художественно-документальных произведений, исследователи предлагают данному явлению различные названия: «художественная документалистика» / literary nonfiction (Б. Лунсбери)10, «художественная журналистика» / literary journalism (Т. Коннери)11. Нам более приемлемым кажется термин художественная документалистика, так как он коррелируется с отечественным термином «художественно-документальная литература». Более того, если идти по пути объединения всего массива «гибридных» произведений, данный термин станет наиболее нейтральным для их обозначения, так как акцент не будет смещаться ни в сторону «литературности», ни в сторону «публицистичности» и «документальности».

Начиная с 60-х гг. ХХ века большое внимание дискуссиям на тему художественной документалистики уделяется в работах, посвященных Новому журнализму12. При этом в некоторых случаях термин «Новый журнализм» используется для определения всего феномена художественной документалистики, однако мы не согласны с подобным расширением понятия, так как Новый журнализм – это лишь один из этапов развития художественно-документальной литературы США, который пришелся на 60-70 гг. ХХ века. Более продуктивной нам представляется позиция Дж. Хеллмана, Т. Коннери, Дж. Хартсока, которые видят причину появления и развития Нового журнализма в Америке в специфике исторического развития страны в «бурные шестидесятые», когда это направление стало развиваться «как ответ на значительные социальные и культурные изменения и потрясения (война во Въетнаме, борьба за гражданские права, политические убийства, распространение психоделической культуры»13. В это время происходили такие бурные изменения, что ни традиционная беллетристика, ни журналистика не могли обособленно реагировать на события в стране. Происходящее требовало немедленного отклика, c одной стороны, и эмоциональности и образности, с другой, что и воплотилось в новожурналистских текстах.

Новизна исследования. Несмотря на то, что проблема определения художественно-документальной литературы, с одной стороны, и «американская мечта», с другой, всегда интересовали исследователей, до сих пор не существует комплексных работ, посвященных анализу того, как феномен «американской мечты» отражается в художественной документалистике. Фактически единственным примером обращения к данной проблеме является книга Л. Адамсон: «Тематический справочник по документалистике»14, где «американской мечте» и ее отражении в литературе nonfiction посвящен небольшой раздел. В данной работе впервые предпринята попытка анализа преломления «американской мечты» в документальном творчестве Н. Мейлера, Т. Вулфа, Т. Капоте, Х. Томпсона.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»