WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

5. Отсутствие правовых основ диалога участников агроэкономических отношений привело к всплеску народных возмущений в начале XX в. Экономическая и правовая политика правительства способствовала возрастанию роли и стабильности общины, консолидации крестьянства на основе традиционных обычно-правовых принципов и обернулась радикализацией крестьянских настроений и аграрными беспорядками, имевшими традиционную обычно-правовую природу. Апробация большевиками различных способов сосуществования с крестьянством определяла степень воздействия обычно-правовых принципов на содержание земельного права и отчетливо продемонстрировала эклектичность крестьянского правосознания. С начала 20-х гг. правовая политика советского государства была направлена на унификацию нормативного порядка и ликвидацию правового разнообразия. Неминуемый рост противоречий между «мертвым» законодательством и фактической правовой реальностью стал серьезной социальной проблемой сразу после смены тоталитарного типа связи государства и общества тенденцией к разгосударствлению.

6. Соотношение закона и правового обычая во многом обусловлено характером взаимодействия общества и государства, позицией власти в вопросе использования обычного права и характеризуется понятием «дихотомия», то есть сопоставленность или противопоставленность двух частей целого. В обществах, где ценностные установки усвоены через традиции, а правовое бытие человека выражается в наиболее целесообразных формах общения и поведения, государственная регламентация, основанная на законе, не может охватывать все сферы. Закон наиболее эффективно применяется в тех областях общественной жизни, которые требуют формальной определенности. Законодательству периода эмансипации не удалось изменить социоцентрическую систему ценностей русского народа, общинный тип правосознания и синкретичное мировоззрение. Непосредственная связь обычного права с человеком, его убеждениями, идеалами, мировоззрением определяет его место основы права, оберегающей последнее от обезличивания.

7. Слабое проникновение частной собственности в сферу крестьянских имущественных отношений обусловлено не только их несоответствием народным представлениям о справедливом перераспределении земли, но и отсутствием правовой защиты со стороны государства от произвола. Активное внедрение частнособственнических установок привело к столкновению корпоративных и индивидуалистических притязаний, модификации «мирских» традиций и демонополизации прав общины на землю. Разрушив целостность крестьянского мировосприятия, реформы периода эмансипации определили ход аграрной эволюции по пути постепенной трансформации общинного землевладения и плюрализации отношений собственности в деревне. Столкновение обычно-правовых принципов с новым правопорядком активизировало народное правотворчество в направлении закрепления собственных прав на землю.

8. Социальная реконструкция обычно-правового регулирования договорных отношений как неотъемлемой части российской правовой традиции является необходимым условием адекватного теоретического осмысления и синхронизации реалий современной гражданско-правовой сферы и представлений о ней, а также подтверждает действенность и практический потенциал обычного права как самостоятельного и (или) субсидиарного источника российского права.

9. Обычно-правовой принцип уравнительности обеспечивал равные возможности не отдельным общинникам, а крестьянским дворам как основным производственным звеньям «мира» и субъектам обычного права. Укрепление в законодательстве обычно-правового института крестьянского двора обусловливалось живучестью системы производственно-распределительных отношений в деревне и направленностью аграрной и правовой политики правительства. Для отдельного крестьянина участие в семейной организации являлось возможностью правовой самоидентификации, поскольку ни пол, ни возраст сами по себе не служили достаточным условием для наступления момента дееспособности, раскрытия его правовых качеств и обеспечения правовых интересов. Семья формировала и развивала навыки правовой коммуникации индивида, участвовала в его социализации, расширяла сферу социально-правовой жизнедеятельности крестьянина.

10. Обычно-правовые нормы заложили традиционные основы русской системы наследования, а именно: приоритет кровного родства как основания наследования нисходящих родственников над восходящими; равноправие законных наследников; ограничение воли завещателя и право законных наследников ее обжаловать; социальная ориентированность правил наследования, охраняющих интересы несовершеннолетних, нетрудоспособных наследников; ограничение передачи недвижимости по наследству; контрольно-охранительные функции публичных организаций при передаче имущественных прав. Гармонизация государственно-правового регулирования сферы наследования и традиционно сложившихся институтов имущественного правопреемства является залогом стабильности в социуме.

11. Пронизанность уголовного права архетипическими формами и морально-этическими стандартами определяет необходимость учета устойчивых элементов правосознания. Коллективные правовые представления формируются под влиянием ментальных структур «большой длительности», т. е. относятся к категориям, не изменяющимся на протяжении длительного времени. Отношение народа к преступлениям демонстрирует уровень правовой культуры общества. Обычно-правовая восприимчивость к субъективной стороне преступления направлена на поиск накопленных коллективной памятью образцов выхода из аномальных ситуаций для справедливого решения конфликтов и предотвращения «потаенной» обиды с целью предупреждения будущего греха, а также создания новых эталонов выхода – решения. Противоправное деяние для крестьян – это, прежде всего, конфликт, дестабилизирующий фактор, угрожающий целостности социума. Преступление нарушало устои, правила и сложившийся миропорядок. Широкие границы, устанавливаемые народными воззрениями между нормой и аномалией, не позволяют сформулировать абстрактно-формального определения преступления. Отсутствие четкой формулировки преступления в обычном праве не исключает возможности выделить его признаки. Это всегда деяние, эмоционально окрашенное оценкой социума и сопряженное с нарушением морально-нравственных или религиозных норм, виновное (в том смысле, что причастность лица к совершению деяния полностью доказана), умышленное или неосторожное (случайность исключала вину), совершенное из корыстных побуждений или вследствие соблазна и причинившее существенный ущерб пострадавшему.

12. Междисциплинарные исследования преступности формируют банк знаний, позволяющих предотвращать системные трансформации, разрушающие основы правовой этнокультуры. Соответствие правовых представлений большинства населения легальным нормативным суждениям и предписаниям власти является залогом правопорядка в государстве. Несоответствие нормативной базы реалиям общественного бытия приводит к резкому росту преступности. Крестьянской преступности второй половины XIX – начала XX в. были присущи некоторые типологические характеристики. В их числе: жесткая зависимость от условий жизнедеятельности и стиля повседневной жизни; стереотипность, проявляющаяся в широком распространении отдельных видов девиантных отклонений и отсутствии других; обусловленность некоторых видов преступлений отсутствием легальных способов достижения социокультурных целей и четких критериев отклоняющегося поведения; своеобразные представления о норме и патологии; отсутствие значительных колебаний уровня преступности вследствие относительной стабильности крестьянского правосознания и наличия эффективного социального контроля; терпимость общинников к некоторым видам противоправного поведения.

13. Основные начала назначения наказания в обычно-правовой практике российских крестьян заключены в принципах: равенство всех перед Богом, предполагавшее равный подход при оценке совершенных преступлений; неотвратимость наказания, означавшая неизбежность возмездия людского или божественного; месть – право обиженного на удовлетворение пропорционально полученному ущербу; «глядя по человеку»; объективное вменение, которое в отличие от субъективного уделяло внимание не помыслам, как продукту мыслительной деятельности преступника, а действию. Приоритет коллективных интересов над частными выражался в уголовной практике в снятии значения «девиантности» с любого правонарушения по решению «мира». При определении карательных санкций, прежде всего, исходили из необходимости сохранения целостности «мира» и общественной репутации преступника и пострадавшего.

14. Избранный населением и поддерживаемый государством общественный суд, рассматривающий мелкие правонарушения, составлявшие повседневную атмосферу правовой жизни, не только обеспечивает право граждан на судебную защиту, но и укрепляет правопорядок и престиж системы правосудия в стране. В транзитивных условиях начала XX в. традиционное судопроизводство являлось надежной гарантией защиты интересов личности в рамках коммунитарного общества, т. е. общины. Посредством сельского самосуда осуществлялись перераспределение частновладельческого земельного фонда, охрана безопасности и защита от несанкционированных и санкционированных государством посягательств на жизнь и имущество, социальное страхование, укрепление сельской солидарности, выход коллективной агрессии, укоренение обычно-правовых запретов и совершенствование способов подчинения воле коллектива, формализация и блокирование насильственных форм поведения, силовое обеспечение «мирского» авторитета и статусной дифференциации, улучшение стратегий выхода из аномальной ситуации.

15. Волостные суды стали фактически единственным органом правосудия, где закон и обычное право легально сосуществовали, взаимодействовали и противоборствовали. Его уникальность выразилась в общественном характере (первый суд для всех основных категорий крестьян), официальной природе и отсутствии государственной финансовой поддержки, отделенности от администрации, опоре на широкое самоуправление и одновременно принадлежности к местным государственным судебным органам, легальном использовании норм обычного права и возможности применения законодательных положений, сочетании примирительных и карательных полномочий, государственной регламентации его деятельности.

16. Попытки российской власти во второй половине XIX – начале XX в. преодолеть представление обывателей о государственном суде как учреждении казенно-чуждом успехом не увенчались. Камнем преткновения оставалась проблема несоответствия обычно-правовых воззрений о правде и справедливости законодательным положениям. Судебные органы и институты, созданные в этот период государством, либо поддерживали автономию или обеспечивали приоритет, или сталкивали обычай и закон. Институт сословного представительства в общих судах, с одной стороны, подчеркивал своеобразие крестьянских представлений о праве, с другой стал реальной возможностью для общинников интегрироваться в официальную правовую культуру.

Практическое значение диссертационного исследования обусловлено его теоретико-прикладным потенциалом. Фактические и аналитические результаты могут использоваться при проведении экспертизы текстов законов на предмет соответствия представлениям русского народа о справедливости, свободе личности, ответственности и т.п. Изучение системы правосудия российских крестьян второй половины XIX начала XX века способствует выявлению, детализации и обобщению накопленного общиной и слабо используемого в современной практике опыта разрешения правовых конфликтов несудебным способом. Материалы исследования могут стать важным источником при выборе оптимальных вариантов юридического воздействия на российское общество, с тем, чтобы это воздействие в полной мере отвечало интересам и целям, как народа, так и государства. Выявленные противоречия между социокультурными ценностями россиян и легальными способами их достижения не только позволят контролировать постоянный источник роста девиантных проявлений, но и детально исследовать субъективную сторону института правового регулирования. Диссертационные положения могут использоваться для формирования и совершенствования профессиональных навыков юристов в рамках учебных курсов по теории и истории права и государства, проблемам обычного права, юридической антропологии.

Апробация основных положений диссертационного исследования проходила в ходе чтения для студентов и магистрантов юридического факультета следующих лекционных курсов: «Обычное право в российской правовой системе: история и современность», «История отечественного государства и права», «Юридическая антропология», «Актуальные проблемы истории отечественного государства и права», а также участия в международных, всероссийских, региональных, межвузовских научно-практических и научно-теоретических конференций, проводимых в гг. Москве, Софии, Праге, Омске, Ростове-на-Дону, Пензе, Вологде, Оренбурге, Краснодаре, Саратове, Днепропетровске, Таганроге, Туапсе в период с 2000 по 2009 гг.

По теме диссертации опубликованы 3 монографии (общим объемом 53 п.л.), учебник (общим объемом 26 п.л.) и 53 научные работы, в том числе 8 статей в изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России, рекомендованных для размещения основных научных результатов диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Структура диссертации. Работа состоит из введения; 5 глав, включающих 16 параграфов; заключения; списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, проанализированы степень и уровень ее научной разработанности в дореволюционный, советский и современный периоды, определены цели и задачи диссертации, ее хронологические и географические рамки, показана научная новизна работы и сформулированы основные положения, выносимые на защиту, обозначена теоретико-методологическая основа исследования и аргументирован выбор источниковой базы, дана оценка теоретического и практического значения диссертации, приведены сведения об апробации ее результатов.

Первая глава «Теоретико-методологические основы обычного права российских крестьян» включает три параграфа, в которых осуществлен концептуально-правовой анализ феномена «обычное право» как неотъемлемого компонента российской правовой культуры и выявлены его типологические и правоментальные основы.

В первом параграфе «Типология обычного права российских крестьян» предложена авторская концепция идентификации обычного права, категоризации данной юридической формы и определения ее институциональных свойств с использованием методологии антропологического подхода.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»