WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Рассматривая широкий спектр определений содержания понятия “регион”, автор анализирует содержание понятия “регион”, связанное с особенностями современной России: физико-географические (Сибирь), культурно-исторические (Центральная Россия), экономические (экономический район), политико-административные (область, край, республика), юридические (субъект федерации) и иным образом определяемые части территории отдельного государства или прилегающих друг к другу частей территории отдельных государств.

В этой связи следует отметить, что в мировой практике как федеративных, так и унитарных государств доминируют понятия “регион” и “регионализм”, характеризующие различные формы социально-культурной и политической самоидентификации территориальных сообществ. Завершенным политико-правовым выражением регионализма становится региональная автономия – конституционно закрепленное право региона на организацию и реализацию самоуправления.

Объем компетенции, законодательных прав, а также порядок организации и система функционирования органов власти, которые предполагает региональная автономия, могут быть самыми разными: от целого ряда моделей политической децентрализации, при которой региональные органы власти функционируют в большей степени как промежуточный властный уровень, подлежащий административному контролю со стороны центрального правительства, до федерализма, в системе которого они на региональном уровне в пределах закрепленных за ними конституционных полномочий действуют как независимые органы власти.

Между процессом федерализации (как последовательным расширением и универсальным применением на всей территории принципа региональной автономии) и динамикой развития регионализма наблюдается, как правило, определенное соответствие. Это связано, во-первых, с тем, что развитое региональное самосознание и в политико-правовой теории, и на практике позволяет рассматривать регион как эквивалент самостоятельного гражданского общества, обладающего правом на принятие собственных конституционных актов. Символическим выражением этого является реализация права регионального сообщества на учреждение собственного парламента и выборы исполнительных органов власти. Во-вторых, интегральный характер регионализма в наибольшей степени способствует институционализации региональной власти в виде самостоятельных и наделенных ответственностью государственных органов власти, реализующих всю полноту публичных интересов. Вмешательство центрального правительства в вопросы региональной компетенции, а также разделение последней по отраслевому принципу являются, поэтому, признаками ограниченной региональной автономии.

В диссертации рассматривается связь регионализма с идеей гражданского общества, с практикой федерального строительства и территориальным принципом институционализации. Содержание понятия “регион” может раскрываться и конкретизироваться в различных институциональных формах (социальные связи, особая система права, политическая модель, культурное самосознание, наличие сложившейся региональной элиты и т. п.), но все они, так или иначе, имеют территориальную “привязку”, подчеркивающую их неразрывную связь с местом, регионом, определенным пространством. В основе всех устойчивых федеративных государственных систем лежит территориальный принцип организации, вне которого практически невозможно реализовать принцип разделения властей – один из главных принципов федерализма.

Проблема соотношения федерализма и регионализма не сводится только к выяснению различий между конституционным регионализмом и федеративным государственным устройством. Она касается также вопроса о том, как и в какой степени, регионализм проявляется в особенностях политико-правовой конструкции действующих федераций и, прежде всего – как он влияет на реализацию такого существенного для федеративных систем принципа, как принцип автономии. Важным критерием, позволяющим определить место и роль регионализма в развитии федеративных государств, является природа целей и принципов, которые лежат в основе федеративной системы.

В тех случаях, когда строительство федерации происходит под определяющим влиянием доктрины конституционализма, требующей проведения политической децентрализации для создания близкого населению “минимального” государства, развития механизмов прямой и непосредственной демократии и создания наилучших условий для реализации индивидуальных политических прав и свобод, федеративная структура государства может в значительной степени не соответствовать естественно-географическим условиям регионализации страны.

В диссертации дается понятие региона, как части территории государства, имеющую законодательно закрепленные границы, собственные органы государственного и местного управления и находящуюся в определенных юридических отношениях с центральными органами государственного управления.

К числу институтов региональной политической власти в современной России относятся исполнительный, законодательный (представительный) и судебный органы республики, края, области и автономной области. Дискуссионным остается определение места в системе региональной политической власти органов местного самоуправления (собственно местной власти). Едва ли является разумным как их абсолютно “автономное” функционирование, так и однозначное вхождение в единую вертикаль региональной политической власти. Помимо этого, в силу неопределенности полномочий до сих пор остается не вполне ясным статус института представителя Президента на местах, а также принципы функционирования многочисленных региональных служб федерального подчинения (таможен, служб занятости, санэпиднадзора и т. д. – от 36 до 53 соответствующих институтов). Для повышения эффективности их работы руководство их деятельностью решено было поручить специализированным префектам, фактически превращающимся в дополнительный центр власти.

Регион является административной и юридической частью государства, в которое он входит. На основании этого система региональной политической (государственной) власти определяется как структурированное единство властеотношений, складывающихся в результате деятельности государства (его территориального сегмента), государственных органов, а также лиц и объединений, реализующих и представляющих интересы государства в различных сферах общественной жизни региона. Из этого следует, что региональная политическая власть сосуществует наряду с другими политическими организациями и объединениями граждан, составляющими политическую систему региона, и характеризуется легальностью, т.е. опорой в своей собственной деятельности исключительно на закон; верховенством – обязательностью ее решений для всякой иной власти (в пределах имеющихся полномочий в рамках территориального сегмента); публичностью, т.е. всеобщностью и безличностью; моноцентризмом – наличием единого центра принятия решений (в пределах собственной компетенции) в масштабах всего региона.

Все эти определения называют в качестве главного субъекта (и объекта) политических отношений и властеобразования то или иное сообщество людей, которое можно отождествить с населением региона, выступающим в качестве полноправного субъекта политики и публичного юридического лица.

В третьем параграфе “Федеральная государственность и регион” рассматривается протекающий с начала 90-х годов прошлого столетия процесс регионализации, когда происходило становление институтов региональной власти и формировалась их специфическая позиция по отношению к федеральному Центру. Направление же их будущей эволюции или трансформации напрямую связаны с перспективами российской государственности, что требует изучения альтернативных вариантов преобразования государственного устройства на началах федерализма или унитаризма. Начинать подобный анализ следует с изучения того “исходного состояния” системы управления регионами, которая досталась Российскому государству после распада Советского Союза.

Деятельность прежней системы управления породила беспрецедентные межрегиональные контрасты между формально равностатусными субъектами Российской Федерации: по удельному весу городского населения – в 3,5 раза, по объему валового национального продукта на душу населения – в 4,2 раза (между штатами США – в 1,3 раза), по численности населения – в 376, по площади территории – в 388 раз. Это не может быть полностью мотивировано даже с учетом существенных различий природно-географической среды отдельных российских регионов.

Выход из сложившейся ситуации возможен лишь за счет оптимизации формы государственного устройства страны. История России показывает, что любая сфера политики центральной власти (экономика, социальная сфера, экология, безопасность граждан и т. д.) должна иметь региональное наполнение, а значительная хозяйственная, социальная и культурная неоднородность ее регионов требует функционирования государства на основе принципа единства разнообразия, т.е. сочетания государственного единства и специфических интересов отдельных территорий. Соблюдению этих условий способствует именно федеративная модель организации государственной власти.

В этой связи в диссертации раскрывается содержание природы, критериев и основных характеристик федерализма, а также связанных с ним стратегических преимуществ. Федерализм сегодня является естественным средством обеспечения политической конкуренции, которая, как и в экономике, является важнейшим условием развития общества. Кроме того, он предполагает широкий набор инструментов для разрешения конфликтов, возникающих в отдельных регионах: федерация предполагает наличие в самих регионах механизмов разрешения местных проблем. И, наконец, только настоящая федерация способна обеспечить систему сдержек и противовесов в рамках действующей модели разделения властей, как по горизонтали, так и по вертикали, являясь тем самым дополнительной гарантией от узурпации власти и диктатуры.

В диссертации рассматривается организационный принцип, связанный с распределением властных полномочий между центральными и местными уровнями управления, получил наименование децентрализации. Процесс децентрализации (его наличие или отсутствие) служит критерием дифференциации местного управления от государственного управления на местах, критерием отличия собственно региональной власти от государственной власти в регионе. Если термином “государственная деятельность на местах” обозначается деятельность различных государственных служб и их представителей в масштабах всей страны, то термин “местное управление” может быть оставлен лишь за органами децентрализованного управления.

Уникальность России в этом отношении, на наш взгляд, состоит в том, что возникающие в результате процессов регионализации федеративные отношения строятся в ней не снизу через объединение суверенных частей, а через разукрупнение сверху с передачей полномочий на места. Данные процессы вызваны к жизни вполне объективными причинами, и оттого, удастся ли их направить в конструктивное русло, зависит судьба российского федерализма и будущее российской государственности.

В диссертации анализируются результаты административно-политической регионализации, выражающейся в повышении административно-политического статуса регионов вплоть до провозглашения себя независимыми государствами.

Обновленная Россия, с нашей точки зрения, должна быть конституционной федерацией, составленной из формируемых в процессе эволюционной трансформации макрорегионов – “земель”. Но если российская Конституция, в отличие от американской, не “оформляет” результаты идущих “снизу” процессов, а направляет их, необходимо принятие целой серии поправок и дополняющих конституционных законов, отмена или “возвращение” в конституционные рамки двусторонних договоров Центра с отдельными регионами.

В любом случае, для решения всех вышеперечисленных проблем потребуется выработка долгосрочной и комплексной концепции региональной государственной политики.

Во второй главе “Механизм реализации государственной власти в субъекте Российской Федерации”, состоящей из четырех параграфов, рассматривается история политико-правовой мысли относительно формирования и исторически сложившейся природы российской государственности применительно к региональной политической власти.

В первом параграфе “Феномен региональной политической власти в истории России” дается анализ подходов к изучению данной проблемы дореволюционными учеными (Б.Н.Чичерин, П.Н.Милюков, К.Д. Кавелин, С.М.Соловьев и др.). Они считали, что особенности геополитического положения страны (враждебное окружение и огромная протяженность границ), наличие большого количества территорий с неодинаковым уровнем социально-экономического развития, предопределили то обстоятельство, что на протяжении практически всей русской истории регион не рассматривался в качестве самостоятельной политической единицы. Он всегда выступал как объект политики центральной государственной власти, причем как объект самой этой властью формируемый в процессе административной реорганизации.2

Другие обращали внимание на то, что формирование на Руси централизованного военно-служилого государства с прямым и косвенным влиянием татаро-монгольской оккупации, подорвавшей экономическую и политическую основу феодального уклада, привело в итоге к тому, что в процессе последующей централизации русских земель были скопированы вассальные отношения в “холопской” форме, утверждение которых сопровождалось умалением власти князей в наследственных вотчинах.

С нашей точки зрения, при определении причин слабости самостоятельного регионального начала в русской истории необходимо комбинировать подход, используемый при изучении данного феномена Б.Н. Чичериным, С.М. Соловьевым и П.Н. Милюковым (его слабостью является попытка выявить общие закономерности без учета специфики отдельных эпох) с выделением тех периодов русской истории, которые внесли решающий вклад в формирование феномена сверхцентрализации.

Таким образом, как многоаспектность феномена региональной политической власти, так и различное положение регионов в политической жизни различных стран требуют изучения их специфики. При этом следует отметить, что в советский период комплексное изучение феномена региональной политической власти отсутствовало, что было обусловлено чрезмерной централизацией государственной власти, обеспечивающей централизованное планирование и управление всеми сферами жизнедеятельности населения регионов. В современной политической науке пока отсутствует целостная методика изучения феномена региональной власти, отсюда представляется возможным обращение к истории вопроса и зарубежной практике.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»