WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

2. Между процессом федерализации (как последовательным расширением и универсальным применением на всей территории принципа региональной автономии) и динамикой развития регионализма наблюдается, как правило, определенное соответствие. Это связано, во-первых, с тем, что развитое региональное самосознание и в политико-правовой теории, и на практике позволяет рассматривать регион как эквивалент самостоятельного гражданского общества, обладающего правом на принятие собственных конституционных (уставных) актов.

Символическим выражением этого является реализация права регионального сообщества на учреждение собственного парламента и выборы исполнительных органов власти. Во-вторых, интегральный характер регионализма в наибольшей степени способствует институционализации региональной власти в виде самостоятельных и наделенных ответственностью государственных органов власти, реализующих всю полноту публичных интересов. Вмешательство центрального правительства в вопросы региональной компетенции, а также разделение последней по отраслевому принципу являются признаками ограниченной региональной автономии.

3. С точки зрения неразрывной связи регионализма с идеей гражданского общества его нельзя полностью рассматривать в свете чисто управленческих отношений, т.е. только как стремление территориальных властей занять промежуточную позицию между центральным и местным уровнями управления. В организации промежуточного территориального уровня власти функции автономного регионального правительства, с одной стороны, и территориального представительства центра - с другой, могут присутствовать в разных соотношениях. В значительной степени с преобладанием одной из этих функций связано различие между формами политической децентрализации власти (включая федерализм) и ее административной деконцентрацией.

4. Важнейшим признаком, позволяющим связывать направленность регионализма с практикой федерального строительства, является территориальный принцип институционализации. Содержание понятия “регион” может раскрываться и конкретизироваться в различных институциональных формах (социальные связи, особая система права, политическая система, культурное самосознание, наличие сложившейся региональной элиты и т. п.), но все они, так или иначе, имеют территориальную “привязку”, подчеркивающую их неразрывную связь с местом, регионом, определенным пространством. В основе всех устойчивых федеративных государственных систем лежит территориальный принцип организации, вне которого практически невозможно реализовать принцип разделения властей – один из главных принципов федерализма.

5. Проблема соотношения федерализма и регионализма не сводится только к выяснению различий между конституционным регионализмом и федеративным государственным устройством. Она касается также вопроса о том, как и в какой степени, регионализм проявляется в особенностях политико-правовой конструкции действующих федераций и, прежде всего – как он влияет на реализацию такого существенного для федеративных систем принципа, как принцип автономии. Важным критерием, позволяющим определить место и роль регионализма в развитии федеративных государств, является природа целей и принципов, которые лежат в основе федеративной системы.

6. Федеративные системы, основываясь на политико-правовых началах конституционализма, тем не менее, испытывают сильную зависимость от конкретных обстоятельств текущей региональной динамики и процедур согласования интересов между федеральным центром и субъектами федерации (регионами). Конкретные формы и пределы автономии, а также те или иные признаки фактического и правового неравенства в положении отдельных субъектов федерации являются отражением исторически сложившейся и постоянно меняющейся региональной структуры государства и, прежде всего силы политического давления, которое отдельные регионы оказывают на федеральные органы власти.

Однако противопоставление суверенитета как свойства государства “автономии” в условиях федерализма представляется необоснованным. Ведь федерализм как форма государственного устройства и автономия в составе федерации также не лишены суверенитета (суверенности). Иначе говоря, “автономия в условиях федерализма” в определенной степени обладает государственностью и суверенностью. Автономия и федерализм могут существовать в рамках государства и соответствующего суверенитета.

Существование народов и государств немыслимо без их суверенитета, или суверенности. В конституциях всех стран провозглашается, что источником суверенитета является народ. А инструментом его реализации является государство (государственность). Поэтому пока существуют народы и государства, немыслим отказ от суверенитета. Для создания подлинно демократического государства необходимо следовать научной концепции суверенитета в федеративном государстве в ее конкретно-историческом проявлении.

7. Для более точного определения места и роли государственности в политической системе субъекта Федерации рассматривается взаимосвязь институциональных и социальных характеристик региональной политической власти, ее административно-правового и социально-политического измерений. Помимо этого, определяется содержание социально-политического механизма региональной власти, отмечается общее и особенное в использовании их властями конкретных российских регионов. Выявляются существующие в современной России особенности интеграции региональных элит на основании клиентарных связей и их влияние на степень эффективности и популярности региональной власти.

Рассматриваются особенности положения и функционирования российских нотаблей (влиятельных людей местного и общенационального масштаба), региональных филиалов общефедеральных политических партий и иных общественных объединений региона, региональных групп давления, характера их взаимоотношений с региональной властью и основных типов подобного взаимодействия.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что она дополняет и в определенной степени систематизирует и расширяет существующие на сегодняшний день исследования по проблеме становления и эффективного функционирования институтов региональной политической власти.

На основе изучения специфического содержания и особенностей использования механизмов осуществления политической власти в регионе открывается возможность научного исследования функционирования существующей системы территориального управления и административно-территориального устройства, определение средств и способов повышения эффективности работы местной власти.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы в учебном процессе высших учебных заведений, преподавании специальных курсов и специальных семинаров, для разработки методик прикладного политического анализа региональной власти, в рамках общей теории государства и права, других отраслевых дисциплин.

Апробация результатов исследований. Основные положения диссертации обсуждались на заседании кафедры правоведения Коломенского государственного педагогического института и отражены в 6 публикациях автора общим объемом 1,8 п.л. Положения и выводы диссертации апробированы в процессе преподавания теории государства и права, конституционного и муниципального права, правоведения в Тамбовском государственном техническом университете, учтены в практической юридической деятельности.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих 7 параграфов, заключения, списка использованной литературы. Общий объем диссертации 203 страницы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются: актуальность, научная новизна и практическая значимость темы, определяются цели и задачи исследования, дается характеристика методологической основы работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Глава первая “Политическая система субъекта Российской Федерации” состоит из трех параграфов и посвящена исследованию содержания политической системы субъекта Российской Федерации, определению места и роли государственности в политической системе.

Параграф первый “Понятие власти и политической системы субъекта Российской Федерации” раскрывает основные концептуальные положения сущностного определения государственной власти применительно к субъекту Российской Федерации.

Государственная власть в регионе является важнейшим элементом региональной политической системы. Она выступает в качестве проводника воли населения как самоорганизующегося территориального сообщества, представляет его интересы, предоставляя тем самым ему возможность выступать в качестве субъекта политики.

Вопрос об онтологизации феномена власти означает, по сути дела, вопрос о поисках оптимальной методологии политического исследования вообще и анализа отношений власти в частности. Поиски специфики политической и неполитической власти предполагают ясное осознание того обстоятельства, что любая власть – явление исключительно социальное. Власть в обществе представляет собой доминирование одних социальных субъектов над другими, основанное на осознании ими своих потребностей, интересов, социальных статусов и ролей. Осознание целей собственной деятельности, возможностей выбора своего положения относительно других социальных субъектов придает властным коллизиям в социальных организациях динамизм, многовариантность, а иногда остроту и напряженность.

Теоретическое исследование специфики государственной власти должно исходить, по нашему мнению, во-первых, из того или иного понимания сущности власти в обществе в целом, а во-вторых, из определенной трактовки сущности политики как относительно самостоятельной сферы государственной деятельности.

Существенными моментами данного понимания являются: признание властвующих и подвластных активными социальными субъектами; подчеркивание сознательно-волевого характера властного отношения с обеих сторон; трактовка влияния как реального изменения поведения подвластных в соответствии с властным велением. Последнее приходится подчеркнуть особо, поскольку пагубная для общества ситуация безвластия возникает вовсе не от недостатка властных полномочий, а от неспособности самой власти пользоваться уже имеющимися полномочиями, следствием чего оказывается невыполнение уже принятых решений. Это и означает отсутствие реального влияния, то есть какого-либо изменения в действиях членов общности или же всего социума.

В диссертации определяется специфика государственной власти на определенном пространстве, ее универсальность. Однако отсюда никоим образом не следует вывод об абсолютности, тотальности, всеохватности государственной власти, не оставляющей места для действия неполитических механизмов саморегулирования общества.

В нормах, используемых при функционировании политической и неполитической власти, различно соотношение формального и неформального начала. Наибольшая формальная определенность присуща нормам, регулирующим деятельность институтов государственной власти. Но и здесь, в сфере публичного права, неизбежны несоответствия между строгой юридической формой и содержанием действующих правил. Негосударственная политическая власть, базируясь на формальной определенности норм права, не исключает следования обычаям, традициям, более гибким и менее формализованным корпоративным нормам. В этом смысле политические нормы и правила более сложны, неоднозначны, и вариативны, чем нормы работы государственной бюрократии, правила официального протокола и этикета.

Нормы, используемые государственной, политической и неполитической (социальной в узком смысле) властью отличаются и различной мерой принудительности, и связанной с этим императивностью. Положение негосударственной политической власти здесь является промежуточным: между жесткостью и однозначной заданностью государственного принуждения, а то и насилия, и мягкостью, но неуклонностью, с какой то “невидимая рука рынка”, то категорический императив совести, то деспотическая сила традиции расставляют социальных агентов по своим местам. Различные виды власти, существующие в обществе – государственная политическая, негосударственная политическая, неполитическая – при всей взаимообусловленности и сходстве все же сохраняют свою специфику. Связано это, в первую очередь, с сохранением государства, права, политики, гражданского общества как относительно самостоятельных и устойчивых сфер общественной жизни и социальных институтов. Отсюда политическую систему общества на уровне региона можно определить как совокупность государственно-правовых институтов, общественных и иных организаций, составляющих единство и многообразие функционирования данного социального сообщества.

В диссертации утверждается, что политическая система общества, определяется конкретным строем, отражающим: существующий социально-классовый состав общества, форму правления, тип государства, характер политического режима, социально-политические отношения, исторические и национальные традиции уклада политической жизни разных народов, взаимодействие их религий и ценностей культуры, другими факторами.

Следует отметить, что в советской специальной литературе понятие “политическая система” не использовалось в качестве самостоятельной научной категории и не являлось предметом философско-социологического исследования вплоть до второй половины 70-х годов прошлого столетия. Разумеется, отдельные важные стороны данной проблемы изучались при рассмотрении двух аспектов социально-политической системы общества. При этом разрабатывались и применялись преимущественно такие категории, как “государство”, “механизм диктатуры пролетариата”, “система социалистической демократии”, “политический режим” и т.д.1

Однако процесс демократизации общества во всех сферах общественной жизни, а также логика развития самой политической науки вызывали потребность в совершенствовании понятийного аппарата, который должен адекватно отражать сущность новых явлений и служить эффективным средством их исследования.

В диссертации анализируются различные подходы в исследовании политической системы, дается анализ имеющихся точек зрения, раскрываются особенности региональной политической системы.

Во втором параграфе “Институционализация региональной политической власти” раскрывается специфика региональной политической власти во взаимосвязями с субъектами политики.

Политическая власть в регионе является важнейшим элементом региональной политической системы, выступает в качестве проводника воли населения как самоорганизующегося территориального сообщества, тем самым представляет его интересы, предоставляя ему возможность выступать в качестве субъекта политики.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»