WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Термин «имманентный» применительно к марксистской философии используется в его традиционном значении: «внутренне присущий». В параграфе речь идет о метафизике, настаивающей на онтологическом имманентизме мира, настолько предельном, что это выражается у Маркса и Энгельса в прямом отрицании самой метафизики и «даже» философии. Именно поиск точного понятийного выражения диалектики материи (и) движения заставил Энгельса отказать в эффективности таким категориям старой метафизики, как «целое и часть», «простое и сложное», «сила» и др.

Главный вопрос, встающий перед всякой имманентной философией, есть вопрос об источнике движения. Необходимость углубления понимания сущности движения направляет мысль Энгельса и Маркса от движения как «изменения вообще» через определение движения как способа существования материи к постижению и логическому выражению самодвижения. Эту логику необходимо последовательно провести до выявления особой доминанты каждого уровня и вида движения, представив социальную материю также в качестве самодвижущейся реальности. Следовательно, имманентизм философских категорий марксизма не ограничивается отсылкой к материальности, абстрактной всеобщности связей и противоречивому единству мира. Принцип имманентизма требует каждый раз выведения категорий определенной необходимости конкретно-исторической реалии. Одновременно категориальный строй постоянно становится не только порядком мышления, но и формой деятельности.

Поскольку Маркс и Энгельс выдвинули «труд», «материальное производство» в качестве исходного основания категориальной разработки социального способа самодвижения, то сам принцип имманентизма необходимо подвел их к далеко не тривиальному выводу. Философия имманентного (материального) мира не может быть имманентной, «чистой» философией, она обязательно должна выйти из своих «внутренних» пределов, стать социальной философией, устраняющей саму себя, т.е. стать имманентной истории, практике, что было осуществлено в форме скачка, прерыва философской традиции.

В третьем параграфе «Нелинейная конфигурация источников и составных частей марксизма как способ задавания категориальности в социальной философии» осмысляется появление новых «рефлексирующих со-трудников» философии и рождение новой категориальной сети мышления и деятельности.

Несмотря на видимую линейную непрерывность (формальную терминологическую преемственность) «источников» и «составных частей» марксизма, между ними стоит прерыв (точка невозврата), «позиция протетариата». Пролетариат стягивает «составные части» марксизма не к идейным источникам, а к общественной современной Марксу и Энгельсу действительности, которую необходимо и возможно превратить в практику. Только после уяснения данного метафизического прерыва проясняется способ задавания категориальности марксизма как социальной философии.

Категориальная сеть марксизма не просто сложная и дробная. Она носит деятельностный конкретно-всеобщий характер с достаточной степенью начального разнообразия и высокой подвижностью узловых понятий. Подвижность обусловлена тем, что предмет исследования еще только вырастает: старый мир распадается, а фрагменты нового находятся в стадии разнообразного и противоречивого возникновения.

Категории марксизма обладают своеобразной неклассической многомерностью, что обнаруживает себя, в первую очередь, в политико-экономически-социально-философской целокупности. В системе категорий социальной философии Маркса и Энгельса возможно движение мысли из разных точек и одновременно по двум и более направлениям. Марксизм систематически покидает область философии в ее традиционном гносеологическом статусе, смещаясь в сторону общественно-практической деятельности пролетариата, перманентно возвращаясь на пространство теории с новыми категориальными различениями. Здесь обнаруживается категориальная закольцованность марксизма как «философии практики» на свои начальные данные с их постоянным про-изведением, новой перегруппировкой и превращением категориальной системы в автопоэтический процесс.

Во второй главе «Социально-философский статус и субстанциальный характер категории «пролетаризация» показан специфический характер соотношения объективности и субъективности социальной материи. Фундаментальной характеристикой ее объективного способа существования и воспроизводства является особая субъективность – общественно-историческая, сознательная предметно-практическая деятельность человека и человечества. Социальная субъективность есть коллективность, сотрудничество (кооперация), которые могут быть представлены в сложных опосредованных формах, вплоть до своей явной противоположности: конкуренции, классовой борьбы и прямых войн.

Субъективность пролетаризации имеет собственный субстанциальный смысл. Однако это не означает, что пролетаризация равна по статусу бытию, материи, социальной материи, материальному производству, что она есть вечный спутник общества. Нужно понимать это отождествление в ином, методологическом ключе: пролетаризация должна быть объяснена из самой себя.

В первом параграфе «Пролетариат и процесс пролетаризации: содержание и масштаб (логико-исторический аспект)» представлены пролетариат и процесс пролетаризации в качестве социальных феноменов и категорий социальной философии, показана историческая логика и логическая история становления пролетариата. Пролетариат представляет собой социальную субстанцию, обладающую абсолютной простотой и неразложимостью. Это социальное «ничто», которое порождает и создает «все»: собственность в форме капитала как «святую святых» буржуазной цивилизации. В данном качестве пролетариат предстает перед исследователем как самодвижущаяся социальная материя, субстрат социальных отношений. Одновременно он выступает и как субъективная сущность процесса пролетаризации. Субстанция и субъективность соединились в пролетариате определенным конкретно-историческим образом: пролетариат невозможно свести к социальному атому (индивиду), равно как нельзя и вывести из него. Это не совокупность людей (пусть даже с одинаковым социально-экономическим положением в обществе), а философская категория для обозначения общественного отношения, составляющего живую ткань, материю общественной самодеятельности.

Пролетаризация наряду с буржуазизацией и филистеризацией составляет динамическое триединство капиталистического общественного производства. В параграфе предложена типология видов пролетаризации. В качестве критерия выделения типов взят социально-экономический источник пролетаризации. Выделены два ее основных типа – традиционный и классический. Традиционный тип пролетаризации предполагает, что источник формирования пролетариата всегда внешний (из других классов и сословий населения; из стран некапиталистического мира; из элементов средней и крупной буржуазии, скатывающихся в ряды пролетариата в силу экономической конкуренции и внутренних кризисов капиталистической системы). Соответственно, классический тип пролетаризации предполагает образование пролетариата как имманентный процесс, обусловленный количественным и качественным увеличением капитала. К разновидностям классического типа относится имманентное воспроизводство пролетариата на своей собственной основе – капитале – как в условиях крупного промышленного производства индустриального общества, так и в условиях постиндустриального общества, когда создается огромное количество новых сфер производства услуг, индустрии науки, образования, спорта, развлечений, досуга. Важно, что данная классификация вскрывает латентные формы современных видов пролетаризации: футболист, топ-модель, юрист, ученый являются сегодня представителями «пожизненного наемного труда» (Энгельс) и лишь тогда обретают свой общественный статус, когда осваивают подобные «современные» профессии. Предложенная классификация позволяет вскрывать современные имманентные процессы и формы пролетаризации, обнажая ее глобальный характер и абсолютную неизжитость в современном мире.

Во втором параграфе «Абстрактный труд» как путь к созданию новой социальной онтологии» показано, каким образом человеческий труд приобретает характер абстрактного труда и каким образом распространение абстрактного труда в современном обществе влечет за собой появление новых, неклассических форм пролетаризации. С философской позиции труд является тем опорным знаком, который держит строй имманентного материального единства мира и его самодвижения на пространстве социальной материи.

В учении Маркса труд, производственная деятельность человека рассматривается как его родовая жизнь. Это положение раскрывает несколько порядков сущности человека: отличие рода Человек от животных (сущность I порядка); качественное разнообразие и специфика форм человеческой деятельности как особых видов производства (сущность II порядка); производство самой родовой жизни человека и общества (сущность III порядка); производство как сохраняющее и развивающее имманентную способность человека и общества к самопорождению, как «жизнь, порождающая жизнь» (Маркс) (сущность IV порядка). Наконец, сущность V порядка: выход человека за рамки своего рода, постоянное развитие способности творить по законам красоты, когда предметом и природой человека выступает Мир и Бытие, Материя и Дух, а сам человек становится «субстанциальным индивидом» (Маркс). Тогда человеческое (общественное) производство оказывается сотрудничеством не только людей, но и всех – живых и неживых – элементов мира. Категория производства приобретает онтологический статус, а сам человек становится Родом, цельно-вечным существом.

Если значимость общественного производства сужается до воспроизводства только общества, мы получаем «на выходе» своего рода социальное животное как порождение такой формации, где «процесс производства господствует над людьми, а не человек над процессом производства» (Маркс). В таком капиталистическом обществе все сферы общественной жизни функционируют на производственный манер, а все продукты труда представлены как товары, сведенные к абстрактному труду как «расходованию простой рабочей силы» (Маркс). Только когда абстрактный труд, лишенный специфичности и сложности конкретного труда, начинает выполнять роль всеобщего эквивалента человеческой деятельности в ситуации равнозначности всех ее видов, в буржуазном обществе полностью утверждается идея всеобщего человеческого равенства.

Поскольку в капиталистическом обществе двойственность живого труда обусловливает двойственную природу товара, постольку двойственным оказывается и пролетариат, труд которого выступает таким же товаром. Уже в силу этого пролетаризация как социальный феномен оказывается шире и богаче самого пролетариата, она не равна последнему как своему социальному эквиваленту. Иначе говоря, не обязательно быть эмпирическим пролетарием, чтобы быть носителем и выразителем «пролетарскости». Такой подход позволяет обнаружить третий, неклассический тип пролетаризации – ее ментальную форму, представленную как в виде определенного образа жизни (парадоксы богатого, праздного, ленивого «пролетария»), так и в виде рассудочного, формального, грубо схематизированного мышления (веберовско-лукачевская «калькуляция»), воспроизводящего абстрактные превращенные формы. В таком ключе пролетаризация представляет собой всеобщую характеристику и глобальную тенденцию современного западного общества, захватывает сознание практически всех социальных слоев, что вызывает необходимость исследования ее субъективных характеристик.

В третьем параграфе «Субъективные стороны пролетаризации: стихийность и формы (режимы) порядка» пролетариат определен как стихийная объективная сущностью коммунизма-субстанции. В то же время «коммунизм» определяется как теоретическая объективная сущность субстанции. В этой логике сам Маркс, коммунисты и социалисты представлены как интеллектуальная субъективная сущность субстанции-коммунизма. Данный подход стал возможным благодаря привлечению в пространство исследования марксова анализа субстанции греческой культуры и фигуры софоса, философа, выражающего практическую субъективную сущность этой субстанции. С этой целью осуществлен анализ фрагмента «Тетрадей по эпикурейской, стоической и скептической философии» Маркса.

Субстанция греческой культуры, согласно Марксу, представлена в виде трех сущностей: (1) теоретическая объективная сущность: предельно всеобщее понятие, например, «материя»; (2) практическая субъективная сущность субстанции: «субстанциальные индивиды» (термин Маркса), «софос», философ; (3) практическая объективная сущность субстанции: «действительная народная жизнь», «субстанциальные силы народной жизни» (Маркс). Выделены этапы общей эволюции греческой философии: первый этап – когда софос практически не отделяет себя от народного тела; второй этап – попытка противостояния общественной публичной и приватной жизни рядовых граждан, с разными вариантами философских практик: от герметичной общины пифагорейцев до киников (центральной фигурой здесь для Маркса является Сократ); третий этап – диффузия субъективности, субстанциальные индивиды здесь превращаются в «подвижные сосуды этого развития», «странствующих схоластов» (Маркс-Гете); четвертый этап – утверждение собственно внутренней индивидуальной субъективности, но уже не философа, а каждого эллина.

Обнаруженные Марксом формы греческой субъективности были применены к практике рабочего движения, к собственной теоретической, а также практической деятельности Маркса и Энгельса в Коммунистическом Интернационале, к анализу ленинских организационных принципов «партии нового типа» и – в конечном итоге – к общей эволюции западного неомарксизма.

С обозначенных позиций «коммунизм» определяется в параграфе как теоретическая объективная сущность субстанции. Сам Маркс, коммунисты и социалисты представлены как «субстанциальные индивиды», но с определенной поправкой – это лишь интеллектуальная субъективная сущность субстанции-коммунизма. Пролетариат тоже оказывается пока лишь стихийной объективной сущностью коммунизма-субстанции.

Для того, чтобы осуществить историческое практическое тождество субъекта и субстанции, необходимо было драматическое имманентное соединение пролетаризации (пролетариат в его деятельной живой исторической форме, как самодвижение) с марксизмом. Маркс и Энгельс как «субстанциальные индивиды» соединились с пролетариатом в новое качество – практическую субъективную сущность естественноисторического процесса.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»