WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

2 Цит. по: Придворов Н.А. Социалистическое право и достоинство личности // Советское государство и право. 1976. № 12. С.14.

См.: Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодагельная техника, М., 1974. С,25.

12

1 См. об тгом: Мальцев Г.В. Указ. соч. С. К) и др.

2 Об осуществлении данных формул в современных правовых системах см.: Цвайгерт К., Кетц X, Введение в сравнительное правоведение в сфере частного пра­ва. Т.П. М.. 2000. С.89-92идр.

13

мости происхождения правовых норм от социально-психологического (эмоционального) качества социально-практического отношения (взаимо­действия) индивидов).

В первом параграфе описывается общая модель социально-интерак­тивного механизма правового нормообразования.

Вначале автор подчеркивает, что системы действующих лиц, выпол­няющих роли (функции, действия) относительно друг друга (интерактивные социальные системы) обусловлены самой природой существования людей друг с другом: каждый обслуживает другого, чтобы обслужить самого себя и каждый пользуется другим как своим средством. Тем самым указывается на объективность явления взаимодействия.

В свою очередь, взаимодействие между участниками системы, как по­лагает диссертант, представляет собой главное основание, которое придает соединению (системе) относительную стабильность и организованность. Как только люди начинают взаимодействовать друг с другом, между ними развивается социальная организация, неизбежно возникают «координаты», являющиеся основой для функционирования системы. Эти «координаты» составляют результат взаимодействия, выражающий способ обеспечения гармоничного функционирования индивидов по отношению друг к другу в системе. Установление данного порядка происходит не столько по воле субъектов социального организма, сколько по необходимости, выражающей саму природу человеческих взаимоотношений, являющихся, как писал аме­риканский ученый Г.Ландберг, ответом на условия жизни, с которыми взаимодействующие лица вынуждены соприкасаться

Немецкий ученый Колер, мысли которого легли впоследствии в основу прагматистской социологии права, в начале XX века называл данный под­ход «современным естественным правом»: «естественное право всегда яв­ляется естественным правом того или иного периода развития культуры, и если мы называем его естественным правом, то под этим мы понимаем не то, что оно проистекает из общечеловеческой природы, а то, что оно проис­ходит из природы человеческих отношений».

Социальная система, далее указывается в параграфе, представляет со­бой своеобразный баланс действий, которые совершают индивиды. Про­стейшее взаимодействие есть отношение одного человека к другому («Я» -«Другой»). Каждый из них, очевидно, играет различные роли. Один выра­жает себя в действии, другой - отражает, принимает, оценивает это дейст­вие первого (и, наоборот). Характер этого отношения определяется в конце

концов чисто психологическими аспектами. Поэтому, когда в конечном итоге эти индивидуальные акты взаимодействия интегрируются для полу­чения модели социальной системы, система оказывается конгломератом отдельных волеизъявлений, мотивов, «ориентации» индивидов.

Два субъекта - это соотносительные, взаимно друг друга обусловли­вающие элементы взаимодействия. Без данной соотнесимости, делается вывод, нельзя вести речь о форме взаимодействия, о линии поведения, о нормативе действия каждого из субъектов. Нельзя определить истинную ценность поступка, не сделав его в среде себе подобных, но отличных от тебя людей. Форма (стандарт, норматив) человеческого поведения может родиться только в соотносительной среде взаимодействующих субъектов. Во взаимном отношении каждая противостоящая сторона является основой для существования другой. Действия первого субъекта (А) ориентируются на эквивалент в виде действий другого субъекта (В), при этом другой субъ­ект (В) будет иметь эквивалент в виде действий первого субъекта (А). Именно эти взаимные ориентиры представляют способ интеграции систе­мы, определяют идеальные и ожидаемые права и обязанности людей в их непосредственных отношениях друг с другом, контролируют частные цели и средства, используемые для их достижения, если таковые могут помешать интеграции интерактивной социальной системы. Динамика межличностных отношений обусловливает мобильность и изменяемость регулирующих данные отношения способов (форм, норм). Это также происходит по необ­ходимости, то есть объективно.

Число форм взаимодействий ограничено числом взаимодействий инди­видов друг с другом. По мере увеличения их числа единичная форма взаи­модействия переходит в более развернутую форму взаимодействия. И, пользуясь терминологией К.Маркса, она (форма) начинает выступать как «сгусток» 1, лишенный различий человеческих действий. Создавшаяся в ре­зультате взаимодействий индивидов форма взаимодействия сильнее кон­кретных проявлений и поэтому она принимается индивидом либо заставля­ет его ггринять (признать) себя, поскольку за ней стоит общий поведенче­ский опыт множества других людей, не требующих, но могущих потребо­вать, не принуждающих, но могущих принудить. Это всеобщая форма мно­гих, это объективная форма, это абстракция, сравнивающая людей, это за­кономерность, вмещающая в себя инициативу каждого, стоящего на грани случайности. Выбор этой формы предопределен не свыше, а изнутри, из

1 Маркс К. Капитал. Т.1. М., 1988. С.73.

глубин океана взаимодействий, в которых скрываются вибрации двух, трех и более человеческих личностей, но столь значимые в перспективе.

То, что форма фактически создана и действует, проявляется тогда, ко­гда ее начинают использовать и многие другие. Как равная для всех она выражает то общее, что имеется у каждого из субъектов взаимодействия. Именно поэтому она функционирует как значимая для всех. Она становится всеобщим эквивалентом. Это обусловливает равенство по отношению друг к другу. Каждый приобретает значение перед самим собой и остальными. Каждый и «акция» и «реакция», и действие и эквивалент для действия дру­гого. Всеобщая форма взаимодействия, представляя собой «сгусток» мно­жества взаимодействий, в своем строении обладает свойством адекватности, способности реагировать на действия каждого, а степень ее развития соот­ветствует степени развития «конкретного». Потому, что каждое из звеньев социально-интерактивной системы соизмеримо друг для друга, каждое из них может измеряться общим для этой системы действий стандартом.

Из объективной и равной для всех формы проистекает феноменальный ха­рактер права. Право - это нечто обособленное от конкретных действий индивида и именно этим оно имеет для него свое значение, так как выполняв главное -соединять конкретных деятелей в едином акте. Основа права органическое единство индивидуальных воль, достигаемое в результате их диалектического сплетения, углубления, взаимосвязи и взаимообогащения1. Право как всеобщая форма обусловлено и определено человеческими стремлениями и эмоциями, проявляющимися в процессе межличностного взаимодействия. Оно воплощает в себе идеи, благодаря которым реализуются наличествующие в природе возмож­ности. Его эволюция обусловлена бесконечным процессом возрастания ценност­ного содержания жизни, обнимающим и взаимосвязывающим как внешнюю, так и внутреннюю человеческую природу.

Право, таким образом, живет не в вакууме, не в безжизненном про­странстве, а имеет дело со всем многообразием человеческих отношений, природа которых отличается сложными многоступенчатыми формами ком­муникативного процесса, посредством которого осуществляется взаимо­влияние и взаимодействие активных микроструктур (индивидов), форми­рующих и совершенствующих способы достижения как частных, так и об­щезначимых целей - «общие эквиваленты» (прототипы правовых норм), добиваясь баланса сил и интересов, «взаимных ожиданий» (прототипов субъективных прав и обязанностей).

Во втором параграфе в качестве объективной основы образования правовых норм исследуются конфликтные ситуации между индивидами, то есть так называемая отрицательная социально-интерактивная среда.

1 См. об этом:: Гегель. Работы разных лет. В 2 т. Т.2.. М., 1971. С.27-28.

Подход на обнаружение конструктивной или конструкторско-правовой функции берет свое начало от немецкого социолога начала XX века Г'.Зим-меля и связан с именами Л.Козера, Р.Дарендорфа, М.Дойча. По их мнению, конфликт предотвращает стагнацию, стимулирует ход колебаний взаимо­действий, выступает в роли медиатора, с помощью которого артикулируют­ся проблемы, находятся их решения, служит основой изменений в системах взаимодействия. Л.Козер утверждал, что «внутригрупповой конфликт часто вдыхает новую жизнь в существовавшие нормы или приводит к возникно­вению новых. В этом смысле социальный конфликт выступает в роли меха­низма для установки норм, соответствующих новым условиям»1.

В обстановке «конфликтной среды» (она может быть названа по-кантовски и средой «необщительной общительности», «постоянных антаго­низмов»), обостренной групповой и межличностной борьбы образуется сво­его рода противовес — право, которое «призвано внести в остросложные ситуации, характерные для общественной жизни в условиях цивилизации... нормативные начала, построенные на принципах... согласия, учета различ­ных интересов, взаимных скоординированных уступок»2.

В целях более наглядного представления процесса образования прото-правовых регуляторов на основе конфликтных ситуаций взаимодействия индивидов, в данном параграфе рассматривается такая типичная конфликт­ная среда, имеющая четко выраженное правовое содержание, какой являет­ся сфера уголовного процесса. В частности, были проанализированы кон­фликтные отношения между следователем, с одной стороны, и свидетелем, потерпевшим, подозреваемым или обвиняемым, с другой.

Применяя методологию, раскрытую в предыдущих частях диссертаци­онного исследования, автор приходит к выводу, что в случаях конфликтных ситуаций в ходе уголовного процесса происходит фиксация определенных форм взаимодействия социально-психологического характера. Фиксирован­ного (всеобщего) уровня эти формы достигают в процессе пересечения, че­редования, повторения, изменения линий интеракции, опосредованных энергиями участвующих лиц, каждое из которых имеет значение качествен­ного и количественного показателя, являясь и эквивалентом «другого», и эталоном, мерой действий оппонента.

Рождаемые в ходе конфликта в уголовно-процессуальной сфере норма­тивы имеют императивный характер, что позволяет обеспечивать протека­ние данного объективно неустранимого «отрицательного» типа интеракции

1 Созег Ь. ТНе ГипсЦоп о зоЫа! сопШс(/ (Легкое. 1956. 8.154-155. - Цит. по: Дойч М. Разрешение конфликта (конструктивные и деструктивные процессы) // Со­циально-политический журнал. 1997. № I. С.209.

2 Алексеев С.С. Право: Азбука. Теория. Философия, Опыт комплексного иссле­дования. С.222.

ние данного объективно неустранимого «отрицательного» типа интеракции индивидов в рамках допустимого в целях сохранения социальной системы. Так, ст. 73 и 155 УПК РСФСР отражают потенциально конфликтную ситуа­цию между следователем и недобросовестным свидетелем и фиксируют адекватные его протеканию способы: обязанности свидетеля, порядок вызо­ва свидетеля. Ст. 307 и 308 УК РФ, ст. 75 и 158 УПК РСФСР закрепляют такой наиболее эффективный способ для одержания «победы» в социально-психологическом конфликте, каким является предупреждение противо­стоящей стороны (в данном случае незаинтересованной в успехе расследо­вания) об угрозе наступления для нее нежелательных последствий в виде применения принудительных мер воздействия (в данном случае речь идет об установлении уголовной ответственности лиц за отказ от дачи или дачу заведомо ложных показаний). Положения о требованиях соблюдения закон­ной процедуры расследования также имеют свои прообразы в социально-интерактивной (социально-психологической) системе. (См., например, ч.З ст.20УПК РСФСР, ст.302 и 309 УК РФ, 4.1 ст.51 Конституции РФ, п.11. ч.1 ст.5, ст.72, ст. 156-160 УПК РСФСР).

Аналогично, на взгляд диссертанта, могут рассматриваться и анализи­роваться и иные конфликтные ситуации, возникающие в различных жиз­ненных областях (семья, экология, гражданский оборот и прочее) с точки зрения их соотнесения с правовыми регуляторами, опосредующими данные сферы. Подобные ситуации влияют на оформление и институционализацию юридических элементов по мере развития самих конфликтных ситуаций.

Третий параграф посвящен аналитическому исследованию процесса

правообразования на основе другого типа интеракции индивидов, каким

являются ситуации, выражаемые в терминах согласие, сотрудничество, коо-

перация, солидарность. Речь идет о правовых результатах положительного

взаимодействия индивидов.

Корпоративная среда - это нравственный правовой источник, который обес­печивает объединившихся и взаимодействующих на основе сотрудничества инди­видов установленными правилами, а также способами их применения. Право явля­ется видимым символом социальной солидарности или корпорации индивидов. Так, где она существует, она. несмотря на свой нематериальный социально-психологический характер, не остается в потенциальном состоянии, но обнаружи­вает свое присутствие видимыми действиями. Чем более люди солидарны между собой, тем более они поддерживают разнообразные отношения друг с другом и число этих «отношений, - отмечал Э.Дюркгейм, - пропорционально числу опреде­ляющих их юридических правил»'.

тельных правах и обязанностях супругов, о способах управления имущест­вом, о воспитании детей. Положительная солидарность в сфере семьи обу­словила правовые способы, которыми распределяются различные семейные функции, и то, чем они должны быть в своих взаимоотношениях. История семьи и соответствующих правовых норм с самого начала - это только не­прерывный процесс социально-психологических взаимодействий, в ходе которого различные функции участников семейного союза, «сперва нераз­рывные и смешанные между собой, мало-помалу разделились, установились порознь, распределились между различными родственниками в соответст­вии с их полом, возрастом, отношениями зависимости»1.

Не менее очевидна связь положительной интеракции (солидарности) инди­видов с договорным правом. Обязательства, которые порождает договор, соотно­сятся или со взаимными обязательствами, или с уже выполненными поставками. Обязательство одной стороны возникает из обязательства другой, или из уже оказанной этой последней услуги (например, в случае ссуды под проценты). По такая взаимность возможна только там, где есть кооперация (сотрудничество) между людьми. Договор является отражением свободных действий индивидов по отношению друг к другу в условиях отсутствия принуждения. Их связи органи­зуются путем самопроизвольной адаптации, под давлением лишь потребностей во взаимном положительном общении.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»