WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

1. При решении проблемы социальной обусловленности процесса правообразования необходимо концентрировать исследователь­ский интерес на глубинном (изначальном) ряде общественной иерархии, каким является взаимодействие индивидов.

2. Индивид (личность), обладающий определенными социально-правовыми качествами, является непосредственным носителем и создателем значимого для процесса правообразования материала.

3. Взаимный учет действий и обмен составляют основное содержа­ние функциональной связи в системе взаимодействия индивидов, на базе которого создаются протоправовые нормативы.

4. Система взаимодействия индивидов представляет собой объек­тивный фактор правового нормообразования. Объективно скла­дывающийся баланс интересов, действий внутри социально-интерактивных систем проявляет общезначимые (общепризна-ваемые) для искомых систем элементы (меры) свободы и равен­ства, что одновременно означает правовую природу устанавли­ваемых на основе этого баланса взаимодействий стандартов, об­разцов, норм взаимного поведения субъектов,

5. Характер императивности и диспозитивности правовых норм во многом обусловлен типом социально-психологического контакта, который создается в процессе взаимодействия индивидов: кон­фликтный тип взаимодействия порождает характер императивно-

сти правовых регуляторов; сотрудничество, или солидарность, как правило, - диспозитивные правовые нормы.

6. Для создания наиболее оптимального механизма правового оформления объективного социально-интерактивного нормооб­разования необходимо совершенствование адекватных этому процессу способов: судебная практика, договорные отношения, корпоративное нормотворчество, санкционирование обычая. Теоретическое значение диссертации заключается в том, что идей­ный центр в исследовании проблемы образования права перемещен с абст­рактной и в достаточной мере политизированной схемы, в рамках категории общественных отношений абсолютизирующей классовое начало права, на парадигму современного правопонимания, которая с учетом признания че­ловеческой личности высшей ценностью предусматривает реальные прак­тические социальные основания правообразовательного процесса, какими являются различные жизненные ситуации взаимодействия индивидов, где непосредственно кристаллизуется правовой опыт. Практическое значение исследования проявляется в том, что с вышеназванных позиций открыва­ется путь для модернизации такого приоритетного направления правовой теории и практики, как вопросы юридической техники, поскольку социаль­но-интерактивные методологические позиции могут служить прочной осно­вой для анализа таких правовых форм, как судебная практика, договор, кор­поративное нормотворчество, правовой обычай, для выработки более со­вершенных механизмов и приемов их создания и функционирования; для решения проблемы адекватного отражения объективных правовых явлений, «совершенствования всей юридической формы современных общественных отношений, ее оптимальности, эффективности, надежности»1.

Апробация работы. Тема исследования была освещена в проводив­шемся для студентов юридического факультета Тамбовского государствен­ного университета имени Г.Р.Державина специальном курсе «Проблемы современного правопонимания». Основные положения были опубликованы в виде научных статей и тезисов. Главные выводы излагались на научных конференциях и заседаниях кафедры.

Структура диссертации: введение, три главы (девять параграфов), за­ключение и библиографический список использованной литературы.

1 См.. например: Алексеев С.С. Восхождение к праву. М. 2001. С.74-88 и др.: он же. Право: Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.. 1999. С. 184. 220. 514-575 и др.; он же. Право на пороге нового тысячелетия: Некото­рые тенденции мирового правового развития - надежда и драма современной 'эпохи. М., 2000: Керимов Д.А. Социология и правоведение // Государство и право. 1999. № 8. С.84-88: Малько А.В. Новые явления в политико-правовой жизни России: вопро­сы теории и практики. Тольятти. 1999; он же. Политическая и правовая жизнь Рос­сии. М.. 2000.

2 Посконин В.В. Правопонимание Толкогта Парсонса. Ижевск, 1995. С.18.

' Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987, С. 107.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Во введении обосновывается актуальность и научная новизна темы ис­следования, определяются объект, предмет, цель и вытекающие из этой це­ли главные задачи, от решения которых непосредственно зависит ее дости­жение. В этой части диссертации формулируются методы, при помощи ко­торых должен проводиться научный поиск. Здесь также приводятся сведе­ния о том, что составило теоретическую платформу изыскания; обосновы­вается теоретическое и практическое значение проводимого исследования, В целом указанные аспекты введения предоставляют возможность осущест­вления логически осознанного перехода к раскрытию основного содержа­ния работы, правильному построению соответствующей поставленной цели системы теоретических доказательств.

В первой главе «Основы микросоциального подхода к исследованию процесса правообразования» определяются главные параметры системы взаимодействия индивидов, в рамках которой происходит объективное нормообразование (структура и характер интеракции, субъект взаимодейст­вия, содержание функциональной связи внутри системы). Описание указан­ных параметров осуществляется с учетом их влияния на образование в рам­ках социально-интерактивной системы прототипов юридических правил. Главный смысл данной главы заключается в нахождении общего теоретиче­ского знаменателя для социально-психологических и правовых категорий, в обосновании возможности использования социально-психологического ин­струментария для исследования процесса правообразования.

Первый параграф этой главы посвящен науковедческому обзору эволюции отечественной и зарубежной традиций познания микросоциальных истоков пра­ва. На основе сравнительного анализа взглядов представителей обеих школ зарубежной (Е.Эрлих, Т.Парсонс, Н.Луман и др.) и отечественной (Г.В.Мальцев, Л.И.Спиридонов, С.С.Алексеев, В.В.Степанян, В.В.Посконин и др.) автор при­шел к выводу о том, что интерес к проблеме поиска специфически-социальных, социально-интерактивных оснований права существует в науке уже давно и пе­риодически усиливается. Тем не менее необходимость для российской науки в дальнейшем исследовании этой проблемы все также очевидна, поскольку резуль­тат указанных научных поисков еще не утвержден в виде стройной современной концепции «влияния микросоциального взаимодействия на правообразование и правотворчество», которая имела бы свое отражение не только в пределах теоре­тической науки о праве, но также в структуре правовой системы России.

Во втором параграфе первой главы «взаимодействие индивидов» оп­ределяется, во-первых, как универсальный, всепроникающий феномен -процесс, из которого составляется вся общественная жизнь человечества, а

также ее составная часть и особая разновидность «правовая жизнь». Дан­ный вывод делается на анализе соотношения категории взаимодействия и категории общественных отношений. Соглашаясь с концептуальными по­ложениями философов и социологов - П.Сорокина, Г.Зиммеля, К.Маркса, мнениями и рассуждениями правоведов - В.Н.Кудрявцева, С.С.Алексеева, А.М.Витченко, Б.Л.Назарова, А.Певзнера, М.П.Карпушина, В.П.Мозолина, интегрируя воззрения, автор пришел к заключению, что общественные от­ношения складываются, начинаются только там, где происходит взаимодей­ствие индивидов; интеракция индивидов представляет особый ряд отноше­ний, возникающий внутри каждого вида общественных отношений, абст­рактных, безличных в своей сущности. Феномен интеракции индивидов, таким образом, с точки зрения его значения по отношению к правообразо-вательному процессу представляет собой своего рода предельно-конечный момент в рамках (недрах) контекста общественных отношений, тот базис­ный (первичный) уровень, на котором рождается жизнь той или иной соци­альной структуры, в том числе надстроечных правовых форм. А значит, для понимания этих структур, их социальных оснований, должны быть изучены и проанализированы элементы того глубинного ряда, которым является ин­терактивная социальная среда. То есть, при исследовании правообразова-тельного процесса необходимо учитывать не безличные (абстрактные) об­щественные отношения, а особенности, специфику функциональной связи, складывающейся между взаимодействующими индивидами.

Во-вторых, взаимодействие индивидов представляет собой социально-психологический контакт, важнейшая черта которого эмоциональная ос­нова. Характер эмоциональной связи между индивидами обусловливает тот или иной тип взаимодействия. Наиболее распространенным является дихо­томическое деление всех возможных типов взаимодействия на два противо­положных вида: кооперация (солидарность) и конкуренция (конфликт). Эти состояния определяют специфику социально-психологической связи, по­этому рассмотрение правообразования должно ориентироваться на различ­ные типы интеракции (положительный либо отрицательный) в их соответ­ствии с характером устанавливаемых правовых норм (императивный либо диспозитивный).

И, в-третьих, в этом параграфе более детально раскрывается содержа­ние структурно-функционального метода как наиболее эффективного для исследования нашего рода. С позиции этого метода систему взаимодействия можно представить как взаимозависимую функциональную связь дейст­вующих (участвующих во взаимодействии) субъектов - «аргументов», функциями которых в процессе взаимодействия становятся те или иные

1 Малько А.В. Категория «правовая жизнь»: проблемы становления // Государ­ство и право. 2001. № 5. С.5.

коммуникационные линии, по качествам отражающие признаки правовых регуляторов, гак как в процессе стабилизации, приобретения ими устойчи­вости, они служат в роли нормативов (границ) возможного и должного в данном «поле действий» общающихся субъектов.

Третий параграф первой главы диссертации посвящен социально-правовой и социально-психологической характеристике личности, С пози­ций структурно-функционального метода, применяемого для понимания процесса образования права через анализ систем взаимодействия индивидов (социально-интерактивный подход), личность, то есть непосредственный участник взаимодействия, представляет одну из главных переменных струк­туры интеракции («атом» взаимодействия, простейший неразложимый да­лее элемент). Его значение как «индивидуального фактора» крайне велико для установления соотношения между правовым стандартом и микросоци­альными отношениями', которые, с одной стороны, используют этот стан­дарт в качестве регулятора, а с другой - детерминируют его содержание. В этом смысле, как правильно указывает Г.Ханай, позитивное право должно быть «внутренне связанным с человеческой личностью», а также с «теми задачами, которые человек призван решать в различных областях жизни»2.

Значение индивида связано с такими «положительными» его свойства­ми, как биологическая и физиологическая гетерогенность в отношении по­ла, возраста и других физических характеристик; обладание хорошо разви­той нервной системой с ее рецепторами, которая позволяет человеку реаги­ровать на стимулы, поступающие от других людей; обладание сознанием, включающим в себя ощущения, восприятия, идеи, воображение, память, эмоции, чувства и желания; а также, и это, пожалуй, одно из самых главных свойств, способность осуществлять разнообразные действия (включая волю субъекта, его автономию). Благодаря этим качествам человеческий фактор во всей его сложности представляет собой конститутивный элемент соци­ально-интерактивного механизма правообразования, его активную, динами­ческую и творческую сторону"'. Причем, следует отметить, что согласно структурно-функциональному анализу, действующий либо воспринимаю­щий воздействие индивид выражает величину переменную - «независимую (аргумент)» либо «зависимую (функция)» соответственно. Связь между этими переменными величинами составляет так называемую функциональ­ную зависимость взаимообусловливающего характера.

В четвертом параграфе происходит обращение к проблеме существа самой связи между двумя или несколькими действиями индивидов в рамках интерактивной системы, к проблеме представления тех опосредующих яв­лений, которые делают содержательной «систему взаимных переменных», способных, обусловливая друг друга, создавать устраивающие все взаимо­действующие стороны значения, регуляторы общего характера, прототипы правовых норм. По мнению автора диссертации, такими явлениями следует назвать «взаимный учет действий» и «обмен». Именно они составляют главное содержание протоправовой связи между индивидами. При помощи них устанавливаются более или менее четко фиксируемые правила поведе­ния в том или ином социальном универсуме1 (в системе интеракции инди­видов). В рамках указанных отношений действия участников взаимно ори­ентированы (объективно и сознательно) и связаны друг с другом как пер­вичное и ответное. Опосредуются эти действия обменом - универсальной категорией социального мира. «Взаимный учет действий» и «обмен», явля­ясь характерными свойствами интеракции индивидов, оказывают содейст­вие и сопутствуют перекрещивающимся импульсам, издаваемым участни­ками взаимодействия; обусловливают функционирование (взаимопереход) протоправового материала, привносимого в интерактивную среду индиви­дами; создают необходимые для развития организационные предпосылки, которые служат основой для правообразовательного процесса.

На этой основе происходит появление универсальных по своей сути видов взаимных предоставлений, имеющих правовой характер: вещь взамен вещи (про­стая мена, встречная поставка), вещь за деньги (купля-продажа), вещь за услуги, услуги за деньги или за вещь (наем, подряд, перевозка, комиссия и так далее), услуга за услугу. Все эти и другие случаи в целом охватываются четырьмя фор­мулами гражданского оборота, которые были известны уже римским юристам: «даю, чтобы ты дал», «даю, чтобы ты сделал»; «делаю, чтобы ты дал», «делаю, чтобы ты сделал»2. Так возникает идея справедливости в ее многим знакомой, «вечной» формуле - «каждому свое», нравственные понятия доверия, ответст­венности, и, наконец, сама идея Права.

Вторая глава «Аналитическое исследование интеракции индивидов как правообразующего фактора» представляет собой ключевую часть дис­сертации. В ней непосредственно раскрывается то, как осуществляется про­цесс появления и формирования правовых норм в результате взаимодейст­вия индивидов; прослеживаются все этапы этого процесса; выявляются об­щие и частные закономерности (последние связаны с определением зависи-

1 См.: Матузов 11.И. Личность. Права, Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. С.6 и лр.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»