WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Наконец, автор говорит о практических шагах, предпринятых Анной в борьбе с противниками самодержавия, и анализирует причины поражения "вер-ховников" и их идейных союзников В заключении этого параграфа диссертант делает вывод, что ход событий, связанных с воцарением Анны, свидетельствует о том, что высшее общество России оказалось не готово к последовательной реализации проектов конституционных преобразований дворяне не сумели со­вместить свой частный интерес с интересом страны В результате Анна Иоан-новна уничтожила свои обязательства и сделалась таким же самодержцем, ка­ким были ее предшественники, гвардия, признав подчинение императрицы, убедила и "верховников", и их оппонентов в том, что время для торжества кон­ституционализма в России не настало Императрица, как и большинство ее предков, опиралась в своей власти не на институты, а на верных ей людей

В четвертой главе - "Формирование просвещенного абсолютизма и дворянского конституционализма в России" - анализируются корни, сущно-стные характеристики и своеобразие просвещенного абсолютизма в России, ис­следуются царствования Елизаветы Петровны, Петра III, Екатерины II, Павла I, Александра I и Николая I с точки зрения восприятия и реализации в практике государственного строительства России идей конституционного развития

Первый параграф четвертой главы посвящен анализу сущности и со­держания просвещенного абсолютизма в России

Говоря об условиях формирования просвещенного абсолютизма в Рос­сии, автор констатирует, что царствование Анны, несмотря на наличие явных

25

признаков застоя, стабилизировало внутреннее положение: в этот период Рос­сия не воевала, в стране не вводились новые налоги, не было и народных вол­нений. Более того, императрица начала процесс освобождения дворян, облегчив бремя государственной службы и расширив их землевладельческие права. Од­нако страной по-прежнему управляли бюрократы, к числу которых прибавилось множество прибалтийских немцев, что создавало почву для критики широкого привлечения иностранцев в ряды высшего управления. Таким образом, пестро­та социального и национального состава высшего класса стала основой для верхушечных брожений, конфликтов, споров и переворотов. Автор утверждает, что гвардия, став самостоятельной силой, решала дела первостепенной госу­дарственной важности. Для того чтобы стать российским императором, была необходима лишь поддержка гвардии, и вовсе не обязательно делиться властью и вести разговоры о Земских соборах, Сенате и Верховном тайном совете.

Далее автор характеризует правление Елизаветы Петровны как время, когда императрица не имела какой-либо системы взглядов на внутреннюю и внешнюю политику и не проявляла интереса к законотворческой деятельности. Все, что делалось в государстве, было делом р\к государственного аппарата и фаворитов, которые со времен этого царствования приобрели необычайное зна­чение в государственном управлении. И все-таки правление Елизаветы можно назвать началом просвещенного абсолютизма в России, когда началось общее смягчение нравов, была отменена смертная казнь, жены и дети преступников могли сделать выбор - следовать или нет в ссылку за осужденным. Продолжив начинания Анны, Елизавета дала первые сословные привилегии дворянам, у которых появились отношения сословной идентичности, и чем лучше станови­лось положение дворянства, тем больше русский дворянин напоминал западно­европейского, с его правами, привилегиями и понятиями о чести. Дворянство постепенно превратилось в класс, не только наделенный государственными по­винностями службы, но и обладавший исключительными правами собственно­сти на землю и крестьян. Оставалось только приобрести свободу, и шагом на этом пути стало стремление освободиться от служебной обязанности.

Правительство Елизаветы много сделало на ниве развития науки и обра­зования. Автор отмечает, что в это царствование немецкое влияние стало заме­няться французским: в России возникло целое поколение почитателей француз­ской философии рационализма, натурализма и материализма, которая убеждала своих последователей в несправедливости существовавшего общественного строя.

26

Со смертью Елизаветы Петровны начиналась немало подготовленная предыдущим правлением екатерининская эпоха. Открывал ее Петр III- Главным итогом его царствования было опубликование выдающихся указов, которых так долго добивались российские дворяне и которые при других условиях могли доставить императору полное расположение и поддержку правящего класса. Диссертант считает, что указы о вольности дворянской, упразднявшей обяза­тельную службу дворян и Тайную канцелярию, ведавшую политическим сыс­ком, можно расценивать как предтечу монархической конституции. Однако по­ведение императора, который оскорбительно и презрительно относился ко все­му русскому: государству, быту, церкви, армии, гвардии, - откровенно подыг­рывал Фридриху II и публично сокрушался по поводу русских побед над прус­саками, привело сначала к общественному замешательству, потом к негодова­нию и, наконец, к очередному перевороту в пользу Екатерины.

В 1760-х годах для Екатерины II было вполне очевидно, что посредством законотворчества необходимо возобновить забытый способ единения власти с народом, что крепостной труд не только менее выгоден, чем вольный, но и очень опасен для господ. Из всего этого диссертант делает предположение, что императрица была готова поделиться своей властью, ограничив её в пользу не­коего органа парламентского типа, и предпринять решительные шаги в кресть­янском вопросе. Однако вскоре выяснилось, что конституции, высшие советы, парламенты совершенно не волнуют российское дворянство, за исключением самой небольшой группы прогрессивно мыслящих идеологов. Интересы же мелкопоместных дворян значительно проще и эгоистичнее - личные права и некоторое самоуправление. Именно поэтому подписанный в августе 1762 года указ о создании "конституционного" императорского Совета Екатерина вскоре разорвала, остановив до времени процесс реформирования. В 1767 году Екате­рина II, "заметив в государстве недостаток правосудия", созвала Комиссию для составления нового Уложения, то есть Свода законов, и составила для нее "На­каз". В этом документе она формулировала положения, отдельные из которых говорили о её намерении изменить своим царствованием традиционные пред­ставления о личности монарха и принципах его правления

Далее автор анализирует "Наказ" с точки зрения его конституционной направленности и негативных отношений дворянства к некоторым его положе­ниям. Неудача с "Наказом" привела Екатерину к пониманию прочности своего положения и уверенности в том, что никто в России не мешает ей оставаться самодержавным монархом. Отсюда вполне равнодушное отношение императ-

27

рицы к проекту конституционных преобразований профессора С.Е. Десницкого

(проект подробно рассматривается в работе).

Екатерина отказалась от ставки на широкую "революцию сверху" и объ­ектом своего внимания сделала только дворянство. Именно во время неудачной работы Комиссии она окончательно определила свои приоритеты и в дальней­шем постоянно, в ущерб другим сословиям, стала расширять права дворянства, продолжив тем самым политику своих предшественников. Исключительное значение в этом процессе имели законодательные акты, подытоженные издани­ем в 1785 году жалованной грамоты дворянству, которое объявлялось неотъем­лемым, наследственным и потомственным Далее анализируется положение

дворянства в эпоху Екатерины II.

Диссертант делает вывод, что происходившая эволюция дворянства, безусловно, создавала условия для широкого восприятия конституционной идеи В результате появился интерес сначала к политической литературе, а за­тем и к политическому литературному творчеству. Автор характеризует сфор­мировавшиеся в России критически настроенные по отношению к государству общественные течения, возглавлявшиеся Н.И. Новиковым и А.Н. Радищевым, и анализирует отношение к ним Екатерины, которая под впечатлением револю­ционных событий во Франции, поняв, какую силу разбудила в сознании своих подданных, принялась подавлять её проявления

В дальнейшем диссертант описывает заговоры с целью возведения на престол законного наследника, Павла Петровича, и анализирует проект консти­туционного преобразования Н. Панина и Д. Фонвизина, в основе которого ле­жала шведская государственная модель.

Заканчивая описание царствования Екатерины, автор приходит к выводу, что, благодаря устойчивым либеральным взглядам Екатерины, в России появи­лось общество, часть которого все больше приобретала черты гражданского. Раскрепощенное дворянство, несмотря на весь свой консерватизм, все же чрез­вычайно сильно продвинуло страну по пути конституционных преобразований Наконец, правление Екатерины еще раз подтвердило, что в России персона мо­нарха, каким бы самодержцем он себя ни считал и ни был в реальности, всегда, и более чем в других странах, зависима от окружения и аппарата управления.

После смерти Екатерины II российские конституционалисты надеялись, что воспитанный Никитой Паниным Великий князь Павел Петрович станет вра­гом деспотизма и приведет страну к конституционным преобразованиям. Одна­ко их надежды не оправдались: Павел с самого начала своего царствования стремился вернуть монарху его прежнее значение. Он отменил петровский по-

28

рядок престолонаследия, что должно было сделать царя и его наследника более независимым от дворян; изменил до неузнаваемости действие Екатерининских жалованных грамот 1785 года; вновь обложил дворян повинностями; ограничил права и деятельность дворянского самоуправления и депутаций; отменил сво­боду дворян от телесного наказания, уравняв их с простонародьем. Напуганный Великой Французской революцией, Павел подписал Указ о введении в России цензуры, закрыл частные типографии, запретил ввозить сначала французские, а затем и остальные иностранные книги, ввел полицейское преследование пере­довой общественной мысли. За всеми крупными чиновниками в столицах и гу­берниях устанавливается негласный надзор, следят даже за наследником и дру­гими членами августейшей фамилии.

Павел искал опору своей власти в народе, для чего устроил своеобраз­ный "почтовый ящик" во дворце, посредством которого были обнаружены мно­гие нарушения управления, вопиющие злоупотребления и несправедливости, установил уникальную для российского управления практику привлечения куп­цов к работе в коммерц-коллегии, искренне стремился улучшить положение крестьян и солдат.

По мнению автора, такие отношения с народом и одновременное усиле­ние давления на дворян и офицеров есть не что иное, как обычное для русского царизма обращение за помощью к народу в борьбе за полноту самодержавия, что является признаком неуверенности царя в своих силах и свидетельствует об отсутствии у Павла необходимой поддержки среди высших сословий Оппози­ция Павлу начала складываться сразу после его воцарения. Её представители не только рассуждали о ситуации в России, но и искали наилучших для страны форм осуществления власти. С этой целью А. Чарторижским и А.А. Безбородь-ко были написаны секретные документы, которые явно указывали на будущее конституционное устройство России. Постепенно сложился план переворота, который включал в себя устранение Павла. Заговорщики искали благородный, не маравший дворянской чести аналог будущим событиям. Один из вариантов переворота предполагал, что арестованный Павел дал бы лучший повод для принятия конституции, ограничивающей самодержавие и учреждающей регент­ский совет. Возглавлять регентский совет должен был Александр, который яко­бы обещал Н.П. Панину сразу после вступления на престол подписать консти­туцию. Группа П.А. Палена также стремилась к введению конституционного правления, то же намерение имел и князь П.А. Зубов. Однако после цареубий­ства конституция в России так и не была принята.

29

Во втором параграфе четвертой главы анализируется либеральная по­литика Александра I и исследуется её влияние на становление конституциона­лизма в России.

Характеризуя личность Александра, автор считает необходимым сказать, что он был "продуктом" своего времени и совмещал в себе многие черты дво­рянства и свойственные ему внутренни : противоречия, что своеобразно отрази­лось на его государственной политике, в которой удивительным образом ужи­вались планы правительственного конституционализма и аракчеевская реакция В то же время необходимо констатировать, что Александр стал первым русским царем, вполне осознанно разработавшим и осуществившим свою политику на либеральной и культурной основе западных идей

Александр I восстановил дворянские права и свободы Жалованной гра­моты, включая все прошлые привилегии и свободу от телесных наказаний; уси­лил роль Сената, ликвидировал Тайную канцелярию, пересмотрел многие су­дебные дела; отменил пытки. Ввоз иностранных книг снова дозволен, цензура не соблюдается, страна готовится к новым, совершенно невиданным доселе ре­формам. Одновременно царь удалил всех "героев" заговора 1891 года. При этом опала коснулась и тех, кто считались откровенными и видными конституциона­листами того времени: Александр не хотел принять конституционную хартию от людей, участвовавших в заговоре, писать конституцию под их диктовку или утверждать документ, в разработке которого не участвовал, он намерен совмес­тить конституционализм и монархию. В связи с этим диссертант делает вывод, что, отказавшись от немедленного введения конституции, Александр разделил дальнейшую конституционную историю России на официальную, в рамках ко­торой действовал сам император и его окружение, и неофициальную, закрытую, которую писали отдельные мыслители, масоны, декабристы, а потом и револю­ционеры

Далее анализируется деятельность Александра, направленная на изме­нение государственного устройства России: создание тайного кабинета; иссле­дование ряда западноевропейских конституций, на базе которых были сформу­лированы "принципы" составления русской конституции; учреждение "Комис­сии по составлению законов" под руководством П.В. Завадовского; разработка предложений по децентрализации управления на основе федерализма; патро­наж образования и развитие грамотности, строительство школ и университетов;

учреждение министерств и нового Государственного Совета, который мыслился как верхняя палата Российского парламента, постепенное ослабление крепост­ничества. Последнее выразилось в подписании указа о свободных хлебопашцах,

30

установлении предела расширения крепостного состояния, отмене крепостни­чества в Польше, Курляндии, Лифляндии. Диссертант считает, что программа Александра, может быть, впервые в истории России вместо революционного пути предлагала эволюционный путь развития. Это объясняется тем, что кон­ституционная реформа входила в противоречие с интересами господствующего сословия.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»