WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

Задача второго раздела "Условия понимания природы и содержа­тельной определенности правосознания" - определить смысловой каркас, в рамках которого только и может быть приведен в действие механизм правосоз­нания (а значит - и правотворчества). Описывая правосознание в его содержа­тельной и формальной определенности, мы создаем непосредственные условия для философско-правового видения социально-духовной реальности.

В первой главе "Смыслообразующие идеи правосознания" исследуются смысловые единицы, которые непосредственно отражают природу права.

Правосознание имеет формальные и содержательные характеристики. Под формой правосознания обычно понимаются такие его элементы и сторо­ны, которые носят универсальный для всех форм общественного сознания ха­рактер и не способны дать представление об особенности каждой из них. В функциональном аспекте специфику правосознания также трудно выделить. Система функций, которые реализуются правосознанием, аналогична функци­ям любой иной формы общественного сознания. В конце концов, исследователь всегда приходит к необходимости содержательного анализа. Однако, если по­нимать под содержанием правосознания лишь особенную предметную область (институты, отношения и действия), то трудности сохраняются. Выйти из за­труднения можно, если указать на другую характеристику содержательности правосознания, а именно - на то, что содержанием правосознания непосредст­венно являются его смысловые единицы. Этими смысловыми единицами явля­ются не понятия как сгустки свойств предмета, а понятия как концепты, т.е. общие и абстрактные условия и средства структурирования мысли о реально­сти, придания ей правового смысла, т.е. ее репрезентации как права.

Изучая содержание правосознания первого рода, мы обращены к праву как к реальности; изучая содержание второго рода, мы обращены к самому пра­восознанию. В первом случае мы рассматриваем правосознание с точки зрения отражения им социально-духовной реальности, во втором случае мы характе­ризуем его с точки зрения его активного отношения к этой реальности. В пер­вом случае правосознание вторично по отношению к реальности права и явля­ется ее отражением; во втором случае оно должно быть понято как "замысел" и основание права и практической деятельности людей.

Понимание содержания правосознания как его предметной области ло­гично ведет к интерпретации отражательной функции как специфической фор­мы познания, к трактовке регулятивной функции как закрепления коллективно­го опыта социальной жизни, к толкованию творческой функции как развития общественных отношений и системы права по законам этих отношений. Пони­мание же содержания правосознания как воплощения его природы логично ве­дет к характеристике отражательной функции как рефлексии, к характеристике

22

регулятивной функции как организации общественных отношений по законам самого правосознания, а творческой функции - как создания правовых идеалов и условий их самодостаточного бытия.

Для понимания природы правосознания принципиально важно выделить свойственные только ему базовые установки. В них сконцентрирован общий духовный настрой, устремленность правового существа, интеллектуально-культурные парадигмы постижения реальности и регулятивно-оценочный строй правосознания. К базовым установкам правосознания в диссертации от­несены негативность и формальность.

Признание негативной установленности правосознания означает, что механизм приведения правосознания в актуальное состояние связан со склады­ванием ситуаций, которые осознаются как неправовые. Негативность правосоз­нания ограничена реальными отношениями и действиями, тогда как, например, негативность морального сознания может быть понята только в контексте принципиальной противопоставленности должного и реальности. Правосозна­ние негативно по своей установленности, потому что направлено на восстанов­ление того или иного правового отношения, конкретной ситуации, права в це­лом, а не связано с реальностью, долженствующей быть в принципе. Когда все в порядке, правосознание "безмолвствует".

Установленность на форму означает, что необходимым и принципиаль­но важным для правового существа является не само по себе некоторое отно­шение или действие, но отношения или действия, определенным образом орга­низованные, структурированные. Форма, с установленностью на которую свя­зано понимание природы правосознания, имеет следующие отличительные чер­ты. Во-первых, для правосознания существенна релевантная форма, г.е. норма, рутинно воспроизводимая в достаточно большом социально-временном диапа­зоне и множестве типичных ситуаций. Во-вторых, для правосознания сущест­венна форма, объективированная в действии или отношении и являющаяся та­ким зримым шаблоном, который не только позволяет более легко и привычно реализовать конкретные задачи, но и выступать знаком их реализованности. В-третьих, для правосознания существенна форма, самостоятельная по отноше­нию к содержанию действия или отношения, в силу чего ей присуще тяготение к внешности, к значительности видимого. В-четвертых, речь должна идти об установленности на такую форму, которая представляет собой некий порядок организации, воспроизводства или изменения некоторого отношения или кон­кретного действия, а также их совокупностей.

Далее правовое сознание рассматривается как определенный тип чувст­вования и тип рациональности.

Следует отметить, что одни и те же языковые средства могут быть носи­телями как идей или категорий, так и понятий. Каждая из этих форм связана с вполне определенным стилем мышления. Если и понятия, и категории - четко различенные формы рациональной мысли, то правовые идеи - это такие смы­словые единицы, в которых синтезированы рациональный и иррациональный моменты, понятийно-категориальный и чувственный слои. Идеи выражают це­лостность правосознания, они - его опоры, квинтэссенция и внутреннего (как

23

логики) и внешнего (как предметности) содержания. В идеях заложены интел­лектуально-духовные основания права. Идеи обладают свойствами, которые не присущи другим смысловым единицам правосознания, а именно, самоочевид­ностью, самодостаточностью, универсальностью, программность, стабилизи­рующий характер. В многообразии явлений правовой реальности они предста­ют как их культурно-исторический и общечеловеческий, абсолютный смысл.

Правосознание, как и общественное сознание в любых иных его формах, имеет сложнейшую структуру, представляющую собой единство смысловых единиц разного уровня, стилей мышления, структурных и функциональных ха­рактеристик.

Из всего многообразия идей правосознания следует выделить те, которые непосредственно позволяют раскрыть природу и сущность права как в его уни­версальности, так и в его конкретности. В ходе анализа различаются две груп­пы основных идей правосознания. Первая группа - смыслообразующие идеи, которые выражает природу правосознания безотносительно к его конкретно-исторической и культурной форме. Только в их контексте отражение и понима­ние социальной реальности становится правовым. Изучение их дает понимание природы права в его универсальности. Вторая группа идей - они определены как системообразующие - является средоточием содержательного богатства правосознания в его культурно-исторических формах. Изучение их дает пости­жение сущности права в его конкретности.

К смыслообразующим следует отнести идеи права, меры и порядка.

Идея права исчерпывает все содержательное разнообразие правосознания и выступает единственным всеохватывающим мерилом правовой реальности. Она - некоторое абсолютное начало, по отношению к которому все остальное конкретное содержание правосознания относительно. Понятийная система дей­ствительного правосознания внутренне противоречива, открыта, имеет момент неопределенности, но логичность и цельность ей придает именно идея права. Она на мировоззренческом уровне цементирует все смысловые единицы право­сознания.

В идее права слиты четыре момента: сознание права, чувство права, пра­вовой идеал и правовая реальность. С субъективной стороны, сознание права, выступает как узнавание правовым субъектом своей ценности и усмотрение идеи права в наличности всего ее содержания. С объективной стороны, созна­ние права должно быть понято как непосредственное усмотрение права в каж­дом конкретном акте, действии, отношении.

Чувство права является формой непосредственного схватывания право­вой ситуации; а за ней - и права в целом. Правовое чувство синтетично и един­ственно; оно не просто схватывает правовое явление, но схватывает его цельно, как многогранный и самостоятельный правовой факт.

Правовой идеал является узловым в содержании идеи права. В нем за­ключена мысль не о совершенном, а об оптимальном состоянии правовой жиз­ни. Именно по этой причине правовые решения часто далеки от простого мора­лизирования и представляют собой подчеркнуто рациональную процедуру вы­бора между различными практически осуществимыми вариантами Характер-

24

ным примером воплощения правового идеала является идея естественного пра­ва.

Когда говорится о правовой реальности как о моменте идеи права, тогда имеется в виду следующее: существующая правовая практика и правовые от­ношения не только объективно обусловливают конкретно-историческое содер­жание идеи права, но и являются самим этим содержанием.

В силу своей интегрирующей и синтезирующей роли, идея права выража­ет одну из характеристик природы права, а именно - ценностную природу пра­ва. С признанием ценностного характера права социальный мир раздваивается: в нем начинает различаться те, что отвечает духу, смыслу, природе права и то, что претит сознанию и чувству права, имеет неправовой характер.

В идее меры отражена организующая, регулятивно-оценочная сориентированность права. Смыслообразующий характер идеи меры лучше всего рас­крывается посредством- анализа совокупности воплощений правовой меры. К воплощениям правовой меры можно отнести, прежде всего, безопасность, за­щищенность, гарантированность, подчиненность, неподопечность, компромисс, согласие. В силу своей интегрирующей роли, идея меры выражает другую уз­ловую характеристику природы права, а именно - его нормативную природу.

Если идея меры призвана отразить динамику правовой жизни, то идея по­рядка связывает мысль о праве с некоторой всеобъемлющей структурой, с ка­чественным состоянием общества и его правовой системы. Порядок представляет собой каркас правовой реальности. Но он не может быть отождествлен со структурой, хотя всякая структура предполагает момент упорядоченности. По­рядок является характеристикой прочности структуры, показателем ясности и определенности составляющих ее элементов. Порядок - универсальная харак­теристика социальной реальности. Он должен быть понят как форма, имеющая самостоятельное значение. Понятая в таком смысле, форма обязательно высту­пает и как гармония правовой жизни вообще, и как гармоническое состояние каждого конкретного отношения, акта. Будучи универсальным, порядок выра­жает социальную необходимость. Порядок, рассмотренный с точки зрения и подчиненности конкретных отношений некоторой совокупности целей, и на­личности соответствующих условий, средств, механизмов и готовых форм, должен быть понят как организованность правовой жизни. Поскольку в праве принципиально важна внешняя форма, постольку порядок неизбежно предстает как упорядоченность. Порядок должен мыслиться и как тип рациональности. В данном контексте он оказывается условием правильности понимания и вы­ражения правовых фактов, а также условием доказательности правовой мысли и критерием истинности утверждений относительно моментов правовой реаль­ности.

Идея порядка отражает качественное состояние правовой жизни. Ста­бильность, надежность, целесообразность, перспективность - эти и другие ха­рактеристики общественного состояния чутко улавливаются правосознанием. Идея порядка отражает третью узловую характеристику природы права - его формальную природу.

Смыслообразующие идеи правосознания позволяют дать исчерпывающее

25

представление о феномене права. В принципе, весь идейный слой правосозна­ния можно реконструировать на основе взаимосвязанности смыслообразующих идей права, меры и порядка. Этот процесс вполне может быть представлен как рациональные процедуры определения содержания правосознания, т.е. как его логика, но логика, отнюдь не сведенная к своим формальным свойствам.

Во второй главе "Логики правосознания" исследование направлено на вы­явление специфики организующих форм правосознания.

Обращение к. характеристикам логики неизбежно, потому что, во-первых, содержание правосознания формируется не хаотически, а носит организован­ный, определенный интеллектуально-духовными установками характер; во-вторых, оно совершенно определенным и специфическим для правосознания образом структурировано; в-третьих, формирование содержания правосознания подчинено некоторым закономерностям. Эта логика представляет собой един­ство трех уровней: формального, содержательного и смыслового (духовно-культурного). Если бы правосознание, как и общественное сознание в любой иной форме, представляло собой исключительно рациональный и полностью формализуемый процесс, тогда ею логика исчерпывалась бы исключительно формальными свойствами. Но это не так. Гораздо больше о логике правосозна­ния можно сказать, обратившись к его содержательности.

Содержательная логика может быть раскрыта в двух аспектах. Первый из них связан с закономерностями изменения содержания смысловых единиц пра­восознания. Эти закономерности описываются диалектической логикой. Вто­рой из них связан с анализом структурных и функциональных зависимостей правовых понятий от определенной совокупности исходных идей.

Обращение же к смысловому уровню логики мышления характерно лишь для философского мышления. Исследование проблем логики правосознания именно на этом уровне представляется самым важным и плодотворным.

Логика правосознания связана с побуждениями к действиям и с практи­ческим оценками этих действий. Выявить свойства и механизмы приведения правовой мысли в действие - и значит ответить на вопрос о природе и особен­ностях логики правосознания с искомой глубиной и предельной верностью.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»