WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

8. Притязание является фундаментальным актом, определяющим природу права и правосознания. Оно - собственно правовой феномен. Последовательное развертывание содержания притязания представляет собой процесс объектива­ции содержания правосознания в правовую реальность, а отражение этого про­цесса составляет суть описания правовой рефлексии.

11

9. В контексте понятий свободы, равенства, справедливое! и и закона не­возможно выразить природу права, поскольку ни одно из этих понятий не явля­ется собственно правовым На самом деле, они лишь позволяют охарактеризо­вать право и правосознание в их связи с другими формами социально-духовного бытия и формами общественного сознания, т е отразить право в его особенности.

10. Вопрос о сущности права и правосознания качественно отличен or вопроса о природе права и правосознания. Исследование сущностей требует дополнить философско-правовой и теоретико-правовой анализ конкретно-историческим и историко-кулътурологическим подходом к предмету.

11. Конкретное общественное правосознание в своей действительности выступает только как исторически и культурно определенное. Поэтому вопрос о сущности правосознания должен решаться посредством выявления именно таким образом определенных основных смысловых единиц. Эти смысловые единицы - доминанты духовности и системообразующие идеи.

12. Системообразующими идеями российской правовой культуры явля­ются идеи правды, милости, служения и мучения, как смысловые узлы, непо­средственно обусловленные доминированием в российской духовности религи­озного и нравственного моментов.

13. Сисгемообразующими идеями западноевропейской правовой культу­ры являются идеи свободы, закона гражданского общества и естественных прав четовека как смысловые узлы, непосредственно обусловленные домини­рованием в западноевропейской духовности политического и рационалистиче­ского моментов.

14. Правовые культуры влияют друг на друга лишь на определенных уровнях правосознания. На уровне системообразующих идей и логик взаимо­влияние и сопоставимость культур минимальна и не связана с изменением ка­чественных характеристик. Качественная определенность преимущественно обеспечивается сохранением самобытности а развитие - взаимодействием на уровне ценностей и правовых понятии. Сосуществование же правовых культур возможно только на основе принципа плюрализма.

15. Раскрытие содержания и логики правосознания на основе рефлексии правового существа одновременно является и имплицитным описанием органи­зации и содержания воспитательного процесса, главным образом - описанием структуры и содержания правового самовоспитания.

Теоретическое значение диссертации состоит, прежде всего, в расши­рении и обновлении научной и философско-правовой методологической базы изучения одного из ключевых феноменов социальной жизни современного об­щества - феномена правосознания. Это обновление выражено, главным обра­зом, во внедрении элементов философско-правовой методологии в методоло­гию общей теории права, в методологию юриспруденции в целом. Вопросы ло­гики, "движения" содержания правосознания природы правового выражения действительности человеком выходят из тени традиционных теоретических во­просов юриспруденции и занимают должное место в системе познавательных.

12

интересов.

Разработанные теоретические положения и предложенные их идейно-практические интерпретации, в силу их мировоззренческого и методологиче­ского характера, создают реальные условия для совместных исследований пра­воведов, философов, социологов, политологов, логиков, психологов, культуро­логов и историков в изучении многосложной и интереснейшей области юриди­ческой теории.

Практическое значение диссертации состоит в следующем. Разрабо­танная на теоретическом уровне проблема правосознания относится к числу тех проблем, решение которых непосредственно влияет на организацию и проведе­ние правового воспитания и граждан, и профессионалов в области обеспечения правовой жизни общества. Преимущественно это касается такого важнейшего направления правового воспитания, как формирование глубокого богатою и действенного правосознания, как массового, так и профессионального.

Несомненно также и то, что полученные теоретические результаты могут послужить необходимым и важным элементом, например, законоподготовительной работы, поскольку соответствие принимаемых законов общим право­вым принципам является одним из решающих критериев успешности законо­творчества и серьезнейшей проблемой. Кроме тою, всемерный учет особенно­стей логики правосознания в законотворчестве сделает принимаемые норма­тивно-правовые акты гораздо более понятными, их императивность неразрыв­но свяжется с исполнительностью и законопослушанием. И, одновременно, та­кой подход позволит реально включить широкие круги граждан в правотворческий процесс.

Результаты диссертационного исследования в течение ряда лет апроби­ровались по трем направлениям в научной области, в системе высшего и среднего специального юридического образования и в организации правового воспитания сотрудников правоохранительных органов.

Содержание диссертации, ее основные идеи и теоретические положения изложены в монографическом исследовании, в научных статьях, в тезисах вы­ступлений на научно-практических и научно-теоретических конференциях и семинарах. Среди них, в частности - научно-практическая конференция "Ду­ховность Правопорядок Преступность" (М, 1996), теоретико-практический семинар "Проблемы и пути духовного становления слушателей Московского юридического института МВД России" (М,1997), научно-практическая конфе­ренция "Философские и правовые проблемы борьбы с организованной пре­ступностью" (М, 1998), три межвузовские научно-теоретические конференции по проблемам исследования и преподавания философии права (Ростов-на-Дону, 1999-2000 гг.М, 2000).

Большинство положений и идей диссертационного исследования нашли свое отражение в преподаваемых автором курсах "Философия права", "История политических и правовых учений" и "Логика" (в Московской академии МВД России - на всех основных факультетах, а также на факультете подготовки на­учно-педагогических кадров и факультете повышения квалификации практиче-

13

ских работников МВД России - в 1W6-2001 гг, в Московской финансово-юридической академии в 1998-2000 гг и некоторых других вузах) Многое из содержания исследования в адаптированном к учебному процессу виде изло­жено в ряде учебных пособий по курсу философии права, а также в методиче­ских материалах, подготовленных в течение последних шести лет и внедрен­ных в учебный процесс.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех раз­делов, включающих 9 глав, каждая из которых, в свою очередь, делится на па­раграфы (всего их 32), а также из заключения и списка используемой литерату­ры (состоящего из 1038 наименований)

14

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, оп­ределяются цели и задачи, объект и предмет, методология исследования, фор­мулируются положения, выносимые на защиту, определяется новизна, теорети­ческая и практическая значимость исследования, содержатся сведения об апро­бации и внедрении материалов диссертации.

Первый раздел "Методология исследования природы правосознания" посвящен самому ответственному и сложному этапу теоретического исследо­вания, потому что задает основания для конструирования и горизонты содер­жательных интерпретаций предмета.

Определение условий, при которых становится возможным органическое сочетание юридического и философского подходов к познанию права и право­сознания, составляет содержание первой главы раздела "Единствo теоретико-правового и философско-правового подхода к пониманию права и правосозна­ния". Решать эту задачу можно, только если установлено принципиальное от­личие этих двух подходов к предмету. Исходная формулировка методологиче­ской проблемы подразумевает два вполне самостоятельных вопроса 1) вопрос о различении философского и юридического подходов к познанию права и 2) вопрос о различении философско-правового и теоретико-правового способов выражения феномена права.

1. Конкретная юридическая теория относится к сфере науки, а потому в полной мере подчинена требованиям и законам научного познания. Не будучи основанной на науке, юридическая теория превращается в формально­-логическую конструкцию или вырождается в схоластическую доктрину. Ко­нечно, философия не может не принимать во внимание достижений современ­ной ей науки. Но при этом философия не становится простой интерпретацией или обобщением научных знаний, ее познавательные возможности не перекры­ваются методологией научного познания. Целью философии является позиция, мировоззренческое постижение предмета. В отличие от юридических утвер­ждений, существующих в диапазоне "истина - заблуждение", философская по­зиция кристаллизуется в сетке аксиологических координат. В процессе позна­вания права и правосознания смешение этих подходов граничит с опасностью неадекватного взгляда на предмет, с узко-инструментальным толкованием пра­ва, с одной стороны, и с неуместными идеологизациями - с другой.

Философия - область парадигмального мышления. Парадигмы являются и исходными пунктами анализа, и главным предметом философского интереса, что и позволяет философии выполнять методологическую функцию по отношению к любой иной форме познавания. В юридической же теории парадигмы являются лишь заданным "дискурсивным фоном", а непосредственным предме­том интереса выступают те или иные моменты действительности.

Для философии интеллектуальные интуиции являются свидетельством актуализованности предмета, его данности, они - опорные точки философство­вания по поводу права. Напротив, для юридической теории интуиции представ-

15

ляют собой только смутные, неотчетливые представления, нуждающиеся в ра­циональном объяснении. В строго научной области опора на интуиции нежела­тельна, хотя присутствие ее неизбежно.

Философия всегда рефлексивна, независимо от того, какое направление мысли она избирает. В философствовании переплетены и одновременно реали­зуются две интеллектуальные интенции: 1) направленность на объект, его со­зерцание и осмысление и 2) направленность на сам процесс постижения пред­мета, самоосмысление субъекта. Если научная редукция сводит предмет к его исходным характеристикам, то философская редукция, будучи рефлексией, стремится свести предмет к субъекту Рефлексивное постижение права связано с высвечиванием таких моментов, которые определены скорее самим мышле­нием, диалектикой и парадигмами чувственно-рационального познания, нежели свойствами отражаемого и выражаемого предмета.

Юридическая теория, как и любая наука, является продуктом нерефлексирующей мысли. Нерефлексивное мышление способно выявлять единство яв­лений посредством указания на некоторые закономерности или правила позна­ния, но рационально обосновать свои начала, не выходя за свои пределы, не в состоянии.

Юридическая теория является областью понятийного мышления, а фило­софия - область мышления категориального. Эти стили мышления качественно различны.

Понятийное мышление дискурсивно; оно образует понятия посредством оказания на совокупность некоторых свойств предмета. Оно ориентировано, в конечном счете, на дефинитивный акт как исходный пункт и конечную цель познания. Но дефинитивные процедуры несовместимы с диалектическим выяв­лением содержания мысли о реальности. Способ, которым понятийное мышле­ние решает познавательную проблему, может быть назван усмотрением общего в частном (или в отдельном). Но, обращаясь к идеальным предметам, понятий­ное мышление испытывает серьезные трудности. Понятия об идеальных пред­метах принципиально не могут выводиться из опыта индуктивным путем. Их логический анализ сталкивается с необходимостью некоторых очевидностей.

Категориальное мышление не дискурсивно. Оно имеет дело с такими предметами, которые не просто являются идеальными, но содержат всеобщие характеристики реальности; оно выражает свой предмет как универсальный, т.е. узнаваемый во всем и не связанный в отдельности ни с чем. Оно не связано с определениями как сгустками мыслей о предмете. Смысл понятий обнаружи­вается и удерживается только в самом акте философствования, а вне его выну­жденно "оседает" в словесные конструкции, уже неадекватные исходному смыслу. Категории являются принципами формообразования мысли; они изна­чальны по отношению к любому мыслительному акту. Поэтому строй катего­риального мышления предстает как логика в чистом виде.

Стало быть, категориальное мышление может быть понято как методоло­гия рефлексирующей мысли. Вне рефлексирования категориальное мышление не существует, а вне категориального мышления невозможна сама рефлексия.

Для юридической теории право является единственным и специфическим

16

предметом, взятым в его особенности. Особенность права предстает и как его отличие от других форм социальной реальности, и как его относительная само­стоятельность. Юридическая теория ищет источники права вне права Поэтому постижение природы права оказывается возможным лишь в случае, если удает­ся решить вопрос о его происхождении.

Для философии право - неспецифическии предмет. Оно и в данном слу­чае также понимается как момент социальной реальности, но такой реальности, которая являет собой неразрывное единство всех ее моменюв, их целостность. Это значит, что в праве отражается социальная реальность в целом. Следова­тельно, право является выражением всеобщих характеристик человеческою бытия. Философия ищет источники права в нем самом, поэтому вопрос о при­роде права не ассоциируется с вопросом о его происхождении.

Философия и юридическая теория качественно различаются по понима­нию сущности права. С юридической точки зрения, право есть форма социаль­ной практики и духовности. Поэтому описание права как формы приводит к необходимости искать единое в многообразном, ведет к утверждению сущно­сти права в ее абстрактности. Юридическая теория имеет своим предметом от­чужденное право, поскольку для нее исходным пунктом анализа является не субъект, а социальная реальность. Поэтому право предстает как социальный институт организации деятельности людей.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»