WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Показано, что политический класс является центральным структурным элементом политической системы и состоит из индивидов, непосредственно ответственных за принятие общегосударственных решений. Функционирование всей политической системы находится в причинно-следственной связи со структурой политического класса. Особенностью политической системы России являются: высокий уровень социального и политического расслоения, отсутствие развитых каналов артикуляции и агрегирования интересов для разных слоев общества, недоверие населения к институту выборов и к институтам власти в целом, высокий уровень коррупции. Эти факторы приводят, во-первых, к тому, что политический класс сталкивается с затруднениями при выполнении функций общественной интеграции и стабилизации политической системы; во-вторых, что в реальный политический процесс и процесс принятия решений включаются лишь элитные слои общества, прежде всего, экономические элиты и субъекты (индивидуальные, либо групповые), аффилированные с политическим классом.

В работе показано, что помимо формально-функционального измерения, структура политического класса может быть описана также в поведенческом измерении. Иными словами, политический класс обладает не только формальной, но и реальной внутренней структурой. Это означает, что в реальности структура политического класса неравномерна, в нем могут образовываться сплоченные группы, стремящиеся к усилению своего влияния и к узурпации ресурсов власти. Автор называет подобные группы ядром, либо ядрами политического класса, которые могут находится между собой в состоянии конкуренции или конфликта по поводу властных ресурсов. Более четко существование ядер можно проследить в авторитарных или тоталитарных политических системах, однако они существуют и в демократических странах. Российской спецификой является то, что ядра политического класса образуются вокруг органов исполнительной власти (высшие члены Правительства и Администрации Президента).

Другой важной чертой поведенческой структуры является стремление членов политического класса извлекать привилегии из своего положения во властной иерархии. Следовательно, в основе борьбы за сферы влияния и ресурсы власти во многом лежит борьба за материальные и духовные блага.

Обоснован тезис о том, что усиление неформальных коммуникаций, которые наблюдаются в российском политическом классе, ведет к возникновению патрон-клиентских отношений, то есть к «персональной или коллективной зависимости, происходящей из неравномерного распределения ресурсов власти»25. Именно неформальная сторона политики, в основе которой лежат личная и групповая мотивация членов политического класса, влияют на характер политической мобильности, под которой понимается перемещение индивидов и групп в рамках институциональных властных иерархий.

Показано, что для анализа поведенческой структуры политического класса, состоящей из действий, взаимодействий и сентиментов, не регламентированных нормами и правилами, применимо понятие габитуса, введенное П.Бурдье. Хотя единых законов формирования габитуса не существует, данное понятие позволяет понять, каким образом распределение социокультурного потенциала, отражающего уровень образования, квалификации и профессионализма работников, особенности образа и качества жизни, влияет на матрицу восприятий схем мышления и поведения членов политического класса.

Сделан вывод о том, что политический класс является универсальным и аксиологически нейтральным понятием для исследования высших субъектов институциональной властной иерархии, позволяющей учитывать их формально-функциональную структуру, а также анализировать реальное взаимодействие между ними на индивидуальном и групповом уровне.

Во втором параграфе первой главы «Методы исследования политического класса» анализируются основные качественные методы изучения политического класса, а также подходы к исследованию структуры властных отношений с целью выявления в ней места и роли политического класса.

Рассмотрев методы репутационного и позиционного анализа, а также метод анализа процесса принятия решений, автор пришел к заключению, что наиболее приемлемым для данной диссертации является позиционный метод, который, в сочетании с биографическим методом, позволяет исследовать реальную структуру политического класса через анализ индивидуальных жизненных траекторий.

Были проанализированы теоретико-методологические особенности классического элитизма (Г.Моски и В.Парето), плюрализма и теории властных элит (инструментализма). В результате, автор пришел к выводу, что реальная структура властных отношений не может рассматриваться без учета фактора собственности. В конечном счете, экономический интерес является движущей силой политики. Он лежит в основе взаимодействия политического класса не только с экономическими элитами, но и со средним классом, который автор считает единственной прочной социальной базой для гражданского общества. Особенностью российской политической системы является, то, что средний класс находится в стадии зарождения (включая в себя не более 14-18% населения) и практически не имеет реальных возможностей для артикуляции и агрегирования своих интересов.

Был сделан вывод о том, структура властных отношений современной России может быть проанализирована с учетом интересов политического класса и экономической элиты, включающей в себя представителей крупного бизнеса, которые, в отличие от среднего класса, оказывают реальное влияние на политический процесс. Таким образом, между слоем крупных собственников и политическим классом возникают горизонтальные каналы мобильности и неформальные каналы влияния, которые приводят к сращиванию данных страт общества.

Во второй главе диссертации «Структура и динамика политического класса России» проанализированы особенности структуры и динамики политического класса в контексте демократического транзита, роль политического класса в процессе общественного развития.

В первом параграфе второй главы «Основные характеристики политического класса в период демократического транзита» показано, что за последние два десятилетия политический класс пережил несколько этапов структурной трансформации.

Начало первого этапа (1991-1993 гг.) знаменовалось избранием на президентский пост Б.Н.Ельцина. Неформальная структура политического класса включала в себя представителей двух групп, которые стремились образовать ядро политического класса. Это были, с одной стороны, сторонники радикальных реформ, возглавляемые Б.Н.Ельциным, с другой – противники резких перемен, консерваторы. Решающим моментом противостояния данных групп стал открытый политический конфликт 1993 г., когда более консервативно настроенная оппозиция под руководством А.В.Руцкого была насильственно отстранена от политического управления.

Второй этап (1993-1999 гг.) характеризовался созданием ядра политического класса, в который вошли представители группы радикальных реформаторов. Это ядро образовалось на высшем уровне исполнительной ветви власти и представляло собой канал нетрадиционного социального представительства, источником которого выступала т.н. ельцинская «семья» – неформальная и антиконституционная политическая группа, отстаивавшая преимущественно интересы крупного бизнеса. На данном этапе резко возросло влияние экономической элиты, внутри которой начался масштабный процесс концентрации экономических ресурсов. В результате, роль данного слоя стала сводится не только к лоббированию интересов и обмену ресурсами с политическим классом, но к активному и прямому воздействию на сам политический класс, в котором начало значительно возрастать представительство крупного бизнеса. Более того, начался процесс обратной горизонтальной мобильности, в результате которого многие члены экономической элиты, вышедшие из советского политического класса, стали рекрутироваться в новый российский политический класс и занимать ключевые позиции в институциональной иерархии власти. С другой стороны, данный этап характеризовался институциональным усилением роли парламента, внутри которого шла межфракционная борьба с целью создания альтернативных центров принятия решений.

На третьем этапе (1999-2004) вторым президентом РФ В.В.Путиным был обозначен принцип «равноудаленности олигархов от власти», одной из основных целей которого было, во-первых, устранение каналов влияния «семьи» и, во-вторых, образование нового ядра политического класса. Данная цель была окончательно достигнута лишь к 2003-2004 гг., которые были ознаменованы существенным укреплением позиций партии «Единая Россия» и рядом громких отставок в исполнительной ветви политического класса (прежде всего, М.А.Волошина и М.М.Касьянова). Ключевой характеристикой политического класса на третьем этапе стало резкое усиление приоритета исполнительной власти над законодательной, которое произошло на фоне укрепления властной вертикали. Это привело к снижению роли парламента в политическом процессе.

Данная тенденция еще более укрепилась на четвертом этапе (2004 г. – по настоящее время). Другая важная характеристика последних двух этапов касается взаимодействий политического класса и экономической элиты. Несмотря на призывы снизить роль данного слоя в политическом процессе, в России «сформировались специфические «контракт-отношения», уже не сводящиеся к простому обмену услугами между политиком и бизнесменом, скорее они предусматривают взаимную стратегическую и тактическую поддержку в рамках длительного сотрудничества» 26.

В параграфе обоснован вывод о том, что в российской политической системе преобладает модель бюрократического корпоративизма, когда интересы финансово-промышленных групп тесно переплетаются с интересами политического класса. Члены политического класса зачастую действуют исходя из модели рентоориентированного поведения (rent seeking behavior), стремясь обменивать административный ресурс на экономический капитал и привилегии.

Во втором параграфе второй главы «Анализ динамики и социальный состав политического класса в 1999-2007 гг.» подробно анализируется социальная структура политического класса, особенности политической мобильности и рекрутирования, а также исследуется габитус политического класса в период 1999-2007 гг., т.е. в период президентства В.В.Путина. Основным инструментом эмпирического анализа политического класса стал социально-профессиональный классификатор, разработанный автором для систематизации и изучения биографических данных членов политического класса. В ходе исследования были проанализированы личные биографии 1252 членов политического класса.

Было показано, что, в отличие от англо-американской и японской модели рекрутирования, в СССР и России элитарность ВУЗа не играла и не играет решающего значения при инкорпорации в политический класс, что приближает данную модель скорее к итальянскому и испанскому образцу. Изучение системы вторичного образования, через которую прошли 48% членов политического класса путинского созыва, позволило сделать вывод о том, что основными качествами, которые требуются от современных политиков, являются навыки административного управления.

С другой стороны, исследование позволило зафиксировать значительный прирост числа предпринимателей и индивидов, имеющих экономическое образование. Это связано с тем, что, взяв на себя функции экономического управления, у политического класса возникает необходимость в рекрутировании компетентных менеджеров и экономистов, способных отвечать за вопросы выработки экономического курса государства и взаимодействия с экономической элитой, чьи интересы агрегирует политическая система. Подобная ситуация позволяет говорить о развитии отдельных элементов предпринимательской модели поведения, когда политический класс стремится использовать имеющиеся ресурсы максимально эффективным способом, что позволяет повысить интегральный результат государственной деятельности.

В ходе исследования был также произведен анализ гендерной структуры политического класса. Был сделан вывод, что низкое представительство женщин в политическом классе (7%) связано в первую очередь с институциональными факторами, а именно – с особенностями развития политической культуры и внутренними особенностями структуры политического класса, в котором исторически сильна патриархальная тенденция.

Было обоснован тезис о том, что изменение поведенческой структуры политического класса при В.В.Путине было охарактеризовано усилением практик трех основных социальных групп: бюрократии, бизнесменов, представителей силовых структур. Причем, особенно подчеркивается увеличение роли бюрократического габитуса, как матрицы практик мышления и поведения. Этот феномен можно объяснить тем, что с усилением роли исполнительной ветви власти, возросла необходимость инкорпорации профессиональных администраторов, которые должны были обеспечить координацию взаимодействий и связей между различными сегментами и ядром политического класса в выстроенной властной вертикали.

Исследование каналов рекрутирования позволило сделать вывод об усилении неформальных каналов формирования политического класса, что связано, прежде всего, с развитием неформальных, патрон-клиентских отношений. Данный процесс ведет к падению уровня легитимности в процессе рекрутирования членов политического класса, происходящему на фоне падения доверия населения к институтам власти и к институту выборов. Наконец, можно говорить о снижении уровня конкуренции и конфликтности между политическими субъектами за право инкорпорации в политический класс, что связано со стабилизацией кадрового состава и увеличением количества институциональных фильтров.

В третьем параграфе второй главы «Политический класс как субъект общественного развития» было акцентировано внимание на роли политического класса в процессах общественно-экономического развития России. Было показано, в какой степени деятельность политического класса является эффективной с точки зрения выполнения тех функций и ожиданий, которые возлагает на него общество. Политическая эффективность, в широком значении, может быть характеризована двумя взаимосвязанными критериями: уровнем развития гражданского общества внутри страны и обеспечением конкурентоспобности государства на международном уровне. Фактически, данные положения сформулированы в «Концепции социально-экономического развития России до 2020 г.», согласно которой к 2020 году ожидается выход России на 5-е место в мире по объемам подушевого ВВП, а численность среднего класса должна превысить 50% населения страны.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»