WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Исследование параметров вещи подтверждает релевантность предполагаемой би-изотопии /установление/ vs /поглощение/. Однако нельзя сказать, что изотопия составляет ее постоянное семантическое ядро, вернее, необходимо полагать различие между вещью, для которой изотопный признак является первичным, и вещью, для которой он вторичен. К первой группе относятся вещи, формирующие собой конкретный эпический хронотоп. Вторую группу составляют либо вещи нейтральные, либо вещи, семантическое ядро которых устанавливается порядком их принадлежности.

Здесь нельзя не отметить, что би-изотопия /установление/ vs /поглощение/ релевантна также южнотюркской креатологической мифологии, предварительное наличие которой предполагается каноном героической эпики. Правда, здесь би-изотопия вторична по отношению к оппозиции космос vs хаос. Следовательно, можно предположить, что эпическая реальность устанавливается через семантическую транспозицию противопоставления космос vs хаос в /установление/ vs /поглощение/.

Таким образом, в рамках второй главы диссертационной работы проведен ряд процедур структурной аналитики эпического произведения в соответствии с установленным порядком исследования. Представляется возможным полагать, что имманентная онтология эпического текста порождается посредством структурных корреляций, что указывает на его внутреннюю автореферентность. Вместе с тем универсальная логика структур есть не что иное, как идеальная онтология культуры. Это позволяет говорить о том, что имманентная онтология текста фундирует мировоззренческие координаты культуры.

В третьей главе диссертационного исследования «Онтологические референции эпического текста и культурной среды» рассматривается логика соотношения эпической и эмпирической реальностей. Исследование производится через рассмотрение референций: пространства-времени, пространственной ориентации, топонимики и форм календарного времени; тела, героического оформления эпического ландшафта; перераспределения, в данном случае форм брачного обмена; и вещи на материалах вооружения.

В параграфе 3.1. «Соотношение хронотопа культуры и пространственно-временной организации эпического текста» осуществляется рассмотрение референций эпической и действительной систем пространственной ориентации и календарных величин.

Относительно ориентации в пространстве устанавливается наличие двух систем: во-первых, системы линейной, или солярной разметки (через оппозиции правая vs левая, передняя vs задняя стороны света), во-вторых, системы цветовой маркировки (значимыми цветами выступают черный, белый, голубой, желтый и красный). Очевидно, что указанные ориентационные системы являются актуальными и для эпического пространства, и для действительного окружения. Следовательно, референции ориентационных систем являются достаточно строгими. Здесь, однако, необходимо учитывать разность маркировки в пределах южнотюркской этнической общности, то есть отсутствие однозначного соответствия между маркером (направление, цвет) и стороной света. Это, в свою очередь, приводит к разности концептуализаций пространственного перемещения внутри различных традиций.

В свою очередь референции календарных форм времени (годовые, сезонные, суточные последовательности), несмотря на имеющиеся совпадения, не могут быть признаны достаточно строгими. Строгость референций календарного времени нарушается несовпадением длительности эпического и действительного событий.

В параграфе 3.2. «“Эпическая история” формирования культурного ландшафта и его действительные референты» продолжается рассмотрение пространственных соотношений идеального и реального уровней онтологии через исследование топонимических систем. В качестве эмпирического материала используется «Указатель эпических топонимов», составленный З.С. Казагачевой к академическому изданию текстов «Очи-Бала» и «Кан-Алтын». Рассмотрены следующие топонимические единицы: Алтай, Ак Смер, Ак Ст кл, Кыйгылык / Ойголык Тобойдум, Кадьуту / Кадьаты.

Не составляет труда заметить, что перечисленные топонимы относятся к числу осевых онтологических вариаций (и более того – являют собой образец топонимической системы), а значит, непосредственно связаны с организацией эпического и, соответственно, эмпирического хронотопов. Однако референциальная строгость возможна только в пределах внутренней логики культуры.

Рассмотрение топологии непосредственно связано с вопросом формирования эпического ландшафта. В данном случае значимой выступает уже не раз указанная корреляция эпического героя и его окружения. В ходе исследования установлена семантическая связь между характеристиками ландшафта родины героя и его именем, а также наличие зависимости ландшафтных трансформаций и характера деятельности. По существу, герой является агентом установления эпического ландшафта или даже эпического хронотопа в целом, он завершает процесс, начало которому было положено во время сотворения мира. Таким образом, строгость топологических референций также возможна только на уровне культурной системы мировоззренческих координат.

В параграфе 3.3. «Логика эпического перераспределения и ее культурные референции (на примере практики брачного обмена)» исследуются стратегии эпического и эмпирического перераспределения через соотнесение условий и последовательностей брачного перехода.

Как известно, наиболее общей формой организации родства тюрков Южной Сибири является сеок. В отечественной литературе сеок преимущественно связывают с категорией рода. В свою очередь, сеок состоит из ряда клановых подразделений (в данном случае понимание клана заимствовано из словаря А.Р. Рэдклифф-Брауна). Однако, несмотря на это, сеок как целое является экзогамной группой, характеризующейся патрилинейной филиацией с полилинеарной идентификацией эго.

Строгая регламентация правил брачного перераспределения является одним из наиболее значимых механизмов порождения эпической онтологии, и, согласно С.С. Суразакову, реализуется мотивом “обязательной женитьбы героя на суженой, предназначенной ему судьбой, роком”. В известном смысле именно эпическая коллизия брачного перехода, его положительные и отрицательные реализации моделируют соответствующую социальную практику.

В свою очередь, прелиминарная стадия обрядового перехода, непосредственное заключение брака (по предварительному сговору, через официальное сватовство, умыкание, выполнение женихом поручений отца невесты), так же, как собственно свадебная церемония, или лиминарная стадия (игровая продажа приданного невесты, символическая продажа племянника невесты, перевод девушки в аил жениха, значимым элементом которого являлся ‘свадебный занавес новобрачных’; ритуальное смена прически), и послесвадебная локализация молодоженов, постлиминарная стадия, также характеризуются референтной строгостью.

Таким образом, логика перераспределения является общей логикой идеального и реального уровней культуры. Подобное совпадение является необходимым условием реализации идеального.

Параграф 3.4. «Вещь в эпической перспективе: исследование референций на материале комплекса вооружения» предполагает рассмотрение онтологических референций на основании комплексов эпического и действительного вооружения.

В настоящем параграфе референции комплексов вооружения исследуются на материалах алтайского эпоса «Алтай-Буучай» и хакасского сказания «Ай-Хуучин».

Распределение эпического комплекса по принятой оружиеведами классификации (различение /оборонительного/ и /наступательного/ вооружения с последующим разграничением /оружия ближнего/ и /оружия дальнего/ боя, а также /воинской/ и /конской/ защиты) демонстрирует практически полное совпадение реестра эпических и действительных паноплий. Однако историческая интерпретация данных героической эпики не позволяет однозначно датировать ее вооружение, так как в качестве признаков эпосом зачастую указываются либо черты, свойственные оружию на протяжении всего исторического развития паноплий, либо пока не зафиксированные военной археологией.

Таким образом, онтологические референции действительных и повествовательных паноплий не являются строго достоверными. Эпос в период своего складывания присваивает наиболее актуальные компоненты вооружения (которые зачастую свойственны ему на протяжении всего исторического развития), при этом трансформирует их характеристики в соответствии со своей внутренней логикой.

Таким образом, в третьей главе диссертационного исследования предпринято рассмотрение характера онтологических референций. Эпический текст представляет собой достаточно мозаичную ассоциацию данностей, принадлежащих различным историческим периодам. Более того, культурный факт, включаясь в логику эпического повествования, с необходимостью трансформируется в соответствии с его имманентными закономерностями, теряя тем самым свою референтную строгость (что, как это ни парадоксально, только способствует наделению мировоззренческих координат абсолютным статусом).

Четвертая глава «Актуализация идеальной онтологии эпического текста и параметры трансформации культурной среды» посвящена рассмотрению онтологических характеристик эпического сказа, вернее, проблемам актуализации имманентной онтологии. Исследование предполагается по установленному порядку: перераспределение – на основании анализа коммуникативных структур текста; тело и вещь – через трансформации тела сказителя и музыкального инструмента; пространство-время – через совмещение эпического и действительного хронотопов.

В параграфе 4.1. «Особенности исполнения и ритуальная семантика эпического сказа», который представляет собой введение в атмосферу исполнения эпоса на основании этнографических данных представлена общая картина эпического сказа. Необходимость настоящего описательного предварения, в ходе которого раскрывается ритуальный смысл сказа, определяется дальнейшим исследованием онтологических параметров актуализации.

В параграфе 4.2. «Структуры взаимного перераспределения и характеристики культурной онтологии эпического текста» исследуется разность процедуры исполнения сказаний и соответствующее ей различие онтологического статуса текста.

Анализ исполнения эпоса позволяет констатировать несовпадение коммуникативных функций адресанта и адресата с функциями сказителя и аудитории. Ритуальная семантика процедуры исполнения эпического текста предполагает совершенно отличную структуру его перераспределения. Представляется возможным утверждать наличие двух коммуникативных режимов исполнения.

Во-первых, самостоятельное исполнение эпоса, в пределах которого функции отправителя и получателя распределены между эпическим героем и аудиторией соответственно. Сказитель в данном случае выступает в качестве посредника между идеальным и реальным уровнями культуры. Эпический текст получается как дар, который раскрывается как самостоятельное идеальное бытие, что определяет его онтологические параметры.

Во-вторых, исполнение героического сказания может носить прикладной характер (в ситуациях промысла, болезни, помина). Особенность данной ситуации перераспределения была установлена еще Р.О. Якобсоном. Исследователь полагал, что “магическая, заклинательная функция – это, по сути дела, как бы превращение отсутствующего или неодушевленного «третьего лица» в адресата коннотивного сообщения”. В рамках прикладного исполнения героического эпоса оппозиция отправителя и получателя совпадает с противопоставлением социальная группа – духи-хозяева. При этом сказитель также исполняет роль медиатора, однако онтологические параметры текста ограничиваются функцией преподносимого реального дара.

Указанные режимы перераспределения включены как в культурную парадигму, так и представляют собой единую событийную последовательность.

Параграф 4.3. «Онтологические трансформации вещи, тела и социального: корреляции идеального и реального уровней культуры» связан с исследованием онтологических трансформаций наиболее значимых компонент эпического сказа.

Исполнение эпического текста в традициях тюрков Южной Сибири имело конную и пешую формы. При этом для конной формы является обязательным сопровождение сказа игрой на музыкальном инструменте (так, например, в среде алтайских племен использовался алт., теленг. топшур, топчур ~ кум. топшубар ~ телеут. топшугур (ср. монг. тобшигур, тув. дошпулуур, дошпулдуур, топшулуур) – единоствольная двухструнная щипковая лютня; шорцы при исполнении героических сказаний использовали комус ~ комыс – единоствольную коробчатую лютню с двумя струнами и проч.).

Музыкальный инструмент в исполнении эпического произведения выполняет несколько функций: по порядку прагматики – это функция ритмообразования; по порядку интенсии – это функция медиации (здесь, используя терминологию Е.С. Новик, мы наблюдаем превращение вещи-знака в вещь-жест). При этом можно полагать наличие парадигматической корреляции инструмента, голоса, текста и напева: голос и инструмент следуют общему музыкальному рисунку, тогда как текст заключен в инструменте и голосе, при этом голос – это со-бытие эпического героя и сказителя (первый из которых – голос-действие, тогда как второй – голос-предание). Таким образом, актуализация эпического текста приводит к реализации идеальной онтологии, задавая тем самым действительному окружению абсолютную перспективу.

Наиболее очевидные изменения внутри ритуальной среды происходят с телом сказителя. Сказитель погружается в имманентный хронотоп эпоса, тем самым делая его фактом реального. Героическая коллизия раскрывается за счет повсеместного следования исполнителя за перемещениями героя. Здесь тело сказителя редуцируется к чистому восприятию (в основном зрительному и слуховому); именно по этой причине сказитель способен проникать в любое место, занимать любую точку зрения. В свою очередь, воображаемое перемещение тела сказителя проецируется на действительную его поверхность, порождая тем самым особенное ритуальное поведение, ролевое разноголосие, мимику, ритуальный жест.

Помимо трансформаций тела сказителя, нельзя не учитывать воображаемого восстановления тела рода, предельной реализации социального, которое осуществляется за счет ассоциации эпического народа и действительной аудитории.

В параграфе 4.4. «Реализация идеальной эпической онтологии и трансформации хронотопа культуры» производится экспликация параметров ритуального хронотопа культуры.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»