WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
        1. Наличие эпического текста в границах конкретного культурного пространства по порядку организации представляет собой некое многомерное со-бытие. Бытие эпического текста есть сумма онтологических модальностей: во-первых, повествование – это последовательное раскрытие внутренней реальности текста (имманентная онтология); во-вторых, эпическое бытие находится в некотором отношении к миру, располагающемуся за границами текста (онтологическая референция); в-третьих, исполнение эпоса – это всегда встреча мира и имманентной онтологии текста (актуальная онтология). Выделение каждой из указанных модальностей возможно на основании разности их онтологических характеристик.
        2. Установленные онтологические модальности эпического текста представляют собой возможные и действительные реализации структуры, следовательно, возможные и действительные состояния культурной среды.
        3. Имманентная онтология эпического текста есть определенным образом организованная смысловая данность. Каждый отдельный ее фрагмент может быть представлен в виде структуры: структуры времени-пространства, перераспределения смысловых единиц эпического текста, элементов образа. Структуры подчинены общей логической закономерности, которая является результатом корреляции структур. Таким образом, имманентное бытие эпического нарратива конструируется в результате последовательных внутритекстовых референций.
        4. Референции эпической и действительной онтологий не являются прямыми: семантическая непосредственность нарушается внутренней логикой эпического произведения. Организация эпического текста допускает включение реальностей, принадлежащих различным историческим эпохам, которые подчиняются логике эпического повествования. В разности эпических и эмпирических уровней онтологии заключается разность идеального и реального осуществления культуры.
        5. Исполнение эпоса есть перформативное действие (когда факт его исполнения становится одновременно фактом реальности). Актуальная онтология – это реализация эпического текста здесь и теперь, в результате которой осуществляются онтологические трансформации эмпирического окружения (так, например, голос сказителя становится голосом героя, место исполнения эпоса – его родиной, эпическая география накладывается на привычное окружение).
        6. Эпический текст выполняет следующие культурные функции:

– задает мировоззренческие координаты, или логику культурной среды через имманентную онтологию текста;

– на основании онтологической референции придает мировоззренческим координатам статус абсолютных;

– через раскрытие эпического текста идеальная логика, запечатленная в эпосе, становится реальностью данной культурной среды.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

Теоретическая значимость работы состоит, с одной стороны, в демонстрации продуктивности структурно-философского подхода для реконструкции логики и значения практик традиционных культур. С другой стороны, в методологической верификации структурной теории на материале эпических традиций южносибирских тюрков. Процедура верификации не просто позволила подтвердить ее продуктивность, но также расширить аналитические возможности.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в возможности использования результатов исследования в процессе преподавания ряда теоретических дисциплин (“Культурология”, “Феноменология религии”, “Введение в религиоведение”).

Апробация работы была произведена на международных, всероссийских и региональных конференциях: II Межрегиональная научно-практическая конференция “Сибирь на перекрестье мировых религий” (Новосибирск, 2004 г.); I Российская с международным участием археологической и этнографической конференции студентов и молодых ученых (РАЭСК – XLV) “Истоки, формирование и развитие евразийской поликультурности. Культуры и общества Северной Азии в историческом прошлом и современности” (Иркутск, 2005 г.); III Международная научно-практическая конференция “Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения” (Барнаул, 2006 г.); Международная научная конференция “Актуальные проблемы этнической, культурной и религиозной толерантности коренных народов Русского и Монгольского Алтая” (Горно-Алтайск, 2006 г.); Всероссийская научно-практическая конференция “Алтай – Россия: через века в будущее” (Горно-Алтайск, 2006 г.); Чтения памяти исследователя Сибири Л.П. Потапова “История и культура народов Южной Сибири: история, настоящее, будущее” (Горно-Алтайск, 2006 г.). Отдельные положения диссертации были апробированы при финансовой поддержке РГНФ-МинОКН Монголии (проект №08-01-92004а/G, «Этносоциальные процессы и формирование синкретичных мировоззренческих систем у кочевников Алтая и Северо-Западной Монголии»).

Структура диссертационной работы.

Диссертационное исследование состоит из введения, основной части, заключения и библиографического списка. В свою очередь, основная часть состоит из четырех глав, включающих в общей сложности 14 параграфов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении представлены обоснование актуальности темы исследования, оценка степени ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, указывается источниковая база, а также методологические координаты, устанавливается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту, представляются формы апробации и общая структура диссертационного исследования.

Первая глава «Структурно-философский подход как методология исследования онтологии эпического текста и культуры» представляет собой методологическое введение, определяемое концептуальными установками аналитической философии и структурной теории. Здесь представлены основные положения аналитического структурализма, дается ряд уточнений и теоретических дополнений.

Параграф 1.1. «Экспликация онтологических модальностей эпического текста и состояний культурной среды» связан с установлением порядков бытования эпического текста в традиционной культуре, или его онтологических модальностей.

В ходе работы устанавливается следующий модальный ряд: имманентная онтология – внутренняя реальность произведения, онтологическая референция – соотношение нарративной и эмпирической реальностей и актуальная онтология текста, которая представляет собой реализацию имманентной эпической онтологии в ситуации сказа.

Указанная дифференциация модальностей опирается на разность онтологических характеристик (онтологии текста и онтологии культуры), что и подтверждается аналитической экспликацией модального ряда. При этом каждая форма наличия порождается посредством соответствующих автореференций, что позволяет утверждать в первую очередь идеальный порядок бытия эпоса, целостность которого достигается за счет последовательных межмодальных корреляций.

Таким образом, текст в действительности представляет собой некое онтологическое целое, тогда как установленный модальный ряд в большей степени является оперативной моделью.

В параграфе 1.2. «Онтологический статус структуры и интерпретация модальностей эпического текста» проводится рассмотрение структурной теории в ее классической формулировке, которая представлена в работах К. Леви-Строса. Это необходимо для выполнения основной задачи раздела, а именно: интерпретации онтологических модальностей в свете структурно-аналитической методологии. Однако данной процедуре с необходимостью должна предшествовать непосредственная аналитика философских положений структурализма, которые сами по себе достаточно проблематичны. Здесь в первую очередь необходимо ответить на вопрос: каким образом бытие есть структура

Решение данной проблемы проводится через введение категории игры в том ее понимании, которое было представлено в работах Х.-Г. Гадамера. В результате рассмотрения достигнуто следующее положение: бытие как структура возможно только в случае, если структура осуществляется как игра, в качестве которой структура и есть бытие. Таким образом, в рамках диссертационного исследования предлагается позитивная игровая интерпретация структурной онтологии, в отличие от ее негативной игровой деконструкции Ж. Деррида.

В свою очередь игровая интерпретация структуры позволяет углубить понимание онтологических модальностей и их отношение к структурному целому.

Представленный перечень модальностей не только порождается внутриструктурными референциями, но и является ее возможными и действительными установлениями. В частности, имманентная онтология есть чистая возможность, ее реальность определяется только лишь структурной релевантностью конкретному культурному пространству или, вернее, конкретной логике культуры. Онтологическая референция также принадлежит возможности, однако эта возможность конкретизирована за счет наличия конкретных культурных референций (здесь логика культуры трансформируется в культурную семантику). Актуальная онтология представляет собой действительную реализацию, игру структуры. Здесь эпос есть конкретная культурная практика, культурная деятельность.

Во второй главе диссертационной работы «Логика внутреннего бытия эпического текста как идеальная онтология культуры» производится структурная экспликация имманентной онтологии эпоса по установленному порядку рассмотрения: пространство-время – через исследование соотношений обстоятельств места и времени героя; перераспределение – через исследование эпической системы изъятий и поставок; рассмотрение тела и вещи – через изотопный анализ характеристик телесности и эпической предметности. Установление логики структур и структурных корреляций есть не что иное, как установление идеальной онтологии культуры.

В параграфе 2.1. «Логика онтологических корреляций эпического хронотопа» рассматриваются соотношения эпической местности, характеристики соответствующего пространственного поведения героя и его биографического времени.

В соответствии с методологическими установками диссертационной работы в рамках параграфа производится, во-первых, структурно-логическая аксиоматизация и установление списка возможных пространственно-временных корреляций. Указаны следующие возможные конфигурации: 1) герой подвижен как во времени, так и в пространстве; 2) герой неподвижен во времени, но подвижен в пространстве; 3) герой неподвижен как в пространстве, так и во времени; 4) герой подвижен во времени, но неподвижен в пространстве; 5) сверхподвижность героя во времени – пространственная подвижность; 6) герой сверхподвижен как во времени, так и в пространстве; 7) временная подвижность героя – пространственная сверхподвижность; 8) временная статика – сверхподвижность героя в пространстве; 9) сверхподвижность во времени, но неподвижность в пространстве; 10) подвижность героя в пространстве – временная регрессия; 11) обратная временная динамика и неподвижность героя в пространстве; 12) временная регрессия и пространственная сверхподвижность.

Во-вторых, производится формализация установленного списка соотношений и эмпирическая интерпретация пространственно-временных конфигураций.

В-третьих, устанавливается логика эпического текста по основанию рассматриваемых корреляций. Эпическая топика представляет устойчивую последовательность: locus героя : путь : locus антагониста : путь : locus героя. Каждая из представленных локализаций соотносится с конкретными временными формами героя и формами его поведения в пространстве.

Таким образом, устанавливаются типы онтологических корреляций биографического времени героя, его пространственного поведения и места. Наличие данных корреляций указывает на связанность имманентной онтологии эпоса. В свою очередь, движение сюжета есть не что иное, как последовательная реализация логики имманентного бытия эпоса, а следовательно, идеальной онтологии культуры.

В параграфе 2.2. «Структура и онтологические уровни эпического перераспределения» исследуется логика имманентных изъятий и поставок, которая является наиболее распространенным предметом структурных аналитик. Здесь осуществляется построение метамодели перераспределения. Модель включает в себя следующий перечень термов: a) [наличие отрицательное изъятие]; b) [наличие отрицательная поставка]; c) [наличие положительное изъятие]; d) [наличие положительная поставка]; e) [отсутствие отрицательное изъятие]; f) [отсутствие отрицательная поставка]; g) [отсутствие положительное изъятие]; h) [отсутствие положительная поставка].

Посредством терминов представленного ряда производится последовательная дескрипция ситуаций эпического перераспределения, то есть описание, учитывающее все наличные формы изъятий и поставок с последующим установлением структуры произведения. В качестве эмпирической интерпретации представлено рассмотрение алтайского эпоса «Маадай-Кара».

Аналитическая дескрипция конкретного эпического произведения, помимо обоснования эффективности модели, позволила определить онтологическую разность наличных ситуаций перераспределения.

В параграфе 2.3. «Онтологические характеристики эпического тела: реконструкция внутренних изотопий» раскрывается онтологическая асимметрия эпического текста, или асимметрия его изотопной организации. Категория изотопии введена в аналитический словарь семантики А.-Ж. Греймасом с целью объяснения целостности текста. По существу, онтологическая изотопия представляет собой вариацию нарративной с акцентом на целостности имманентной реальности произведения. Первичная реконструкция изотопий ввиду очевидной значимости производится на основании телесных характеристик героя и антагониста.

Рассмотрение эпической лексики, а также характеристик тела героя и тела антагониста позволяет прийти к заключению, что онтологическая организация эпического текста тюрков Южной Сибири является двухчастной (би-изотопной) и может быть представлена в виде противопоставления /установление/ vs /поглощение/. Указанная оппозиция представляет собой онтологическую асимметрию, которой детерминируется эпическая реальность.

Параграф 2.4. «Онтологические характеристики вещи: верификация изотопий внутреннего бытия эпоса» посвящен подтверждению установленной онтологической двухчастности эпического текста.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»