WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. Несмотря на продолжающееся воздействие традиционных факторов на международные процессы и постоянное доминирование экономики как базиса общественных отношений, влияние информационно-коммуникационных технологий на международные отношения с каждым годом возрастает. Фактор информационных технологий уникален и связан с формированием нового общественного устройства и интеграцией ИКТ в глобальные экономические и политические процессы;
  2. Влиянием ИКТ на глобальные процессы современности меняет весь спектр международных отношений. В основу политики информационного благополучия на международном, региональном и национальном уровнях должна быть положена выработка комплексного, целостного теоретического подхода к проблемам глобальной информатизации;
  3. Роль информационно-коммуникационных технологий как материального фактора в международных отношениях сводится как к модернизации и упрощению коммуникативных связей государств, так и к дополнению международной политической арены сетевым пространством;
  4. Информатизация способствует более эффективному, более оптимальному управлению и демократизации международных отношений, вместе с тем она порождает и новые проблемы, связанные с девиантным, в том числе криминальным поведением. Поэтому потенциал технологических возможностей виртуальных средств связи одновременно представляет собой и источник новых форм криминогенности. Глобальная преступность, включая международный терроризм в его современных формах, коммунициируется по глобальным сетям, используя расширяющиеся возможности компьютерного киберпространства. Неравномерное развитие ИКТ усугубляет различные формы социального неравенства; информационные технологии играют ведущую роль в формировании новых видов оружия, в том числе «информационного»;
  5. Регулирование сферы ИКТ должно основываться на традиционных принципах международного права. Информационная сфера не нуждается в специальных законодательных ограничениях и пристальном государственном надзоре. Новое онлайн-право в ходе неизбежной модернизации его нормативной составляющей под влиянием глобальных информационных вызовов не должно отказываться от системообразующих принципов права, сформированных на протяжении тысячелетней истории оффлайн-развития;
  6. Искусственное ограничение использования и распространения новых технологий в целях снижения негативных проявлений информатизации представляет собой недальновидную и вредную политику. ИКТ предоставляют равную возможность как по инициированию и поддержанию негативной (агрессивной) политики, так и по выработке способов её предупреждения. Что касается информационных злоупотреблений, то с ними необходимо бороться адекватными технико-правовыми методами (разработка эффективных мер информационной безопасности и принятие специальных правовых актов на национальном и международном уровнях);
  7. Разработка научно обоснованной и практически действенной общенациональной информационной политики – задача, которая имеет непосредственное отношение к обеспечению государственных интересов на международной арене. Решение этой задачи должно осуществляться с учетом исторических национальных особенностей и политических интересов, а также международного опыта построения информационного общества.

Практическое и теоретическое значение исследования. Проблемы глобальной информатизации в целом и благополучного информационного развития в частности могут стать предметом дальнейшего анализа в рамках различных направлений современной политической науки и теории международных отношений. Положения диссертации также обосновывают комплексный характер вопросов информационной стабильности, эффективного применения информационно-коммуникационных технологий в международной практике и перспектив формирования мирового информационного общества. Результаты исследования теоретических основ формирования информационного общества и обеспечения международной информационной стабильности могут быть использованы в процессе реализации реальной информационной политики, включая интеграцию отдельных государств в мировое информационное пространство. Наконец, материалы диссертации могут найти применение в учебном процессе при разработке специальных курсов в рамках политологии и международно-политической науки.

Структура диссертации и последовательность изложения определяется решением поставленных задач диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения и библиографии.

Апробация работы. Результаты диссертационной работы были обсуждены на кафедре социологии международных отношений социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Отдельные положения поставленной проблемы обсуждались и апробировались автором на международных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2006», «Ломоносов-2007», Международной практической конференции по борьбе с киберпреступностью и кибертерроризмом (2006г.). По теме диссертации опубликованы научные статьи, в том числе рекомендованных ВАКом и в иностранных периодических изданиях.

II. Содержание диссертации.

Во введении обосновывается актуальность темы, определяющая необходимость научного осмысления фактора информационно-коммуникационных технологий в международных отношениях, показана недостаточная степень разработанности данной проблематики, отмечено отсутствие специальных работ по теме, определен предмет исследования, сформулированы основные цели и задачи, а также теоретические положения, составляющие новизну работы.

В первой главе «Информационно-коммуникационные технологии в структуре факторов международных отношений» подчеркивается роль и значение информации среди общенаучных понятий.

Осмысление информации как важного элемента объективной реальности привело, по мнению автора, к становлению теории информации и приданию этому понятию научного статуса. Правомерно говорить о цивилизационном сдвиге, предполагающим выделение информации как ведущего фактора развития социума.

Информация выступает в качестве относительно нового предмета исследования и особого объекта государственного регулирования. Именно поэтому необходимо обратиться не только к социологическому пониманию информации, но также и к общенаучной, кибернетической и правовой терминологии.

В качестве одной из серьезных научных проблем экспертами называется нечеткость современной философско-методологической и мировоззренческой платформы и отсутствие универсальной теории информации, приемлемой для гуманитарных наук в рамках социальной информатики.

В главе рассматриваются основные понятия информации, информационной сферы, теоретические характеристики информационно-коммуникационных технологий (общедоступность, внетерриториальость, интегрированность, интерсубъектность), научные подходы к изучению развития международных отношений.

Значительное внимание уделяется концепции выделения т.н. международных факторов – совокупности материальных и нематериальных структур, институтов и процессов, обусловливающих международно-политические взаимодействия в современном мире. В главе представлен аналитический обзор литературы по проблемам развития международных отношений в контексте возрастания роли информационного фактора. Показано, что многие теоретические разработки, построенные на основе классических социологических концепций (М.Вебера, Э.Дюркгейма, Д.Белла, М.Кастельса, Й.Галтунга, Г.Зиммеля, И.Гофмана, Р.Будона, М.Крозье, А.Турена и др.) при определенной корректировке могут быть использованы для описания и объяснения институциональных изменений современных международно-политических институтов. Автором представлена классификация факторов международных отношений (идеальные, материальные). К идеальным факторам отнесены неосязаемые категории: культура, право, язык, качества лиц, принимающих решения (менталитет), религия, психология и т.д. Материальную группу составляют географические, демографические, экономические, технологические факторы. Информационно-коммуникационные технологии, не являясь бестелесной субстанцией, относятся к материальным факторам международных отношений.

В главе представлен подход, обосновывающий исследование международных процессов с позиций естественнонаучной теории системного моделирования и получивший в теории международных отношений название «контр-факторного анализа». Данный подход исходит в первую очередь из рассуждения: «что бы произошло, если бы события развивались иначе, чем это имело место». Несмотря на критическое отношение исторической науки к сослагательному наклонению, в работе отмечается практическая эффективность данного подхода. Интерес «контр-факторного анализа» заключается в том, что в некоторых случаях он позволяет понять, что при определенных обстоятельствах ход событий мог происходить иначе, чем это имело место. Отмечается усиливающаяся роль «негосударственных» акторов международных отношений и происходящая на фоне информатизации общества демократизация международно-политических институтов11.

В главе поднимаются вопросы о международной роли Интернета. Отмечается, что большинство международных дискуссий по вопросам социально-культурной сферы происходят на различных сетевых форумах и конференциях12.

Превратившись во внешний фактор международных отношений, Интернет стал нуждаться в международном регулировании. Ведущая роль в управлении Интернетом принадлежит ICANN, которая контролирует значительную часть доменного пространства и структуру Интернет-протоколов13.

Обращается внимание, что прямым политическим следствием информационной революции стало ускорение трансформации международных отношений. Прежде всего, обнажилась необходимость изменений в традиционной концепции обеспечения национального суверенитета. Во-первых, это вызвано тем, что развивающиеся в мире на базе ИКТ новые информационные услуги и виды деятельности как между индивидами и организациями, так и государственными образованиями объективно все меньше подконтрольны своим правительствам. Во-вторых, практика информационных отношений между самими государствами серьезно отстает от ее регулирования международным правом.

Принципиально по-новому встает проблема обеспечения национальной и международной безопасности, которая дополняется информационно-коммуникационной составляющей.

Автором исследуется проблема информационного неравенства. В основе анализа при этом положен статистический подход. По мнению автора, бурное развитие информационных технологий и различия в восприятии плодов информационной революции в различных регионах мира в ближайшие десятилетия могут привести к обострению межгосударственных отношений в связи с цифровым разрывом уровня информатизации («digital divide»), которое является серьезным препятствием развитию информационной инфраструктуры для всех членов мирового сообщества. Общественные группы и государства разделяются на тех, кто имеет доступ к различной информации и услугам посредством современных ИКТ и соответствующие навыки (компьютерную грамотность), и тех, кто ими не располагает. Число пользователей Интернета в мире в конце 2007г. составило более 1 млрд. человек14. По сравнению с 2005-2006г. этот показатель вырос на 19,5%. В первую тройку стран по числу Интернет-пользователей в 2008г. вошли Китай (около 221 млн.человек), США (более 200 млн. человек) и Япония (86 млн. человек)15. По итогам 2006г. число постоянных пользователей Интернета в России составило 27 млн.человек16. Вместе с тем, по прогнозам экспертов, данные показатели могут возрасти к концу 2008г. до 40 млн. человек17. Технологический разрыв между развитыми и беднейшими странами постоянно увеличивается. По некоторым данным, в Лондоне зарегистрировано больше Интернет-аккаунтов, чем во всей Африке, а 80% населения Земли вообще не затронуто глобальными коммуникациями18.

Таким образом, более 90% пользователей Интернета в мире – представители богатейшей пятой части населения Земли19.

Рассмотрение темпов информатизации по критерию плотности насыщения интернетом и компьютерами позволяет сформировать боле достоверную картину. Последние официальные данные Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, датируемые 2007-м годом свидетельствуют о крайне неравномерном сосредоточении информационной инфраструктуры. Так, численность пользователей Интернета на 1000 человек в Китае сопоставима с Македонией и составляет около 75 человек. Рекордными показателями являются данные по Австралии (655 человек), США, Финляндии (630 человек) и Великобритании (629 человек)20.

Неравенство в доступе к информации неизбежно влечет за собой углубление иных видов неравенства – экономического, социального, культурного – как между развитыми и развивающимися государствами в целом или отдельно взятыми странами в рамках этих группировок, так и между различными социальными группами внутри одной страны. Без массового же использования результатов информационно-технического прогресса формирование развитого рынка информационных услуг и тем более глобального информационного общества не представляется возможным.

Во второй главе «Политические аспекты влияния информационно-коммуникационных технологий» описаны основные подходы к рассмотрению политических проблем глобальной информатизации и критерии их классификации. Диссертантом учтена концепция «информационного общества» апологетами которой являются Д.Белл, М.Порат, О.Тоффлер, Т.Стоуньер, Р.Катц, П.Дракер, М.Кастельс, В.Л.Иноземцева, А.И.Ракитова, Р.Ф.Абдеева21, а также основные принципы композиции теории информационного общества японского ученого И.Масуда. Критически оценивается количественный критерий определения информационного общества, который, несмотря на свою существенность, не может быть определяющим в контексте становления нового общественного порядка. Многообразие оценок влияния ИКТ представлено почти без исключения во всех современных теоретических направлениях науки международных отношений: неолиберализме, неореализме, неомарксизме, постмодернизме, в теории политической коммуникации. Анализ рассмотренных теоретических подходов показал, что, несмотря на различия в оценках «информационного» потенциала, большинство ученых признают лидирующую роль ИКТ в политической сфере.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»