WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Для нашего государства в современных условиях из всех моделей взаимоотношений со своими соседями в различных сферах – экономической, финансовой, военной, политической и т.д. – наиболее предпочтительна модель сферы интересов или жизненного пространства, в практическом плане представляющая собой систему-конгломерат военно-политических союзов, многосторонних или двусторонних экономических объединений глобального и регионального характера. Предпочтительность именной этой модели обусловлена тем, что, в виду разноскоростной интеграции России и ее союзников и стратегических партнеров по СНГ, связанной с различными уровнями экономического развития бывших союзных республик, частичным совпадением их интересов с российскими, воссоздание единого государства стало бы непосильной задачей для всех потенциальных участников этого процесса. В свою очередь, создание территориальной и колониальной империй стало бы возвращением к уже отжившим формам организации политического и экономического пространств, а синхронные интеграционные процессы, как показала вся новейшая история, тормозятся под различными предлогами членами СНГ.

Для формирования сферы интересов РФ в ближнем зарубежье необходимо усиление роли России как ядра такой системы путем повышения влияния на элиты бывших союзных республик, проведения переговоров об использовании в СНГ российского рубля в качестве резервной валюты, укрепления сети военных баз в ключевых районах и республиках Содружества, получения и усиления контроля над транспортными магистралями в сфере энергетики и перевозки товаров, подключения заинтересованных экономических субъектов к отечественной спутниковой связи и навигационной системе ГЛОНАСС, развития военно-космических сил и средств. Сегодня Российское государство только переходит к формам контроля, не связанным с необходимостью удержания территории и требующимися для этого значительными людскими ресурсами. В связи с этим обстоятельством российская диаспора в ближнем зарубежье могла бы стать союзником РФ в реализации модели сферы интересов в регионе СНГ.

Во Втором параграфе анализируются особенности современной российской диаспоры в ближнем зарубежье как субъекта политических процессов внутри- и наднационального уровней.

Характеризуя российскую диаспору в странах СНГ и Прибалтики как потенциального субъекта политических процессов национального и международного уровней, приходится констатировать, что к настоящему времени в большинстве бывших советских республик общины российских соотечественников еще не сформировались в качестве полноценных политических акторов. Этому препятствует, прежде всего, разрозненность, слабая и недостаточная координация деятельности диаспоральных организаций внутри республик и между республиками СНГ и Балтии, инертность, недостаточное мотивирование к отстаиванию своих прав политическими средствами, инкорпорирование лидеров и руководителей движений и организаций соотечественников в политическую элиту стран постсоветского пространства, ведущее к отказу первых от защиты интересов соотечественников и переходу к политике «соглашательства» с этнократическими режимами. Последние, опасаясь превращения диаспоры в дееспособную политическую силу, действовавшую бы в интересах РФ, практикуют и создание псевдоорганизаций соотечественников, отвлекающих на себя политически активных членов диаспоры и переводящих вектор их деятельности на бесперспективные направления.

Нынешнее аморфное, неконсолидированное состояние российской диаспоры в ближнем зарубежье вызвано, как представляется, не только объективными причинами (дисперсное проживание, крайне низкий уровень материальной обеспеченности русскоязычного населения и т.д.), но и субъективными факторами, в т.ч. личностными амбициями лидеров. В основе нынешнего раскола российской диаспоры лежит также деятельность ряда российских политических сил, пытающихся обособить организации россиян по факту их принадлежности к отдельным партиям, чтобы в дальнейшем использовать их в своих конъюнктурных интересах. Однако самые главные причины нынешней разобщенности российской диаспоры, на наш взгляд, проистекают из политических и экономических реалий стран проживания соотечественников. Также разъединяют диаспору не только экономические интересы, но и политические пристрастия ее лидеров, отдельных общественных структур.

Анализ политического участия диаспор в странах ближнего зарубежья показывает, что основной его формой, дающей, по крайней мере, минимальные результаты, является неконвенциональное участие, выражающееся в различных протестных движениях и акциях. Поводом к активизации общин соотечественников становится ущемление, ограничение или попрание их прав в сфере культуры, образования, изучения и использования русского языка, получения информации на нем, нередко протесты вызываются ограничением политических прав.

Что же касается конвенционального участия политических партий и организаций соотечественников в ближнем зарубежье, то в основном его результативность приближается к нулевой отметке, что обусловлено несколькими причинами: проблемами в формировании единой политической партии, представлявшей бы интересы общин российской диаспоры, неспособностью получить необходимый для работы в парламентах процент голосов избирателей, создание республиканскими властями непрямым путем препятствий для самоорганизации и политической консолидации общин, формирования их дееспособных объединенных организаций.

В Третьем параграфе российская диаспора исследуется как элемент реализации национальных интересов России в ближнем зарубежье.

Выявление роли российской диаспоры в ближнем зарубежье при реализации национальных интересов РФ предполагает, прежде всего, определение тех направлений внешней политики нашей страны, в решении задач которых объединения общин и организаций соотечественников могут участвовать наряду с органами государственной власти. В качестве таких направлений следует назвать целый ряд видов деятельности: сохранение русскоязычного пространства в зарубежных странах, прежде всего, повышение статуса русского языка; укрепление позиций русской культуры в ближнем зарубежье, сохранение в среде соотечественников иных родных для них языков и культурных традиций, налаживание устойчивых духовных и культурных связей российской диаспоры с исторической Родиной; сохранение общего информационного пространства России и стран ближнего зарубежья, в первую очередь, стран СНГ, распространение информации печатных и электронных российских масс-медиа, вообще информирование о социально-политических и иных процессах в России; защита соотечественников за рубежом, их прав в политической, социально-экономической, культурной, языковой, образовательной сферах общественной жизни; содействие России производственно-хозяйственной, предпринимательской и коммерческой деятельности различных объединений и общин соотечественников.

При определении роли российской диаспоры в реализации внешней политики РФ в ближнем зарубежье следует, на наш взгляд, учитывать специфику положения общин соотечественников в новых независимых государствах. Российская диаспора в ближнем зарубежье представляет собой совокупность организационно оформленных и неоформленных общин, их объединений разного уровня, находящихся в стадии становления в качестве транснациональной сети с общим самосознанием себя как отдельных от титульных народов этнических групп, не считающих себя при этом некоренным, чужеродным населением, а в некоторых случаях рассматривающих себя в качестве одного из государствообразующих народов (Белоруссия, Украина, Казахстан). Основой диаспоры является русское население и казачество, к которым по признакам принадлежности к русской или в целом российской культуре примыкают русскоязычные этнические группы. Поэтому в известной мере допустима редукция российской диаспоры к русскому миру в пространстве СНГ и Балтии.

Не сложившись в качестве полноценного субъекта экономических процессов и не аккумулировав значительные финансовые средства в государствах пребывания, как это удалось сделать китайской и индийской диаспорам, не всегда занимая значимые политические позиции в них, как еврейская, армянская или греческая диаспоры в развитых странах мира, российская диаспора, тем не менее, сохраняет такой важный ресурс, как культурный потенциал, является носителем духовных и иных ценностей, образа жизни, по-прежнему привлекательных в ближнем зарубежье. Данный культурный потенциал при должных усилиях по его актуализации может служить важнейшим фактором российского национального присутствия в новых независимых государствах, и роль групп и организаций соотечественников может заключаться в его сбережении и трансляции среди населения стран ближнего зарубежья.

Учитывая низкий финансово-экономический потенциал российской диаспоры в ближнем зарубежье, более или менее серьезно говорить об использовании организаций соотечественников в СНГ и Прибалтике можно лишь применительно к таким направлениям, как мобилизованное политическое участие с целью оказания давления на власть в республиках и публичная дипломатия, формирование позитивного и привлекательного имиджа России как государства и страны в целом на постсоветском пространстве. Реализация данных направлений деятельности возможна при решении проблемы организации, интеграции объединений общин и организаций соотечественников не только внутри отдельных стран, но и на международном уровне. Подходами к решению этого вопроса являются построение иерархической структуры международной организации соотечественников и структурирование части Русского мира в ближнем зарубежье как социальной, культурной и политической сети.

В Заключении подводятся итоги проведенной работы, формулируются основные выводы и намечаются контуры предполагаемых дальнейших исследований по данной проблематике.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Лобанов М.А. Диаспора как объект исследования политической науки // SHOLA-2007: Сборник научных статей философского факультета МГУ / Под ред. Е.Н. Мощелкова, А.А. Ширинянца. М.: Издатель Воробьев А.В., 2007. С. 285-289. – 0,4 п.л.

2. Лобанов М.А. Диаспоры в политическом процессе // Аспекты: Сборник статей по философским проблемам истории и современности: Вып. V. М.: Современные тетради, 2008. С. 150-161. – 0,8 п.л.

3. Лобанов М.А. Особенности исследования диаспоры как субъекта политического процесса // XV Международная научная конференция студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов»: Секция «Философия, политология, религиоведение». Материалы конференции (10 апреля 2008 г.). М.: Издательство «Социально-политическая МЫСЛЬ», 2008. С. 402-403. – 0,1 п.л.

4. Лобанов М.А. К вопросу о роли диаспор в современном политическом процессе // Мировая и российская политика. Сборник статей по политологическим теоретико-методологическим и прикладным проблемам истории и современности / Ред.-сост.: В.И. Коваленко, А.И. Костин, А.В. Федякин. Вып. I. Чебоксары: ГУП «ИПК «Чувашия», 2008. С. 192-202. – 0,7 п.л.

5. Лобанов М.А. Проблемы и перспективы изучения роли диаспор в политике // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2008. № 5. С. 24-25. – 0,1 п.л.

доктор политических наук, доцент


1 См.: Василенко И.А. Диалог цивилизаций: социокультурные проблемы политического партнерства. М., 1999; Коваленко В.И. и др. Политические отношения и политический процесс в современной России. М., 2008; Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М., 2005; Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2002; Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М., 2000; Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2000; Фельдман Д.М. Конфликты в мировой политике. М., 1997; Цыганков П.А. Международные отношения. М., 2002; и др.

2 См.: Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998; Кортен Д. Когда корпорации правят миром. СПб., 2002; Keohane R., Nye J. Transnational relations and world politics. Cambridge, 1971; Robinson J. Multinationals and political control. N.Y., 1983; Rosenau J. Turbulence in the world politics. Theory of change and continuity. N.Y., 1960; Sally R. States and firms: multinational enterprises in institutional competition. N.Y., 1995; etc.

3 См.: Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология: Анализ и менеджмент. М., 2005; Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры. 1999. № 1; Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М., 2003; Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора // Этнографическое обозрение. 2000. № 2; Clifford J. Diasporas. Current anthropology. 1994. № 9(3); Rainer M., Rainer O. Diasporas and ethnic migrants: Germany, Israel, and Post-Soviet successor states in comparative Perspective. Frank Cass, 2003; Cohen R. Global Diasporas: An introduction. N.Y., 1997; Esman M. Ethnic Politics. N.Y., 1994; Safran W. Deconstructing and comparing diasporas. Diaspora, identity, and religion: New directions in theory and research. Routledge, 2003; etc.

4 См., например: Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. М., 2004; Лозанский Э. Этносы и лоббизм в США. М., 2004.

5 См.: Аствацатурова М.А. Возможности и пределы толерантности диаспор (теоретический аспект) // http://ippk.edu.mhost.ru/elibrary/elibrary/uro/v6/a6_18.htm; Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности / Под ред. Г.У. Солдатовой. М., 2002; Вынужденная миграция и права человека. М., 1998; Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации. М., 2003; Гриценко В.В. Русские среди русских: проблемы адаптации вынужденных мигрантов и беженцев из стран ближнего зарубежья в России. М., 1999; Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999; Психология беженцев и вынужденных мигрантов: исследования и опыт практической работы. М., 2001; Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 2007; Стрельченко С.В. Диаспора как субъект социально-экономических процессов (социально-философский наиболее общих тенденций в прошлом и настоящем) // Энергия. 2006. № 7; и др.

6 См.: Арутюнов С.А. Диаспора – это процесс // Этнографическое обозрение. 2000. № 2; Арутюнов С.А., Козлов С.Я. Диаспоры: скрытая угроза или дополнительный ресурс // http://eursa.org/node/237; Пилкингтон Х., Флинн М. Чужие на родине Исследование «диаспоральной идентичности» русских вынужденных переселенцев // Диаспоры. 2001. № 2-3; Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX-XX вв. Сб. статей. М., 2001; Шнирельман В. Мифы диаспоры // Диаспоры. 1999. № 2-3; и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»