WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

В Первом параграфе на основе исследования основных подходов к определению понятия и выделению типов диаспор автором предлагается дефиниция данного феномена и типология по наиболее значимым основаниям, а также раскрываются предпосылки формирования и анализируются основные формы функционирования диаспор.

Отмечается, что все многообразие точек зрения на природу и сущностные черты диаспоры как общественно-политического феномена, имеющееся в современной науке, посредством выделения в них общего и особенного может быть сведено к следующим основным подходам:

- этнологический, в соответствии с которым диаспора рассматривается как часть этнической общности (нации, народа или этнической группы), дисперсно проживающая за пределами основной территории расселения своего этноса;

- конструктивистский, рассматривающий в качестве центральной характеристики диаспоры ее идентичность, которая создается, поддерживается и распространяется самими членами диаспоры; тем самым, последние представляют собой «воображаемые сообщества»;

- транснационалистский, в соответствии с которым под диаспорой понимается объединение людей, семей и небольших групп и всей совокупности их отношений и связей в рамках принимающего их общества и государства, на фоне протекающих транснациональных процессов и развития взаимодействия между представителями этнических групп в разных странах;

- миграционный, рассматривающий диаспору в экономическом, политическом, культурном и т.п. измерениях современных форм миграции;

- сетевой, определяющий диаспору как географическое распыление этнических групп, которые вынуждены жить отдельно от других групп, принадлежащих этому же этносу, как меньшинство в принимающем обществе, и поставленных в тяжелые условия выяснения своих интересов и поисков идентичности, обусловленных двойной принадлежностью;

- социологический, согласно которому сущностными чертами диаспоры выступают пребывание этнической общности за пределами своей исторической родины, обладание основными характеристиками культурной самобытности своего народа, наличие организационных форм функционирования, направленности на осуществление социальных функций.

При всей эвристической ценности данных подходов, вместе с тем, как представляется автору, ни один из них в полной мере и всесторонне не раскрывает природу и сущностные черты такого феномена, как диаспора. Данное обстоятельство делает необходимым задействование методологических принципов взаимодополняемости имеющихся концепций и теорий. Такой подход позволяет говорить о том, что диаспора обладает признаками сетевой социальной системы. Элементы (ячейки) последней размещены в более чем одной стране, стремящейся сохранить свою идентичность, культурную, языковую, религиозную отличительность, не всегда поддерживающую контакты со страной исхода, члены которой мигрировали вынужденно или добровольно.

В целом, синтез данных черт и характеристик позволяет развить в рамках политической науки понимание диаспоры как возникающей в результате вызванной социально-экономическими, политическими или военными факторами кризисного характера иммиграции, экспорта населения в периферийные районы и территориального распада страны исхода, повлекшего изменения государственных границ, транснациональной сети общин этнических групп в принимающих странах, деятельность которой направлена на защиту культурного своеобразия, этнической идентичности, социально-экономических и иных прав меньшинств в иноэтничном окружении.

Политические аспекты формирования и функционирования диаспор можно разделить на аспекты иммиграции и образования этнодисперсных групп, а также аспекты адаптации в принимающей стране.

Политическая сторона иммиграции связана с причинами ее возникновения, относящимися к сфере властных отношений внутри и между государствами. Внутренние предпосылки заключаются в возможности миграции вследствие внутригосударственных сецессионных и гражданских конфликтов, территориального распада страны исхода, депортаций, вызывающих потоки беженцев. Внешние предпосылки – это поражение страны исхода в войне, влекущее потерю ею суверенитета и оккупацию войсками противника.

Политические аспекты адаптации связаны с включением этнических меньшинств в работу политических институтов принимающей страны, получением ими социально-экономических, политических или всей полноты гражданских прав. Последнее составляет главный предмет забот диаспоры в период приспособления к нормам политического участия в стране пребывания. В результате адаптации этническое меньшинство может либо полностью интегрироваться в принимающую гражданскую нацию, либо получить ту или иную степень автономии (этнотерриториальной или национально-культурной) в силу своего культурного своеобразия, либо отказаться от интеграции вообще и существовать в режиме политической изоляции, вызванной сопротивлением принудительной ассимиляции или добровольной сегрегацией.

Второй параграф посвящен анализу основных моделей участия диаспор во внутренней политике современного государства.

Отмечается, что потребности диаспоры, связанные с оказанием влияния на внутреннюю политику страны пребывания, как правило, обусловливаются сложностью процессов адаптации иноэтнических общин к проживанию в новых для них социально-экономических, культурных, образовательных, политических условиях. Данные сложности заключаются в существовании разного рода препятствий для обеспечения прав этнических меньшинств, каковыми выступают диаспоры, в тех государствах, где они поселились. Поэтому предметом внутриполитической деятельности диаспоральных организаций и общин становится защита гражданских прав и свобод своих членов в социально-экономической, политической, этнокультурной, языковой, информационной и иных сферах общественной жизни. В тесной связи с проблемой обеспечения прав, определяемых культурным своеобразием, находятся права, связанные со свободным отправлением религиозных культов, вероисповеданием, использованием связанной с ним атрибутики и символики.

В целом, модели участия диаспор в политических процессах внутри принимающих стран можно выделить, опираясь на несколько критериев.

Одним из них служит собственно форма политического участия общины – это либо конвенциональное участие, характер которого определяется установленными в стране пребывания политическими и правовыми нормами и институтами и которое не выходит за данные рамки, либо неконвенциональное участие, допускающее определенную степень девиантного поведения, протеста против действий власти. Для защиты прав диаспоры в арсенале средств воздействия на органы государственной власти и управления имеются и используются различные методы лоббирования своих интересов, коллективного давления, протестной активности, проведения митингов, шествий, манифестаций, иных массовых акций.

Другой критерий выделения моделей участия диаспор во внутренней политике принимающего государства – цели политического участия. Главным результатом, которого стремятся добиться общины, является получение необходимых им для осуществления экономической, политической деятельности, сохранения их идентичности прав в стране пребывания. Цели находят свое выражение в требованиях, которые предъявляют диаспоральные организации и объединения к органам государственной власти и управления страны-реципиента. Требования этнодиаспорных групп заключаются в достижении большей степени доступа к участию в политической системе принимающего иноэтнического сообщества (вплоть до требований полного равенства политических прав через включение в институты гражданства), однако они лишены при этом какого-либо территориального аспекта.

Еще один критерий выделения моделей участия диаспор во внутренней политике – стратегии в отношении их требований, которые избираются принимающими государствами. Такой стратегией может быть мультикультурализм, долгосрочная линия государства на постепенное вхождение диаспор в качестве полноправного и равноправного участника в общественную жизнь страны пребывания, не носящая ассимиляционный характер, а, напротив, связанная с сохранением этнического, культурного своеобразия общин. Противоположной по направленности является стратегия ассимиляции, в рамках которой диаспорам предлагается политически, экономически, культурно, этнически (за счет смешанных браков) раствориться в формируемой или уже имеющейся политической нации страны пребывания или же существовать в качестве временных жителей государства, отделенных от него особым статусом и отказом в гражданских правах, их определенным ограничением.

Особо отмечается контрпродуктивность в современных условиях изоляционистских моделей поведения диаспор, направленных на дистанцирование, сохранение своей отделенности от общества в странах пребывания и отличающихся политической апатией, а также сегрегационных моделей поведения, в которых власть проводит дискриминационную по отношению к ним политику, не только ограничивающую их права, но и подталкивающую их к выезду из принимающих государств в страну исхода или любой другой регион мира. Изоляционистские и сегрегационные модели поведения, исходя из их содержания, не являются моделями политического участия, за исключением тех случаев, когда подвергающиеся дискриминации общины используют террористические методы достижения своих целей и давления на власть.

Третий параграф посвящен анализу специфики участия диаспор во внешнеполитических процессах.

Отмечается, что влияние этнических диаспор на процессы формирования и реализации внешней политики стран пребывания может осуществляться в таких формах, как:

- учет их позиции по международным делам, обеспечение национальной безопасности теми или иными политиками в ходе предвыборных кампаний, что обусловлено возможностью за счет этого привлечь голоса избирателей;

- возможность их представителей и выразителей интересов, принадлежащих к другим национальностям, занять те или иные посты в правительстве, органах исполнительной власти, стать членами соответствующих комитетов парламента, чья деятельность по разработке, принятию и реализации законов и иных нормативно-правовых актов связана с проблемами внешней политики страны пребывания и этнической родины (нередко представители диаспор становятся советниками по внешнеполитическим вопросам при главах государств и правительств, министрами иностранных дел);

- оказание прямого или косвенного давления на руководство страны пребывания, направленного на изменение в нужную сторону позиции государства по тому или иному вопросу в сфере международных дел.

В целом, стремление повлиять на внешнюю политику страны пребывания характерно для тех диаспор, которым уже удалось адаптироваться к жизни в принимающем обществе и чьи права в различных сферах в целом обеспечиваются. Как правило, диаспоральные организации действуют в интересах этнической родины, лоббируя для нее оказание помощи финансового, дипломатического, военного характера. Степень и масштаб влияния диаспоры на внешнюю политику принимающей страны определяются ее ресурсными возможностями в политической, экономической, финансовой сфере, а также возможностями стоящего за ней государства исхода. Последнее особенно важно, поскольку в противном случае при слабости этнической родины существует риск и даже опасность того, что диаспора станет проводником и агентом политики станы пребывания, находясь под его полным контролем и будучи в форс-мажорных обстоятельствах ее заложником, если со страной исхода возникнет конфликт.

Для успешного отстаивания своих внешнеполитических интересов диаспора должна быть в состоянии мобилизовать своих членов для голосования, собрать необходимые финансовые средства, выработать политическую программу и контролировать ее выполнение. Чтобы не допустить в своих рядах фрагментации, этническая община должна создать условия, при которых она может пойти по пути передачи руководства ею в руки одного лидера (учитывая, что в дальнейшем это может затруднить институционализацию общины). Другим путем достижения единства является четкая координация действий с объединениями и организациями общин, всей диаспоры более высокого уровня.

Глава 2 «Российская диаспора в ближнем зарубежье и ее роль в реализации национальных интересов современной России» состоит из трех параграфов.

В Первом параграфе анализируются основные подходы к концептуальному осмыслению национальных интересов современной России в ближнем зарубежье.

Отмечается, что политико-компаративный анализ аргументации сторонников различных подходов к определению исторической роли России на евразийском пространстве позволяет говорить о преобладании в подавляющем большинстве позиций и концепций прямых или косвенных указаний на имперский характер миссии нашей страны и формы организации данного пространства в прошлом. Соглашаясь с ними, вместе с тем, нельзя не учитывать и те обстоятельства, которые возникли в ходе и после распада Советского Союза. В их числе, во-первых, утрата многими соотечественниками своего самосознания как имперской диаспоры и, во-вторых, нежелание практически большинства республик, входящих в СНГ, интегрироваться с Российской Федерацией политически, соглашаясь лишь на создание объединений экономического, финансового характера и для обеспечения коллективной безопасности.

Учитывая отмеченные обстоятельства, как полагает автор, России необходимо переосмыслить свою роль на данном этапе трансформации евразийского пространства, определить свои национальные интересы в иной, нежели имперская риторика, форме – в форме осознанных потребностей и приоритетов нации-государства, пока еще сохраняющего определенные позиции ядра СНГ. В этой связи необходим более прагматичный подход к определению жизненно важных интересов нашей страны на постсоветском пространстве вообще и в его отдельных регионах в частности, а также к выбору путей и механизмов реализации этих интересов. Основой последних должны стать экономические интересы страны и ее бизнеса, крупных корпораций топливно-энергетического комплекса, оборонной промышленности, авиа- и ракетостроения и т.д. Данный подход оправдан также потому, что сами новые независимые государства, их элиты и население ориентируются именно на использование возможностей России в той или иной сфере для удовлетворения своих потребностей, манипулируя транспортной, технологической, инфраструктурной зависимостью российской экономики, энергетики, военной организации и иных систем жизнеобеспечения в своих целях, иногда идущих вразрез с интересами РФ.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»