WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Начиная с 2000 года, в развитии объединенной Европы наступает важный этап, связанный с усилением геополитической мотивации расширения, в основе которой стремление ЕС к формированию нового мирового центра силы. В приоритете геополитических интересов ЕС много составляющих. Это необходимость взаимодействия с Россией как важный фактор стабильности в мире, это ориентация на США в силу военной слабости и экономического отставания, которым способствует в немалой степени форсированное расширение, связанное с приемом в ЕС менее развитых стран, находящихся на переходной стадии развития. Наряду с этим, отмечается в диссертации, общеевропейская идентичность развивается и в оппозиции к США, а Европейский союз имеет свои политические амбиции. ЕС стремится построить сильную и политически стабильную Европу, обладающую чертами конституционного государства.

Общность геополитических приоритетов лежит в основе внешнеполитических интересов ЕС. В планах дальнейшего расширения Европейского союза, связанных с возможностями военно-политической интеграции, просматривается почти полное совпадение целей ЕС и НАТО, что позволяет использовать Евросоюз в качестве западноевропейской опоры НАТО. Несмотря на то, что социально-экономические диспропорции внутри ЕС в связи с его расширением резко возросли, новые участники ЕС одобряют стратегию своего рода совмещения ЕС и НАТО.

Военные операции за пределами территории стран-членов ЕС поставили Европейский союз перед дилеммой: либо смириться с намерениями НАТО применять силу в одностороннем порядке без санкций Совета Безопасности ООН, либо вырабатывать свой собственный независимый политический курс, что приведет к усилению противоречий в трансатлантическом союзе. В конечном итоге данная дилемма решается в пользу приоритетов геополитических интересов ЕС, в которых НАТО играет роль его силовой составляющей.

Расширение ЕС на восток свидетельствует о том, что классические геополитические интересы выходят «из тени». План действий с Украиной, работа с Грузией, Молдавией, отношение к Беларуси, целенаправленная программа трансграничного сотрудничества со странами СНГ с переориентацией их политических и экономических связей на ЕС свидетельствуют о стремлении ЕС оторвать эти страны от союза с Россией. Стремление это зашло настолько далеко, что попытки реализации таких замыслов в жизнь зачастую игнорируют нежелание самих народов этих стран интегрироваться в ЕС и входить в структуру НАТО. На большом фактическом материале автор показывает проблемы и противоречия политики «нового соседства», которая была провозглашена в преддверии нового расширения ЕС на восток.

Стремление ЕС играть роль самостоятельной автономной силы во все более конкурентной международной среде обусловливает совокупность действий по решению задач, связанных с расширением протяженности и глубины пределов его политической деятельности, доступом к ресурсопотокам и процессам производства, распространением идеалов демократии и прав человека. Составными элементами стратегии расширения, определяющими геополитические приоритеты ЕС, стали:

- политика «нового соседства», стимулирующая активизацию «про -европейских» сил в странах СНГ;

- все более заметное совмещение целей и действий Евросоюза с целями и действиями НАТО;

- привлечение к сотрудничеству прикаспийских стран, обладающих крупными запасами энергоресурсов;

- целенаправленное распространение западных ценностей как универсальных ориентиров для любого современного общества.

Вторая глава «Последствия восточной экспансии ЕС для России».

В первом параграфе «Национальные интересы РФ в контексте проблем военной безопасности региона» показано, как расширение ЕС влияет на национальные и экономические интересы России.

Новая архитектура Европы на основе лишь евроатлантического сообщества без России не может существовать в стабильном качестве. В этой связи нельзя забывать о том, что в ЕС в новом формате тенденция к евроцентризму сохраняется и зачастую она превалирует над односторонней трансатлантической ориентацией.

Российское отношение к Евросоюзу строится на основе собственных национальных интересов и обусловлено в первую очередь объективными причинами. Одна из них заключается в том, что Россия и ЕС находятся на разных ступенях политического развития. Если в России наметился подъем, прошла полоса падения и снижения по всем направлениям развития, и она возвращается к понятию государства-нации, то Европа в стремлении к единству пытается преодолеть государственный национализм. Если Россия, приобретя влияние, вырвавшись из разрухи 90-х годов, стала более уверенной в себе, то у Европы наступает «кризис среднего возраста», разрастаются противоречия внутри расширенного состава ЕС, из-за чего его влияние снижается, создавая впечатление слабости и уязвимости.

Влияние этих и многих других факторов затрудняет возможности проводить долгосрочную политику, основанную на взаимных интересах. А это, в первую очередь, необходимость предотвращения распространения оружия массового поражения или установления контроля над ним. Это вопросы безопасности во всех ее измерениях, а также борьба против терроризма. Еще один взаимный интерес заключается в развитии отношений с США, которые хорошо бы повернуть от разрушительно-односторонней политики гегемонизма к эффективному лидерству в многополярном мире.

В диссертации отмечается, что концепция баланса интересов как разновидность концепции политического равновесия возвращается в содержание межгосударственной политики. Еще недавно широко распространенные иллюзии относительно тенденции к преобладанию кооперативности на основе универсальных ценностей и идеалов над тенденцией соперничества и противоборства национальных интересов сегодня явно рассеиваются. Многие аналитики приходят к выводу, что в обозримом будущем борьба за геополитическое влияние в мире продолжится, тенденции конкуренции, соперничества, и противостояния в различных регионах мира будут усиливаться23.

Приходится констатировать, что военная сила возвращается на свое традиционное место в системе международных отношений, а международное право, даже в том несовершенном виде, в котором оно было создано после Второй мировой войны, все чаще нарушается. Все чаще законы политической целесообразности срабатывают быстрее и эффективнее, а сама система международной безопасности становится все более хрупкой.

С приемом новых стран в ЕС происходит становление нового европейского порядка, в котором архитектура безопасности, унаследованная Европой со времен холодной войны, подвергается существенной трансформации. НАТО приобретает все более глобальный характер. ОБСЕ переживает период глубокого кризиса. Вдобавок к этому прочно сложившиеся отношения у России с НАТО теряют свое значение на самом европейском континенте, а организация ОБСЕ стала восприниматься как инструмент, использующийся против российских интересов.

Учитывая такие изменения, Россия выстраивает свои отношения с Европейским союзом как с самостоятельным субъектом международных отношений, стремясь участвовать в определении приоритетов и стратегических направлений в Европе и одновременно сохраняя свою роль субъекта общеевропейской политики. Здесь трудно согласиться с имеющимся в нашей литературе мнением, что Европа сегодня потеряла свою субъектность, что объединенная Европа – это «фантом», а потому отношения с ней не имеют для России интереса в процессе формирования ее внешнеполитической стратегии24.

Для решения задач сотрудничества и стратегического партнерства важнейшим условием является реализация Россией своих интересов в области безопасности. Форма и содержание «общего пространства» внешней безопасности имеют стратегическое значение, как для России, так и для ЕС. Здесь важны некоторые акценты в подходе к этой стратегии. Европейская стратегия безопасности, принятая в декабре 2003 года, подчеркивает необходимость создания вокруг границ ЕС пояса хорошо управляемых, стабильных и процветающих государств25. На практике связь европейской политики соседства с политикой безопасности дает ЕС «право» вмешиваться в дела стран-участниц этой политики. Это чревато дестабилизацией их внутриполитической обстановки, что не может не беспокоить Россию.

Интересы национальной безопасности России направлены на договорные усилия по развитию вокруг ее границ пояса миролюбивых государств. Однако соглашательская линия ЕС в вопросах размещения компонентов американской ПРО вокруг российских границ вносит в договорную стратегию России с ЕС элементы сомнения и недоверия. Автономные лидерские амбиции Европейского союза, поддерживаемые США и НАТО, сохраняют на сегодняшний день стремление играть роль лидера «мягкой силы». И для России важно стремление ЕС, хотя и не без оглядки на США, к мирному разрешению споров, к ограниченному применению силы в международных отношениях, к многосторонней дипломатии, к международному праву.

Учитывая «американские симпатии» новых государств-членов ЕС, Россия пытается выработать взвешенные позиции по отношению к ПРО, НАТО, ДНЯО, опираясь на здравомыслие государств «старой Европы». Однако поддержка НАТО и ЕС режима Саакашвили и молчаливое согласие на бомбежки Южной Осетии подорвали веру в надежность и последовательность поведения европейских стратегических партнеров по сохранению безопасности. Россия стоит сейчас перед необходимостью осмысления и переосмысления своих приоритетов в отношениях с ЕС. Концепция внешней политики «Стратегия – 2020» в современных изменившихся условиях нуждается в добавлении военно-политической составляющей. И хотя России и ЕС взаимовыгодно объединение усилий в области безопасности, как и разумное проведение политики на реальное снижение американского влияния в европейском регионе, сегодня возникают и новые, не менее важные вопросы, с учетом того, что в решении последствий грузинской агрессии и реакции на российское признание суверенитета Южной Осетии и Абхазии Европейский союз занял двусмысленную позицию.

Во втором параграфе «ЕС и экономические интересы России» рассматривается взаимодополняемость и взаимозависимость экономического сотрудничества России и Европейского союза. На большом фактическом материале автор показывает, что, несмотря на продвижение вперед в некоторых областях, стороны не смогли реализовать весь потенциал Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Одни его положения безнадежно устарели, другие не выполняются. В этой ситуации в октябре 2005 года Комитет «Россия в объединенной Европе» (РОЕ) открыл широкую научно-политическую дискуссию о судьбе Соглашения, получившую название «Соглашение о продвинутом партнерстве, учреждающем ассоциацию». Были согласованы принципиальные линии относительно сотрудничества. Считая бесперспективной постановку вопроса о вступлении России в ЕС26, Россия придерживается линии на развитие с Евросоюзом глубоких ассоциативных отношений27. Нельзя не отметить, что Россия и ЕС вкладывают различное содержание в понятие «взаимности» как основы сотрудничества. ЕС делает акцент на политическом факторе сотрудничества, Россия – на коммерческом аспекте28. В реакции Европейского союза на признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии политическая составляющая сотрудничества проявилась очень выпукло. Сможет ли ЕС поставить на первое место в сотрудничестве с Россией ее надежность как экономического партнера и привлекательность как транзитера и поставщика энергоресурсов, ответит время. Пока же энергетический вопрос – центральный вопрос сотрудничества, наиболее политизирован.

Принципиальный подход России к сотрудничеству с ЕС определяется ее заинтересованностью в интенсивной интеграции научно-технических потенциалов в области наукоемких макротехнологий в процессе формирования общеевропейского экономического пространства. Останавливая внимание на дискуссии по поводу возможной формы общего экономического пространства Россия – ЕС, автор рассматривает главную линию общеевропейского пространства, содержанием которой является конвергенция форм и методов государственного регулирования и законодательства, способствующая расширению внешней торговли, увеличению инвестиций, развитию производственной кооперации и научно-технического сотрудничества29.

В диссертации показываются трудности и проблемы сотрудничества, возникшие с новой волной расширения ЕС, причины неурегулированности калининградской проблемы, политические и гуманитарные проблемы в отношениях с Латвией и Эстонией. Большое внимание уделяется отношению России и ЕС к понятию энергетической безопасности, расхождению позиций в отстаивании национальных интересов по вопросам предоставления европейским компаниям открытого доступа к российским магистральным трубопроводам и стремления ЕС получить контроль над импортом энергоносителей из России, стран Центральной Азии и Закавказья.

Третий параграф «Антироссийский дискурс ЕС и его причины» показывает суть антироссийской риторики, которая менялась по тону и содержанию, но никогда не утихала. Напротив, она становилась сильнее и активнее по мере укрепления России и выхода ее из экономической стагнации.

Автор останавливает внимание на трех вопросах: о причинах русофобии, о том, кому она выгодна и о дальнейших перспективах ее нагнетания. Анализ русофобских высказываний проходит не как серия случайных совпадений и даже не как скоординированная, но единовременная компания, а как своего рода единая стратегия, учитывающая современную ситуацию в отношениях ЕС и России и объединяющая установки пространственной экспансии ЕС на восток, его приближение к границам РФ. Речь идет о таком ответвлении «новой геополитики», которое может быть названо «геополитикой восприятия».

Слабость Евросоюза выявилась там, где евробюрократы ожидали ее меньше всего и где они предполагали (и продолжают предполагать) обрести его силу. Речь идет о неумеренной пространственной экспансии на восток, поглощающей все новые государства и размывающей евроидентичность. В стремлении преодолеть свой «европейский комплекс неполноценности» на путях антироссийской риторики, страны Восточной Европы не приобрели статуса полноценных субъектов ЕС.

Экономическая стратегия России, ее внутренняя и внешняя политика стали основными объектами антироссийской компании, развернутой в европейских СМИ, экспертных и аналитических сообществах, властных структурах и бизнес-кругах. Именно усиление политической и экономической силы России и возрастание ее конкурентоспособности, переход к принципиально новому курсу – курсу на достижение самодостаточности и самоуважения во внутренней и внешней политике вызвали оживление антироссийских выступлений в странах Евросоюза.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»