WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

ВЕРШИНИНА МАРИЯ ИГОРЕВНА

ОСОБЕННОСТИ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОНФЛИКТОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ (НА ПРИМЕРЕ АБХАЗИИ, ЮЖНОЙ ОСЕТИИ, ПРИДНЕСТРОВЬЯ: 1992 2007 г.г.)

Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений и глобального развития

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва 2008

Диссертация выполнена на кафедре социологии международных отношений социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Научный руководитель: доктор политических наук, доцент

Г.А. Дробот

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

В.В. Барис

кандидат политических наук

В.В. Митева

Ведущая организация: Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации

Защита состоится 21 октября 2008 г. в 15-00 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.05 по политическим наукам в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы,

3-й учебный корпус, социологический факультет, аудитория 221.

С диссертации можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Московского государственного университета (1-ый корпус гуманитарных факультетов).

Автореферат разослан «____» ___________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор политических наук Дробот Г.А.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Сотрудничество всегда играло и продолжает играть фундаментальную роль в международных отношениях, являясь одним из самых эффективных механизмов взаимодействия между государствами. Рост взаимозависимости мира, возникновение и обострение глобальных проблем и, как следствие, неспособность государств решить эти проблемы в одиночку необычайно увеличили объективные потребности в расширении и интенсификации сотрудничества на мировой арене. Развитие этих процессов вызвало к жизни целую систему организаций глобального и регионального значения. После принятия устава ООН принцип сотрудничества был зафиксирован в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях, что свидетельствует о совершенствовании институциональной и правовой базы межгосударственного сотрудничества (далее – МГС), его экономической и политической обоснованности.

Идея МГС, независимо от различий в политическом, экономическом и социальном устройстве государств, неотделима от цели поддержания международного мира и безопасности. В связи с окончанием холодной войны, усилением разрушительной силы современных вооружений, нарастанием губительных последствий гуманитарных катастроф, ростом позиционирования идентичности у малых народов и т.д. роль сотрудничества в сфере поддержания международного мира и безопасности возросла. В XXI в. МГС приобретает особую значимость в свете необходимости совместного поиска адекватных форм урегулирования конфликтов нового поколения, создания возможности для их предупреждения, а в случае возникновения и обострения - для их разрешения на взаимоприемлемой основе.

Актуализации исследования проблемы МГС по урегулированию конфликтов на постсоветском пространстве способствует критика политики РФ в конфликтных регионах новых независимых государств (далее – ННГ) со стороны зарубежных лидеров и аналитиков. Вопрос ставится остро: являются действия России (а в ряде случаев коллективные действия нескольких государств СНГ) в конфликтных регионах миротворческой деятельностью - или это проявление имперской политики, рецидивы экспансионизма, утверждение собственных экономических и политических интересов в регионах, ставших «зарубежьем» Однако несмотря на многочисленные обвинения и нападки, Россия стала фактически единственным государством СНГ, добровольно взявшим на себя сложные миротворческие функции, осуществляя не только разъединение сторон, но и стабилизацию обстановки в районах конфликтов на территории бывшего СССР. Вместе с тем создание системы коллективной безопасности на постсоветском пространстве, формирование военных структур сотрудничества и объединенных миротворческих сил остаются одним из ключевых средств укрепления роли России в системе международных отношений.

В период с 1992 по 2007 г.г. Россия участвовала в урегулировании трех конфликтов на постсоветском пространстве – это конфликты между Грузией и Абхазией, Грузией и Южной Осетией, а также между Молдавией и Приднестровьем. В Приднестровье и в Южной Осетии правовой основой сотрудничества по урегулированию конфликта (в присутствии наблюдательной миссии ОБСЕ) являлись двусторонние межгосударственные соглашения. В Абхазии осуществлялись две взаимосвязанные миротворческие операции: миротворческая операция региональной организации (СНГ) на основе мандата глав государств Содружества и миротворческая операция ООН (наблюдательная миссия - МООННГ) на основе мандата СБ ООН1.

В 2008 г. сотрудничество России и Грузии сменилось военным конфликтом и разрывом дипломатических отношений. Начало новому витку конфликта дали обстрелы южноосетинских сел с грузинской стороны в начале августа 2008 года. Грузинские представители заявляли, что это ответная мера на обстрелы осетинами грузинских территорий. После последовавшего акта агрессии со стороны Грузии на территорию Южной Осетии были введены российские подразделения. 12 августа 2008 г. президент России Дмитрий Медведев заявил об окончании операции по "принуждению Грузии к миру". Какие же политические события стали катализатором нарастания напряженности между бывшими партнерами

Важную роль сыграли центробежные силы в СНГ: прозападная ориентация официальных властей Молдовы и Грузии, их стремление заменить российских миротворцев военнослужащими НАТО. Политические амбиции и решимость президента Саакашвили в восстановлении территориальной целостности Грузии привела к новым обострениям в Абхазии и Южной Осетии и ухудшению отношений с РФ.

Признание Косово «подхлестнуло» эти противоречия. Независимость сербского края Косово, населенного преимущественно албанцами, была провозглашена в одностороннем порядке косовским парламентом 17 февраля 2008 года. Официальный представитель МИДа России М. Камынин заявил, что решение по статусу Косово станет прецедентным для урегулирования конфликтов в непризнанных республиках2. Глава комитета Госдумы по международным делам К. Косачев также «дал понять, что Россия может признать независимость Абхазии и Южной Осетии, если западные страны признают независимость Косова»3. Будучи на посту президента В.В. Путин достаточно четко разъяснил российскую позицию, которая состоит в том, что «принцип территориальной целостности сейчас рассматривается как основной. Но если международное сообщество считает, что настало время изменить подход к этому основному принципу международного права, и рассматривать право нации на самоопределение как более приоритетный принцип, то … тогда это будет иметь характер более универсальный и будут разработаны более универсальные механизмы. И тогда это будет применимо и к постсоветскому пространству. В частности, в отношении Южной Осетии и Абхазии»4. Таким образом, официальные лица нашего государства задолго до признания независимости Косово заявляли, что, безусловно, данный случай будет рассмотрен российским руководством как прецедент для последующего признания территориальных образований на пространстве бывшего Советского Союза.

Стремясь упредить такое развитие событий, западные политики не устают заявлять об уникальности прецедента Косова5. Однако, на наш взгляд, и в случае Косово, и в случае непризнанных республик постсоветского пространства речь идет о применении универсального и зафиксированного в уставе ООН праве народов на самоопределение. Поэтому все попытки придать уникальный характер ситуации с Косово не выдерживают никакой критики с точки зрения международного права и являются лишь примером политики двойных стандартов6.

После одностороннего провозглашения независимости Косова официальная позиция России в отношении анализируемых конфликтов претерпела некоторые изменения. Если раньше она была одинакова для всех конфликтов - Москва декларировала «уважение территориальной целостности каждого государства, будь то Грузия или Молдова»7, то сейчас политическое руководство России дает понять, что «территориальная целостность это не абсолют: данный принцип не везде и не всегда действует как бы автоматически»8.

Так, в марте 2008 года Госдума РФ приняла заявление по Абхазии, Южной Осетии и Приднестровью. И если по первым двум государствам думские депутаты дали рекомендацию исполнительной власти рассмотреть вопрос о признании, то для Тирасполя был предложен другой вариант: договориться с Молдавией9. После признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии их новообретенный статус вселил надежду в главу Приднестровья Игоря Смирнова. Однако президент РФ дал понять, что Россия готова всячески способствовать урегулированию в Приднестровье, но в рамках молдавского суверенитета10.

Таким образом, актуальность обусловлена следующими обстоятельствами:

  • Обострением российско-грузинских отношений11, которое в августе 2008 года вылилось в войну России с Грузией и последующее признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии;
  • Критикой политики РФ в конфликтных регионах ННГ со стороны зарубежных лидеров и аналитиков;
  • Провозглашением независимости Косова, спровоцировавшей активизацию борьбы за независимость в непризнанных республиках;
  • Активизацией усилий Грузии и Молдовы по привлечению ЕС и НАТО к урегулированию исследуемых конфликтов; наметившимися перспективами Грузии по вступлению в НАТО;
  • Сложной природой анализируемых конфликтов, в которых переплетаются такие принципы международного права как право наций на самоопределение и территориальная целостность государства.
  • Повышением роли МГС как политического несилового способа урегулирования конфликтов на постсоветском пространстве, наряду с несостоятельностью силового способа их урегулирования;
  • Интенсификацией, расширением сфер МГС в современных международных отношениях и связанной с этим необходимостью исследования понятия МГС, его внешних и внутренних предпосылок возникновения, форм и видов;

Степень научной разработанности. В истории политической мысли проблема МГС разрабатывалась не только в рамках либерально-идеалистической парадигмы (что представляется очевидным) – в трудах И.Канта, Г.Гроция, В.Вильсона и т.д., но и представителями парадигмы политического реализма, начиная с Фукидида. При этом каждая из парадигм накладывает свои особенности на специфику научной разработки проблемы МГС. К примеру, реалисты исследуют данный процесс, не выходя за рамки конфликтологии - полагая, что сотрудничество организуется там, где есть конфликт или его угроза.

Так, на протяжении всего советского периода в отечественной политической науке осмысление процессов сотрудничества происходило исключительно в рамках конфликтологии. Однако в условиях глобализации МГС приобрело новые, нетрадиционные характеристики, фактически трансформировалось в новое явление и, таким образом, вышло из тени конфликтологии. На рубеже XX-XXI в.в. отечественные исследователи стали все больше и больше уделять внимание проработке соответствующей теории. Среди них можно выделить работы А.В.Левашовой, В.П.Федорова, П.А.Цыганкова, М.М. Лебедевой, М. Сафонова, А. Либмана12.

Тем не менее, проблема МГС и его значения в урегулировании конфликтов до последнего времени оставалась одной из малоисследованных в отечественной литературе. Разработки теоретических вопросов, связанных с понятием13, предпосылками возникновения14, формами и видами15 МГС имели разрозненный характер, а если и проводились, то в основном в трудах зарубежных ученых. Однако именно работы последних помогают уточнить понятийный аппарат, концептуальные подходы к проблематике МГС, являясь базисом для теоретического и методологического обоснования основных тезисов диссертации.

Вместе с тем стоит отметить разнообразие работ по конкретным проявлениям МГС – переговорам, договорам, институтам, как среди западных, так и среди отечественных исследователей16. В итоге всю существующую литературу по теме диссертации можно разделить на две группы: во-первых, это работы, посвященные концептуальному теоретическому осмыслению понятия МГС, предпосылок возникновения МГС, его форм и видов; а, во-вторых, научные исследования по конкретным проявлениям МГС. При этом вторая группа литературы по объему и степени разработанности значительно превосходит первую.

Достижения и проблемы МГС на постсоветском пространстве нашли широкое освещение в ряде работ, связанных анализом центробежных и центростремительных тенденций17, функционирующих институтов в данном регионе18. Особое внимание стоит уделить официальным выступлениям президента РФ, отражающим позицию государства и характеризующие конкретные этапы развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве19.

Для настоящей работы интересен политологический анализ региональной безопасности на постсоветском пространстве, предпринятый в диссертации Ш.М.Алхлаева20. Алхлаев проводит комплексное исследование политики обеспечения региональной безопасности России на новом геополитическом пространстве, образовавшемся после распада СССР, и в новом геополитическом окружении, характеризуемом сложностью интересов участников международных отношений. Полезным для диссертанта оказалось знакомство с работой А.Х.Нерсисяна, на основе которой было получено целостное представление об этнополитических конфликтах в Закавказье, особенностях их протекания и перспективах урегулирования21.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»